aif.ru counter
16

Детский крестовый поход XX века

Их было 900 человек. Детей привезли на Урал из Петрограда, спасая от голодной смерти. Чтобы вернуться домой, им пришлось совершить кругосветное путешествие - через Челябинск и Владивосток, Японию, США, Францию и Финляндию. Это был настоящий детский крестовый поход, длившийся три года.

Их было 900 человек. Детей привезли на Урал из Петрограда, спасая от голодной смерти. Чтобы вернуться домой, им пришлось совершить кругосветное путешествие - через Челябинск и Владивосток, Японию, США, Францию и Финляндию. Это был настоящий детский крестовый поход, длившийся три года.

Об этом походе умалчивали долгие годы - со времен Гражданской войны. Мало кто знает о нем и теперь. Хотя это кажется настоящим чудом - пройти через столько стран и опасностей. Через фронты красных и белых - под знаком Красного Креста.

Курган был самым щедрым

Детей привезли на Урал в 1918 году. Тогда еще никто и не подозревал, что революционный угар затянется надолго и приведет к братоубийственной войне. Родители просто хотели спасти своих детей от голода, начавшегося в Питере, - на Южном Урале с продуктами в ту пору было еще хорошо, да и от немецких войск далеко. Идея принадлежала Петроградскому союзу городов, благотворительной организации, созданной в свое время для помощи пострадавшим на войне. Среди родителей были самые разные люди - в основном разночинцы, но встречались и профессора, и рабочие. Вместе детьми на Урал отправились педагоги, повара, медики - тоже из Петрограда. Некоторые из них нанимались специально, спасаясь от голода.

Устроили детей не в Челябинске, переполненном беженцами и военнопленными, а в Миассе. Здесь в помещении казачьего лазарета (здание сохранилось, сейчас в нем располагается профессиональное техническое училище N9) разместились 450 человек - под именем Детской питательной колонии. Дети были самого разного возраста - от 3 до 15 лет, и мальчики, и девочки.

Другая группа такой же численности отправилась в местечко Курьи вблизи нынешнего Сухого Лога в Свердловской области. Там, кстати, питерским детям жилось куда менее спокойно, чем в Миассе, - к ним постоянно врывались солдаты, кололи штыками матрацы в поисках оружия и ценностей. Девочки едва успевали зашивать нехитрое имущество.

Но и в Миассе положение ухудшалось с каждым днем. Если поначалу родители могли переписываться с детьми, то потом связь прервалась. К тому же и на Южном Урале начались перебои с продуктами. Некоторые воспитатели куда-то исчезали, зато другие трудились за десятерых, но это не спасало от голода. Миасскую группу стали дробить на более мелкие, расселять по городам и хуторам, где легче было найти пропитание - питерские дети жили и в Троицке, и в Уйском, и в Сыростане. Бывало, что крестьяне с хуторов сами приходили в колонию, чтобы нанять парней повзрослее. К кому-то девочки нанимались репетиторами, а в Троицке, например, они пели в церковном хоре. В обеих группах были настоящие таланты: Валя Рогова хорошо рисовала, Иван Семенов играл на музыкальных инструментах, Женя Копосова мечтала стать актрисой.

Родители тем временем обратились за помощью к Красному Кресту. Несколько человек во главе с представителем Креста, шведским пастором Сарве, отправились на Урал. Увиденное шокировало: дети страдали от недоедания, болезней, кое-кто подался в бега, мальчишки увлеклись картами и вином. Положение удалось несколько подправить с помощью американского отделения Красного Креста - из Владивостока, где у американцев было представительство, был отправлен эшелон с продуктами, теплыми вещами и медикаментами. Удивительно, но эшелон добрался до Челябинска. К чести родителей надо сказать, что из Петрограда они тоже отправили такой же эшелон, но его задержали в Уфе, где тамошние власти передали его местным детям.

Но и груз из Владивостока лишь на время спас положение. Было решено собрать всех питерских детей в Тургояке. Группа из Курей тоже помаялась, передвигаясь в поисках еды и сносных условий от Ирбита и Тюмени до Шадринска и Кургана. Кстати, именно Курган запомнился ребятам как самый хлебосольный город. В Тургояке питерские дети провели всю зиму и весну, ожидая, что дела пойдут на лад. Но тщетно.

Стало ясно, что детей, пока не поздно, надо вернуть родителям. Но как? Путь на запад был закрыт Гражданской войной, власть в Челябинске постоянно переходила из рук в руки. Было принято решение перевезти детей во Владивосток под защиту Красного Креста.

Домой через шесть границ

Интересно, что во Владивостоке оказались и те из группы, кто сбежал раньше. Среди беглецов были действительно необычные личности. Например, двое поступили в мореходное училище и успели походить на судах по Тихому океану. Паренек по имени Юра Заводчиков и вовсе партизанил на Дальнем Востоке, но как только узнал, что его "питерские" приехали во Владивосток, тотчас к ним присоединился.

Но и у бухты Золотой Рог спокойствия не было. Наступали японцы, и американцы закрыли свое представительство. Работавший при Красном Кресте журналист Райли Аллен уезжать отказался. Сказал: "Я обещал вернуть этих детей родителям, и я это сделаю".

Но как? Кратчайший путь - через запад - был невозможен. Значит, до Петрограда надо было добираться через восток - морем. Сразу же возникли проблемы с кораблем. Никто не соглашался везти столько детей через весь Тихий океан. Наконец нашли капитана японского сухогруза - он согласился переделать свое судно, до того перевозившее уголь, под пассажирское. На переделку ушло два месяца. Естественно, все расходы легли на американский Красный Крест.

Хотя в итоге трудиться пришлось всем - мальчики оказывали во время рейса посильную помощь морякам. У них, к слову сказать, были непростые отношения с японской командой, некоторые члены которой чересчур назойливо ухаживали за девочками. Случались и столкновения. Питерским помогали чехи из числа военнопленных - часть их на том же пароходе возвращалась на родину.

Американцы старались следить за порядком. Во время долгого плавания организовали уроки английского, вообще продолжали учить детей, согласно их возрасту, организовывались концерты, спектакли.

В Сан-Франциско питерским детям устроили торжественную встречу - дарили сладости, даже фотоаппараты. Именно благодаря этим подаркам сохранилось так много снимков американского этапа того похода. Похода, который продолжался - Аллен хотел сдержать обещание. Судно через Панаму доплыло до Нью-Йорка, а далее путь лежал во Францию.

Страна мушкетеров и шампанского, в отличие от Америки, встретила детей неласково. Их поместили в пакгауз, огороженный колючей проволокой. Чем ближе была родина, тем больше появлялось тревожных признаков. Мальчикам говорили, что по возвращении их сразу мобилизуют в армию, втянут в братоубийственную войну. Но всем так хотелось домой!

Через Финляндию они всё-таки добрались до родного Петрограда. Последний из группы перешел границу в феврале 1921 года. Страна уже была совсем другой. У некоторых детей умерли родители - голод в Петрограде был нешуточный. Те из мальчишек, кто, устраиваясь на работу, честно рассказывал, где был, отправлялись в лагеря на север. Уже в ту пору связь с заграницей в СССР была поводом к репрессиям. Примечательно, что некоторые родители, узнав о прибытии судна еще во Францию, всеми правдами и неправдами выбрались за границу и встретились с детьми, поняв, что ничего хорошего от советских властей ждать им не приходится.

Большинство скрывало правду чуть ли не до 60-х годов, когда состоялись первые встречи - разумеется, неофициальные - повзрослевших участников того похода и воспитателей-американцев.

Самое поразительное, что в тех страшных условиях 1918-20 годов из 900 детей погибли лишь 9 человек! Одна из девочек утонула, в Миассе умер от лейкемии мальчик, несколько детей не вынесли тропических заболеваний при плавании через Панамский канал.

Вы думаете, Райли Аллен и его товарищи (надо упомянуть доктора Тюслера, Берла Брэмхолла, Мелани Кэмпбелл) получили какую-то благодарность от советского правительства? Как бы не так! Советский посол заявлял, что детей России собираются вывезти на плантации и в лавки, чтобы сделать из них рабов капиталистов. Даже такие просвещенные люди, как Луначарский и Чичерин, публиковали статьи со схожими обвинениями. До боли это напоминает уже сегодняшние крики отдельных правдолюбов, когда российских детей усыновляют и удочеряют иностранцы. При этом пока дети на родине, те же правдолюбы им помогать не спешат. И в ту пору о питерских детях советские власти особо не беспокоились. Если бы не Красный Крест и несколько энтузиастов, наверняка большая часть этих 900 детей сгинула бы в неразберихе Гражданской войны.

Но они выжили. Их потомки до сих пор встречаются, делятся снимками, воспоминаниями родителей, дедушек и бабушек - участников детского крестового похода XX века.

Смотрите также: