23

Жизнь на взрыве

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 04/02/2009

Похоже, разговоры о том, что Челябинский угольный бассейн давно пора похоронить, становятся реальностью. На минувшей неделе на угольном разрезе и шахте горняцкого Коркино приостановили добычу: местные энергетики - основные потребители южноуральского топлива - полностью отказались от закупок внутри области. Оставшиеся без работы шахтеры вышли на митинг.

Днями раньше несколько сот коркинских шахтеров объявили забастовку. Горняки "застучали касками" потому, что зарплата, выданная им за январь, оказалась в 10(!) раз меньше заработанной. Этой суммы некоторым коркинцам не хватит даже на коммунальные платежи.

Проблемами коркинских шахтеров в области заинтересовались на самом высоком уровне. На экстренном совещании у губернатора с участием энергетиков и представителей ОАО "Челябинская угольная компания" неожиданно выяснилось, к примеру, что на складах одной только Южноуральской ГРЭС - из-за снижения потребления энергии - угля скопилось 605 тысяч тонн, из них 500 тысяч тонн - местного. Этих черных залежей хватит на целый год.

За "неожиданными" цифрами так же скоро последовали волнения среди коркинских шахтеров, и неизвестно, чего еще ждать от этой ситуации. Но ведь проблемы в южноуральской угольной отрасли зрели перед этим социальным взрывом наверняка не один день. Корреспонденты "АиФ-Челябинск" побывали в Коркино за несколько дней до начала забастовки и консервации добычи угля.

Уголь в молоке

С автомобильной трассы один из крупнейших в мире - разрез Коркинский - прячется за длинной грядой заснеженных горных отвалов. У подножия ближайшего к дороге шлакового склона ютится узенькое кладбище. Дальше, на кучах породы, снятой с угольных пластов, оборудованы горнолыжные спуски - не пропадать же добру! За поворотом на разрез - безмятежный зимний пейзаж поселковых домиков с покатыми крышами и прямым из-за безветрия дымком из труб.

Жаль, что ветра нет! Разрез как чашу заволокло до краев молочно-сизым туманом и пахнет серой. Ребята на автобусной остановке говорят, что недавно в "яме" (так местные жители называют разрез) взрывали, и теперь из-за выдавленного из пластов газа нам ничего не удастся сфотографировать.

Оставив авто на пропускном пункте, шагаем мимо смотровой. Снег, присыпанный углем, с каждым метром вперед "мрачнеет" всё интенсивнее. С ленты сыплется вьющейся струйкой черная пыль, болтается кусок оторванного полотна. Под ним - высоко насыпанная пирамида из угля. Поодаль - штопанный ржавым железом и шифером склад. Выше - обветшало-красное здание горно-обогатительной фабрики и закопченное - администрации разреза.

Спрашиваем у покуривающих рабочих, почему мол вон тот экскаватор без дела стоит? Обездвиженная махина, "утонувшая" в овраге рядом с грузовым вагоном, производит какое-то удручающее впечатление. "Щас ещё чуток и заработает. Уголь грузить начнем!", - отвечают нам с ухмылкой.

Пока овражная машина засыпает черный "камень" в вагоны, с другой стороны у транспортерной ленты обнадеживающе размеренно крутится ковш экскаватора.

- Уголь вместе с кусками породы по ленте поднимают с разреза, - объясняет нам улыбчивый и громкоголосый Валерий, другой машинист. - Потом освобождают от камней, и этот промпродукт идет в главный корпус на сепарирование. Готовый уголь мы загружаем в вагоны.

Вот благодаря этому экскаватору разрез и живет еще - Валерий показывает на того гудящего трудягу около транспортерной ленты.

- А остановят его, - спрашиваю, - что тогда?

- Да уже и так ничего хорошего... Вот Южноуральская ТЭЦ от угля отказалась. Куда теперь сбывать?

Роза у разреза

Не нужен уголь - не нужны и шахтеры, логически рассуждают коркинцы. Половина горняков уже сегодня отправлена в вынужденные отпуска. Правда, "регрессников" (тяжелых профбольных) пока не трогают. Поговаривают, потому что таких работников в разрезе большинство. К примеру, из 9 экскаваторщиков на участке погрузки только трое пока еще не "регресс". Что же говорить о тех, кто дышит угольной пылью на разрезовском дне?

- В саму воронку сейчас мало кого загонишь, - бросает, оглядываясь через спину, Валерий. - Там же воды по пояс, технике развернуться негде, а стены вот-вот обвалятся. Если по-хорошему - надо бы разрез расширять, да поселок мешает.

- Вглубь уголь в разрезе уходит вот так - под углом, - рисует перчаткой на снегу схему угольных залежей один горный инженер из "Коркинского", наотрез отказавшийся называть свое имя. - Дорабатывать доступные участки опасно. Из-за нарушения угла наклона может случиться обвал. Не ровен час, и людей вместе с техникой засыплет.

Но если бы расширить "яму" было так же легко, как начертить это пальцем на снегу! В реальности с одной стороны разреза, прямо на краю пропасти, стоит шахта, а с другой - раскинулся целый поселок с красивым женским именем Роза. Кажется еще немного - и воронка разреза заглотнет в себя эти низкие домики с огородами. Куда переселять его жителей, и на какие деньги строить для них новые дома, чтобы "яму" расширить по всем нормам, никто не знает.

В заложниках у "ямы"

Но на этой угольной "яме" держится жизнь всего горняцкого городка и близлежащих поселков. Можно, конечно, как делают некоторые горняки, уйти на бумажно-картонное производство, разместившееся в бывшем деревообрабатывающем цехе. Или, если повезет, попасть на завод "Хенкель" в поселке Роза, ярко-желтые здания которого виднеются на горизонте. А еще по большой удаче - устроиться на цементный завод в поселке Первомайском - предприятие, выкупленное французскими инвесторами.

Но пока сами "разрезовцы" на диверсификацию своих профессиональных умений не настроены. Считают, что большинству из них переучиваться уже поздно по возрасту. Многим проще уехать из города совсем.

PS.: В музее коркинского Центра дополнительного образования детей кроме историй о судьбах первых поселенцев посетителям рассказывают о первом взрыве на каменноугольном месторождении. На музейном стеллаже выставлен макет, воссоздающий это эпохальное для шахтерского городка событие. Красно-черное от столба горной породы и пыли бумажное небо и пара игрушечных домиков с развалившимися от мощных толчков заборами и ставнями - таким предстает в музее взрыв 1936 года. Образ этот сразу хочется сравнить с тем Большим взрывом, который согласно одной популярной гипотезе, положил начало жизни во Вселенной. Но жители этого небольшого южноуральского городка считают, что главное, чтобы взрыв, с которым каждый коркинский школьник связывает историю своей малой родины, не превратился в шахтерском городке, как это было в 90-е, в социальную катастрофу и навеки не поглотил город.


СПРАВКА

Город Коркино, Челябинская область:

  • Расположен в 42 км к югу от Челябинска на территории около 50 кв км. В состав города входит несколько городских поселений.
  • Возник во второй половине 18 века как деревня, статус города получил в 1942 году.
  • Градообразующее предприятие - Коркинский угольный разрез. Кроме него здесь работают экскаваторно-вагоноремонтный, цементный, стекольный заводы, а также недавно построенные завод по производству сухих строительных смесей ООО "Хенкель-Баутехник" и цеха по производству гофрокартона и гофротары.


    КСТАТИ

    Первые сведения о наличии угленосных отложений на Южном Урале относятся к 1832 году. Челябинский угольный бассейн начали разрабатывать с 1907 г. Добычей угля в Челябинском бассейне в течение столетия занимались 76 крупных шахт и 15 разрезов. Общее количество добытого угля за этот период составило один миллиард тонн. Челябинский угольный бассейн растянулся узкой (15-километровой) полосой на 230 км - от реки Течи до реки Тогузак.

    Смотрите также:

  • Также вам может быть интересно

    Загрузка...

    Топ 5 читаемых