aif.ru counter
6189

«Мисс Марпл». Челябинский библиотекарь знает тайны Агнии Барто

АиФ-Челябинск №32 11/08/2016
По слухам, всю жизнь Барто обвиняла себя в гибели сына.
По слухам, всю жизнь Барто обвиняла себя в гибели сына. © / Commons.wikimedia.org

Как судьба связала графиню Толстую, Игоря Губермана и Елькиных? Почему маленькая Юнна Мориц приносила с мамой на рынок спирт? И с кем училась вдова одного из 26 бакинских комиссаров?

Ответы на эти вопросы знает Надежда Капитонова, одна из наиболее известных южноуральских библиотекарей, которую называют «книжной мамой» и даже «мисс Марпл». Долгое время она руководила областной детской библиотекой имени Маяковского, а её истории о переплетении судеб известных людей с Челябинском могут составить отдельную библиотеку.

Надежды и потери

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: Правда ли, что вас назвали в честь Надежды Крупской?

Надежда капитоноваНадежда Капитонова: Правда. Папа и мама были направлены в Академию коммунистического воспитания имени Крупской в Москве - именно направлены, так как конкурса тогда не было. Мама училась на библиотечном факультете. В общежитие академии меня, новорождённую, и принесли. Так что многое было предопределено. Как и имя, вероятно. Кстати, очень популярное в то время не только из-за Крупской, но и из-за жены Сталина. Состав студентов был необычный. С мамой, например, училась вдова одного из 26 бакинских комиссаров. Она потом стала директором музея Ленина в Москве.

В 1933 году папу арестовали. Маму - в 1935-м. Её, кстати, не сразу нашли - она работала в другом месте, а с папой они не были зарегистрированы. В то время это было распространено, лишь после войны всех строго обязывали регистрировать отношения. Когда нас в начале войны отправили в теплушке в Караганду (ехали мы туда полтора месяца), папа был единственным мужчиной в вагоне, и на него косились: мол, почему не на фронте? А у него был «билет», который запрещал иметь оружие. Но в Караганде на это уже не посмотрели и быстро отправили отца на фронт. Вернулся он в 1946 году.

- Судьбе ваших родителей не позавидуешь.

- Что вы, были гораздо более тяжёлые истории! Мне дали почитать книгу одной женщины. Она была дочерью кулака из Ивановской области.

Её семью сослали в Магнитогорск. Здесь умерли её родители, а она смогла окончить ремесленное училище. Как-то поехала она на малую родину, взяла взаймы деньги и кофту у тёти, а та сказала, что племянница её обокрала. Совсем молоденькую девушку арестовали, она прошла лагеря, лесоповалы. А потом продолжила трудовую биографию и работала на строительстве нашего Дворца спорта «Юность».

Челябинские жёны

- А почему вас однажды нарекли «мисс Марпл»?

- Наверное, потому что я люблю изыскивать необычные истории, изучать переплетения судеб. Вы знаете поэтессу Юнну Мориц? А вы знаете, что её отец, Пётр Борисович, во время войны работал в Челябинске? В списке эвакуированных он значился как начальник транспортного отряда завода № 541. Этот завод, выпускавший патроны, находился в стенах нынешнего ЧГПУ. Отец получал спирт, но он не пил, поэтому отдавал спирт жене и дочке Юнне. Они меняли спирт на табак для него на Элеваторном рынке, который находился на месте нынешнего драмтеатра. А жили Морицы в подвале дома на том месте, где после возведут магазин «Школьник».

Впрочем, о военном Челябинске есть немало интересных воспоминаний и наших земляков. Например, книга Юрия Рязанова «Родник возле дома». Он рассказывает, как играл с друзьями у развалин храма на Алом поле, ловил рыбу в Миассе. Помнит и первый, и последний день войны. Книгу издали в 1991 году в Екатеринбурге. Жаль, что мало кто её читал.

- Верно ли, что в воспоминаниях челябинцев встречаются фамилии известных людей?

- Так получилось с книгой писателя Юрия Либединского «Воспитание души» о Челябинске времён Первой мировой и Гражданской войн. Он и Александр Фадеев были женаты одно время на родных сёстрах Герасимовых (кстати, они тоже из Челябинска). Вдова Юрия Николаевича графиня Лидия Толстая была писательницей, знала Цветаеву, многих других известных литераторов. Когда я изучала биографию Либединского, нашла Толстую в Москве и убедилась, что чем человек образованнее, тем проще. Мы начали общаться, она приезжала несколько раз в Челябинск, например в 1998 году на 100-летний юбилей мужа. Тогда же быстренько вернули на стену бывшего реального училища, где учился Либединский, мемориальную доску. Во время борьбы с коммунистическим наследием (а книги Либединского считались слишком уж советскими) её убирали.

И опять переплетение судеб! Оказывается, зять графини Толстой не кто иной, как поэт Игорь Губерман! Ему предложили сделать передачу «Губерман в Челябинске - по местам Либединского». Он сразу же согласился, приехал. Я составила маршрут. Выяснила, например, что Либединский дружил и учился с одним из сыновей тех самых Елькиных. У старшего Елькина (купец первой гильдии Яков Елькин, в честь его сына Соломона, революционера, названа улица в Челябинске. - Ред.) была типография на месте нынешнего памятника нищему на Кировке.

- А вышла ли в свет эта передача про Губермана в Челябинске?

-Вышла, но не в том объёме, как задумывалась. Помню, Губерман захотел увидеть следственный изолятор, где когда-то сидел, ожидая отправки в лагерь (поэта-диссидента Губермана обвинили в 1979 году в торговле иконами и осудили на пять лет лишения свободы. - Ред.). А находится СИЗО между улицами Артиллерийская и… Либединского! Вы представляете, какая ирония судьбы?

Губерман постоял там, был очень растроган.

- Знаю, что вы общались и с Эрнстом Неизвестным.

- Для Неизвестного я нашла доказательства того, что его отец и дед жили в Верхнеуральске, чего он не знал. Но я больше общалась с его мамой, Беллой Абрамовной Дижур. Удивительная женщина! Как-то она мне сказала: «Я ещё могу принять, что мне 103-й год, но что моему сыну 80 - никогда!» У неё было необычайное чувство юмора. А познакомилась я с ней на одном скучном совещании в Свердловске. Она ведь писала детские книги на научно-популярные темы.

Кстати, Неизвестный сделал посмертную маску Либединского. Я как-то была в гостях у Лидии Толстой. Она хранила маску в картонной коробке, в каком-то детском одеяльце. Сказала мне: «Мне тяжело на неё смотреть. Если хотите, заберите в Челябинск». Я написала письмо тогдашнему мэру Тарасову, и так маска оказалась у нас в городе. Таких встреч у меня много - наверное, Бог дал мне магнитик, который притягивает интересных людей. На лекции у Кассиля

- А с кем-то из детских писателей вас сводила судьба?

- Конечно. Я ведь училась в Москве и встречала не только детских писателей. И Сталина в гробу видела - в прямом смысле. Писатели выступали на Неделях детской книги, так что видела и Самуила Маршака, и Корнея Чуковского. А Лев Кассиль выступал у нас в институте.

В 1972 году меня включили в состав первой делегации советских детских писателей в ФРГ. Там было 14 писателей и два библиотекаря - из Москвы и Челябинска. А возглавляла делегацию Агния Барто. Мы с ней практически не общались. Она будто воздвигала стеклянную стену между собой и окружающими. Общалась, но не более. Думаю, сказалась на ней личная трагедия. Она однажды отругала сына, а он обиделся, выскочил во двор, взял у кого-то из друзей велосипед, выехал на улицу и попал под машину. Рассказывают, что всю жизнь Барто обвиняла себя в гибели сына.

- Вам самой, наверное, пора написать книгу о своих встречах.

- У меня больше получается рассказывать, чем писать. Я почти 40 лет вела на областном телевидении передачу «Встреча с книгой». Хоть и работала директором детской библиотеки, а общения с детьми не хватало, и передача была как спасательный круг. Ведь я ещё 18 лет депутатом была, а это значит постоянно тратить время на всяких сессиях. Или совещания в управлении культуры, где приходилось выслушивать четырёхчасовые монологи руководителя, а если уж ругали там, так человека доводили до полуобморочного состояния.

Так что передача была отдушиной. Всякие случаи были. Однажды оператор отлучился во время съёмки, а камера съехала и показывала только мой живот. А делать нечего, прямой эфир, и я продолжаю рассказывать. Когда передачу закрыли, меня пригласили на радио. Сейчас я рада, что работаю там. Знаете, с какой формулировкой тётю Валю, Валентину Леонтьеву уволили? «За несоответствие внешнего вида». Хотя «В гостях у сказки» кому вести, как не бабушке? А я продолжаю работать, веду передачу «Брось всё и читай!» - мне без книг никак.

Досье

Надежда Капитонова. Родилась в 1931 году в Москве. Окончила Московский государственный библиотечный институт в 1953-м. Работала в областной детской библиотеке имени Маяковского в Челябинске, была её директором с 1966-го по 1986 год. В 1978-м получила звание заслуженного работника культуры РСФСР.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество