aif.ru counter
31559

Убийство при самообороне. Как доказать, что ты защищал свою жизнь?

На прошлой неделе в Челябинске к 5 годам колонии была приговорена молодая мама, по неосторожности убившая парня, пытавшегося ее изнасиловать. Когда самооборона превращается в убийство и можно ли избежать трагедии, разбирался корреспондент АиФ-Челябинск.

Как жертва превращается в убийцу

25-летняя челябинка Надежда Сонина сама поставила себя под опасность. Весной, гуляя с подругой по парку, девушка познакомилась с двумя молодыми людьми. Когда стало вечереть, компания продолжила общение дома. Однако на квартире парни стали вести себя распущеннее. Один из них начал заставлять Надежду вступить с ним в половую связь. Девушка попыталась уйти, но не тут-то было. Новый приятель перегородил ей дорогу и стал оскорблять, настаивая на близости. В итоге, пытаясь защитить свою честь, девушка взялась за кухонный нож. Удар в область груди оказался смертельным.

Сначала Надежду, обвиняли по статье 105 УК РФ в умышленном убийстве, однако затем дело было переквалифицировано в 111 статью «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего». За подобное челябинке грозило до 15 лет тюрьмы, однако суд все-таки смягчил приговор, так как девушка, воспитывающая малолетнего ребенка, написала явку с повинной. Кроме того, было учтено противоправное поведение самого потерпевшего.

Но почему же суд отверг версию о том, что молодая женщина совершила убийство, пытаясь защитить свою жизнь, превысив, как говорится в статье 108 УК РФ, пределы необходимой обороны?

Обвинительный уклон

«Грань между убийством и самообороной, приведшей к нему, очень зыбка. Тут необходимо учитывать не только материалы дела, но и отношение подсудимого к ситуации, — рассказала АиФ-Челябинск челябинский юрист Светлана Воронина. — Если человек понимает, что его жизни что-то угрожает, он пытается защититься. В этот момент потерпевший не отдает отчет в силе своих действий. Однако бывают случаи, когда обвиняемый просто пытается уйти от наказания, настаивая в суде на самообороне».

По словам юриста, неопровержимыми доказательствами применяемой обороны являются ссадины и синяки, а также порванная одежда, которую зафиксировали правоохранительные органы. Однако даже показания свидетелей и экспертов по делу порой не являются авторитетными для судьи.

«Российские суды редко применяют статью 108 УК РФ, так как наша судебная система имеет обвинительный уклон, — признается Воронина. — Кроме того, в нашей стране не работает прецедентное право. В результате исход дела зависит от профессионализма судьи, который может либо пойти по накатанной, либо докопаться до правды».

Так, в судебной практике юриста было дело жителя Магнитогорска, который защищая свою семью, убил сбежавшего из психбольницы пациента. Невменяемый мужчина ворвался во двор частного дома потерпевшего поздно вечером и лопатой начал рушить всё вокруг. Тогда магнитогорец, не имевший возможности вызвать полицию, решил самостоятельно утихомирить хулигана. Однако, отбирая лопату, в борьбе, он нанес ему несколько ударов. Через две недели нападавший скончался в больнице. И хотя все санитары психлечебницы подтверждали агрессивность пациента, которого можно было утихомирить только специальными средствами, судья не счел, действия подзащитного Ворониной самообороной.

Если возвращаться к делу челябинки Сониной, то в ее действиях суд также не усмотрел превышении пределов необходимой обороны. «Обстоятельства свидетельствовали о том, что у подсудимой не было в тот момент необходимости обороняться, — рассказала АиФ-Челябинск консультант Советского районного суда Челябинска Татьяна Печёнкина. — Поведение мужчины не предусматривало опасности для девушки, и она могла поступить другим образом. Хотя и умысла убивать у нее не было. Из-за ссоры и агрессивного поведения знакомого Надежда испугалась и взялась за нож».

Основной инстинкт

По словам челябинского психолога Марины Патовой, в таких ситуациях человек просто пытается выжить любой ценой, вероятно до конца не понимая, что происходит. Поэтому, обороняясь, он даже не раздумывает о последствиях.

«Где пределы превышения необходимой обороны, о которых говорится в уголовном кодексе, никто не знает. Ведь человек, который никогда не совершал насильственных действий, не применял силу, не может оценить ее в момент опасности. Обороняться — это естественно и правильно, — говорит Патова. — Думаю, это не психологическая проблема, а скорее судебной системы. В суде должны доказать, был ли умысел на убийство у обвиняемого».

Если же такая ситуация все-таки произошла, юрист Светлана Воронина советует идти до конца и настаивать на переквалифицировании статьи. Кроме того, после задержания не следует разговаривать с правоохранителями без адвоката, так как в состоянии шока человек может описать ситуацию не совсем корректно. Что потом будет применено против него же самого.

Вот что посоветовал директор школы безопасности «Урал» и президент Южно-Уралькой федерации русского рукопашного боя Евгений Абанькин читателям АиФ-Челябинск, попавшим в руки хулигана:

«В первую очередь, оцените ситуацию и реагируйте на нее адекватно. Если вашей жизни всё-таки угрожают, можно применить газовый баллончик. Однако им тоже надо уметь правильно пользоваться. Сработают и удары в пах, горло и кадык. Однако, применяя какие-то действия, вы рискуете спровоцировать еще большую агрессию. Поэтому для безопасности следует закреплять теоретические знания на практике во время занятий по самообороне».

Отметим, что даже убийство при самообороне не гарантирует обвиняемому свободы. Санкции статьи 108 УК РФ «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны» предусматривают наказание вплоть до лишения свободы на два года.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах