57

Между комсомолом и Пакистаном

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 13/02/2008

8 февраля 1988 года Горбачев объявил о начале вывода советских войск из Афганистана - в этом году исполняется 20 лет с того исторического решения. Нынешние "афганцы" уже давно отошли от военной службы, среди них руководители, банкиры, политики, рабочие... Объединяет их одно - далекая чужая страна, которая до сих пор воюет.

Директор управления Федеральной почтовой связи Челябинской области Владимир ОБРАЗЦОВ провел в Афганистане всего год, но до сих пор называет их самыми яркими и добрыми страницами в своей биографии. Как же так? Ведь столь необычная его командировка пришлась на 1985 год, который называют самым кровопролитным в той кампании - тогда погибли 2343 советских гражданина.

Страшная елочная мишура

- Наверное, потому что это была проверка себя, - рассуждает Владимир Алексеевич. - Проверка в столь экзотической обстановке - чужая страна, чужие обычаи, да еще и экстремальные условия гражданской войны. Мне тогда был 31 год, и в Афганистан я отправился в качестве советника ЦК ВЛКСМ, помогал организовывать работу Демократического союза молодежи Афганистана. Проводили агитационную работу, занимались военно-патриотическим воспитанием, готовили афганских ребят к призыву - словом, боролись за молодежь, так как молодых хотел втянуть в свои ряды и противник.

- А где находились - на более спокойном севере или на юге?

- В округе Хост, на самой границе с Пакистаном. Да там и особой границы-то не было, местные ходили кто куда хотел. Кстати, Хост - округ особый, там и говорили не на языке дари, как в остальной стране, а на пушту, из Хоста вышли почти все представители правящего класса Афганистана, вплоть до монарха. А позднее этот округ стал рассадником талибов.

- Советник - должность довольно расплывчатая...

- Ходил в форме без погон, но с оружием, конечно, не расставался. Блокнот, а рядом граната! Советники чаще всего и гибли, так как их, по сути, никто не защищал.

Спать иной раз приходилось среди ящиков с патронами и снарядами. Жили на окраине города Хост на бывшей немецкой ферме. Никакого электричества, позднее только привезли генератор, работавший два часа в день на солярке. Вся вода была привозной, местную приходилось обеззараживать с помощью специальных таблеток.

Припасы кончались быстро. Нередко ели лепешки, испеченные из муки, сметенной с пола склада вместе со всяким сором. Такой темный хлеб получался. Однажды, когда в очередной раз кончились припасы, мы с моим переводчиком Мурадом Али потрясли абрикос и наварили целое ведро абрикосового компота, правда, без сахара. Вот на этом компоте с лепешками целую неделю и жили.

Припасы доставали иногда у тех же местных жителей, которые ночью, возможно, душманами становились, а днем с нами торговали. Не все, конечно. Создавали мы колонну из 90 машин и под прикрытием двигались к пакистанской границе на рынок, где нам назначали встречу. Бывало, что и мебель в Пакистане заказывали - ее нам на ишаках через горы везли. По пути на рынок и обратно в засадах и боях теряли несколько десятков машин, в итоге из всей колонны домой возвращалось лишь от силы 40-50 единиц техники.

- Вас от засад судьба уберегла?

- Уберегла от залетной ракеты китайского производства, которая попала под мой "Лендровер". Я потом из осколков этой ракеты класса "земля - земля" создал "Лицо моей смерти" - жутковатая получилась рожица! Расслабляться нельзя было. Приходилось соблюдать определенные правила. Если, скажем, поехал в соседний кишлак, обязательно обратно надо было возвращаться другой дорогой. А смерть там иногда являлась под очень странными обличьями. Даже в виде новогодних гирлянд, которые я с той поры, признаться, недолюбливаю.

- Они были как-то заминированы, как детские игрушки?

- Нет. Я тогда полетел в Кабул с отчетом в преддверии Нового года. И грузовой самолет весь был забит гробами с нашими погибшими солдатами. А за перегородкой и вовсе тела, накрытые простынями, лежали. Мне даже пришлось сесть на гроб, больше просто мест не было. И на каждом гробу лежала новогодняя мишура и гирлянды. В Кабуле к друзьям зашел, а там елка... в этой мишуре! Я аж в лице изменился, говорю: "Ребята, снимайте, видеть ее не могу!" В общем, поменяли мишуру на игрушки, которые сами вырезали из бумаги.

Ну, Раббани, погоди!

- А афганцы вам помогали? Или вы существовали, так сказать, в параллельных мирах?

- Конечно, помогали. Очень много друзей было! Даже тамошний председатель комитета племен и народностей меня уважал, советоваться заходил. Но всё-таки уклад жизни у нас и афганцев сильно отличался. Как-то наказал я на складе сохранить два рулона бархата, чтобы потом из них лозунги сделать. Возвращаюсь из командировки, мне докладывают: склад обворовали, ничего не тронули, кроме двух рулонов. Потом устроили мы праздник для местных, смотрю, а добрая половина гостей в нарядах из того бархата щеголяет! И смех, и грех, что тут скажешь...

Пытались объяснить простым афганцам наши цели, раскрыть им глаза на истинное лицо душманских лидеров. Выпустили, например, книжицу со снимками врагов афганской революции в окружении женщин, тогда как простые афганцы еле сводили концы с концами. Иногда жутко было. Утром смотришь - ребятишки в горы хворост, да и всё, что горит, собирать пошли. Вечером возвращаются и воют на ходу - значит, кто-то на минах подорвался, кого-то тащат, а кто-то в горах остался. Мины ставили все кому не лень, а карт минных полей, как правило, не составляли.

- Тем же детям, наверное, и надо было уделять больше всего внимания. Ведь из этих ребятишек потом талибы выросли...

- Может, и не выросли бы, если бы у нас всё получилось. Мы открывали школы, парты сколачивали из оружейных ящиков, а писали дети иной раз на картонках из-под макарон. Подбирали много сирот, кормили их, отмывали и отправляли в СССР, многие учились по линии профтехобразования. В городах мы даже Дома пионеров создавали. Освобождая населенный пункт, формировали руководство, причем в него в обязательном порядке входил не только, скажем, представитель профсоюза, но и мулла. Так что местные реалии учитывали.

- Наверное, по сей день следите за ситуацией в Афганистане? Как думаете, не сделали ли мы ошибку, введя туда войска?

- Слежу, даже вырезки собираю. И никакой ошибки, введя войска в Афганистан, мы, по моему мнению, не сделали. Сами видите, что там сейчас творится. Мы опасались, что если не мы, то туда введут войска США. Так ведь и произошло. А вот толку-то? Афганцам только хуже стало. Недаром они сейчас сожалеют, что шурави ушли из их страны...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых