aif.ru counter
1262

Чёрная икра для 7 миллиардов

АиФ-Челябинск №38 17/09/2014
Михаил Юревич и Петр Сумин.
Михаил Юревич и Петр Сумин. © / Александр Фирсов / АиФ

Чем запомнился сотрудникам областного правительства Пётр Сумин? Почему женщины во власти мало чем отличаются от мужчин? И правда ли, что Челябинск получил имя от любовного обряда?

Об этом и многом другом наш разговор с известным южноуральским писателем, поэтом, учёным Салимом ФАТЫХОВЫМ.

Виртуальная разведка

- Салим Галимович, вы долгое время проработали на разных должностях с Петром Суминым, причём это были непростые годы. Как работалось с тогдашним главой региона?

- Пётр Иванович был системным, выдающимся человеком! Присутствие в органах управления системных людей, тех, кто прошёл ступень за ступенью по управленческой лестнице, было ещё приметой тех лет. Сегодня у нас в руководство важными сегментами экономики и власти зачастую назначаются случайные люди. 

Если же говорить о Сумине, то он не прощал непрофессионализма. А в обычной жизни был простым в общении человеком, верным данному слову, ценившим заслуги других, любящим отцом и мужем. Мне запомнилось его необыкновенное отношение к супруге Ольге Ильиничне, которая, как мне кажется, сыграла важную роль в становлении Петра Ивановича как человека и руководителя. Однажды Сумин рассказал мне, как они в молодости были в стройотряде, там подружились и полюбили друг друга, как он обещал ей в случае свадьбы прокатить на тройке с бубенцами. И прокатил ведь.

- Как так вышло, что вас пригласили в его команду?

- Это произошло в 1996 году, когда я в Магнитке был редактором газеты «Русский дом». В рамках предвыборной кампании Сумин пришёл в редакцию. Я сделал интервью с ним, мне он сразу понравился как человек прямой и честный. Видимо, я ему тоже. Победа на выборах была одержана. А через год мне пришлось уйти из газеты. Долго был безработным, написал об этом Сумину. Пётр Иванович прислал в Магнитку Андрея Косилова поговорить со мной, так я и оказался в их команде.

- И сколько лет вы проработали с Суминым?

- Неполных тринадцать. Вначале в качестве помощника, потом на других должностях, в том числе заместителем руководителя администрации. Мне посчастливилось работать с Суминым и в регионе, и в Москве при подготовке докладов на Госсовет. Однажды на Старой площади, где находится администрация президента страны, в кабинете с так называемыми сталинскими стульями он проводил заседание рабочей группы. А после него спросил меня: «Ты знаешь, кто сидел вот на этом стуле и за этим столом?» Я ответил, что нет. «Сам Леонид Ильич Брежнев… - улыбнулся Сумин. - А теперь вот мы с тобой важничаем».

Это, конечно, была его ирония над собой. Но в целом он не позволял себе легковесных суждений. В новом качестве как-то приехал я с ним на радио: Сумин волновался, курил одну сигарету за другой. Я говорю: «Не надо, сорвёте эфир». Он мне: «Отстань!» И знаете, поразило, насколько он потом спокойно стал отвечать на вопросы. Он вообще всегда говорил содержательно. И тщательно работал с текстами выступлений. Знаю это потому, что с самого начала исполнял роль его личного спичрайтера.

- Вы были свидетелем прихода Михаила Юревича во власть. Как вам сообщили о решении Москвы?

- Пётр Иванович предчувствовал, что выбор будет сделан в пользу Юревича. О его болезни узнали в администрации президента. Накануне состоялась его виртуальная встреча с Дмитрием Медведевым. Говорили минут пятнадцать. Я понял, что это разведка, Москва выясняет состояние здоровья главы региона.

Через три дня Сумин уже возвращался из Екатеринбурга в одной машине с Юревичем. Позвонил мне и попросил подготовить проект документа об отставке. Потом собрал нас всех после обеда, спокойно рассказал о произошедшем, поблагодарил за работу и вдруг обратился ко мне: «Юревич просил уговорить вас остаться». Я честно ответил: «У меня был и есть один губернатор». Через день мне ещё звонил новый вице-губернатор Олег Грачёв, уговаривал, но я отказался.

- Для многих до сих пор загадка - отношение Сумина к Юревичу. Не проясните?

- Пережить Сумину пришлось много - и слухи о смерти, когда в одной из газет появился его портрет в траурной рамке, и кампанию травли в СМИ, принадлежащих Юревичу. Поэтому отношение было, мягко сказать, прохладным. Но, к моему удивлению, оно поменялось, когда Юревич стал главой Челябинска. Сумин стал относиться к мэру, как мне показалось, почти по-отечески. Хорошо запомнил его слова: «Юревич теперь глава города - я не могу наказывать миллион челябинцев, вспоминая свои обиды и мстя за них». Кстати, именно после этого в город пошли бюджетные транши из области.

Впереди - неоматриархат

- После работы в правительстве вы стали известны как автор труда «Мировая история женщины».

- Да, очень толстая книга - она не для чтения, ею можно, например, кадки с огурцами или капустой придавливать! (Смеётся.)

Я писал, что нас ждёт нео-матриархат. Но это не означает, что к власти придут женщины. Просто они освободятся от гендерных притеснений. То, что прекрасный пол должен играть решающую роль в социуме, в нашем бытии, определяет сам архетип женщины. В своё время он позволил людям выиграть межвидовую борьбу с другими представителями рода гомо. Но в бытии «здесь и сейчас» архетип и политика - разные вещи. Когда женщины приходят во власть, они подчиняются общим правилам социума.

- Салим Галимович, а как вы относитесь к феминизму? 

- К радикальным его формам - отрицательно, хотя радикалы вроде Femen и Pussy Riot тоже нужны. Они как некий барометр, показывающий приближение бури. Женщины-пассионарии чувствуют, что в обществе что-то неладно, происходит губительный для современного человека сдвиг. Мы можем превратиться в какой-то новый вид, в киборгов со сменяемыми органами, в какого-нибудь пост-хомо интернетикуса.

- Бородатая «женщина» Кончита Вюрст - не прообраз ли этих киборгов без пола?

- Вюрст - это просто эпатаж. Но у любого вида, если превышается его численность, появляются социобиологические механизмы торможения и регуляции - распространяется тот же бисексуализм. Нас уже 7 миллиардов, и всем в силу закона возрастания потребностей хочется есть не просто что попадёт, а, образно говоря, деликатесную чёрную икру. По этой причине боюсь, что впереди человечество ждёт череда крупных межэтнических конфликтов и трагическая война севера и юга.

Челябинск - это «сорок влюблённых»

- В советское время вы работали в Узбекистане. В ту пору дружба народов действительно существовала или уже были тревожные звонки?

- Они были всегда. Бережно относились к национальному наследию в СССР лишь в конце советской эпохи. Я отлично помню, что ещё в детстве в бараках Магнитки нас обзывали нацменами, а вот в середине 70-х этого уже не было. В Узбекистане ситуация резко ухудшилась, когда в 1988 году произошли события в Фергане. Маятник качнулся в обратную сторону - раздавались призывы к русским, татарам и к другим: «Уезжайте!» 

- Слышал, что в рамках сравнительного языкознания вы выдвинули свою версию происхождения топонима «Челябинск».

- На персидском языке (а в эпоху бронзы в наших краях жили индоиранские племена) слово «чилля» означает число сорок. Сорок девушек или сорок юношей до обрядов посвящения назывались чильтанами, сорок незапятнанных, то есть святых, а после обряда посвящения их называли чильляби, то есть уже полюбившие. Не исключено, что Челябинск получил своё название от урочища Чилляби, где проводились обряды инициации.

- Подобные гипотезы рождаются в ходе этнографических и других экспедиций. Не сидится вам на месте?

- Да с самого детства так! По склонам Магнитной горы и её главной вершины Атач (возможно, когда-то там стоял зороастрийский храм огня Аташ) я лазил с первого класса, а с шестого начал пешие путешествия по Уралу. Полгода провёл в экспедиции в Арктике. Довелось и бокситы на Северном Урале искать, и воду в Кызылкумах, и петроглифы в горах. Тут как-то про меня написали: мол, лучший отдых -
в кресле. Так вот, неправда всё это.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах