Примерное время чтения: 7 минут
219

Мы должны фиксировать время. Архиву Челябинской области исполнилось 100 лет

Труд архивиста - ежедневное изучение большого количества документов.
Труд архивиста - ежедневное изучение большого количества документов. / Инна Панкова / АиФ

Объединенный государственный архив Челябинской области – учреждение во многом уникальное в научном и культурном пространстве региона. Благодаря активной издательской, научной и выставочной деятельности он давно занимает лидирующие позиции среди российских региональных архивов.

Сегодняшний всплеск интереса южноуральцев к краеведению, к изучению  истории своей семьи и родного края во многом стал следствием многолетней просветительской работы архивистов, их активного взаимодействия со СМИ, школами, общественными организациями.

Перелом в архивном деле

Столетний юбилей ОГАЧО – хороший повод поговорить об истории самого архива, о его эволюции от статуса «закрытого учреждения» до политики максимальной информационной открытости, которую архив последовательно проводит на протяжении многих лет. Наш собеседник – главный археограф ОГАЧО Галина Кибиткина.

– Галина Николаевна, когда архив перестал быть просто местом, где хранятся документы?

– Я считаю, что перелом в архивном деле произошел в 1990-е годы, именно тогда началась активная работа по рассекречиванию огромного массива документов, которые раньше были недоступны ни для исследователей, ни для обычных граждан. В 1991 году была создана специальная комиссия, ей передавали фонды партийного архива, затем все партийные документы стали частью наших архивных фондов. Были там и документы из «особой папки», которые содержали партийную и государственную тайну.

Там была информация об эпидемиях, несчастных случаях на производстве, перебоях с продовольствием, о ситуации в оборонной промышленности и аварии на «Маяке» и т. д. После рассекречивания эти документы стали достоянием исследователей, краеведов и журналистов. Эти документы заметно обогатили историю Южного Урала, насытили ее новыми фактами. Стало понятно, что изучение архивных документов позволяет восполнять «белые пятна» в истории, отвечает на вопросы, на которые раньше не было ответов.

Важно отметить, что работа по рассекречиванию идет непрерывно. Например, большой массив рассекреченных документов, рассказывающих об эвакуации на Южном Урале, позволил нам подготовить уникальный сборник «Путь к победе», в котором содержатся ранее неизвестные исследователям факты и цифры.

Вообще, что касается научной и издательской деятельности, то наш архив каждый год выпускает не менее трех-четырех изданий: это либо сборники статей, либо сборники документов. Также ежегодно мы проводим две всероссийские научные конференции: «Генеалогия и архивы» и «Архив в социуме – социум в архиве», в которых участвуют десятки ученых со всей страны.

«Приходили в гости с тортиком»

– Зачем архив формирует фонды личного происхождения? Ведь в советское время подобной практики не было…

– Такая практика была, но тогда это направление не считалось важным, и фонды формировались по остаточному принципу. Конечно, с тех пор все круто изменилось. Надо сказать, что архивисты последние 20 лет не просто ждали, когда, скажем, какие-то известные, знаковые люди Челябинской области придут и принесут им свои документы. На самом деле, за созданием личных фондов стоит долгая, кропотливая, системная работа, которая остается «за кадром».

Люди бывают разные – общительные и не очень, недоверчивые, закрытые… Чтобы конкретный человек или члены его семьи передали личные бумаги, фотографии, вещи в архив, надо наладить с ними нормальное общение, показать заинтересованность. Допустим, к пожилым людям, к ветеранам наши сотрудники по нескольку раз приходили в гости, с тортиком, с гостинцами. Устраивали экскурсию в архивные фонды, чтобы показать, как документы будут храниться. Потому что человека нужно расположить к себе, завоевать его доверие. А без доверия никто никакие ценные экспонаты в архив не отдаст.

Конечно, настроения в обществе меняются. Растет интерес к человеку, стала чрезвычайно популярной история обычной, повседневной жизни. На данный момент в архиве – 126 личных фондов. За прошедшие годы у нас сформированы личные фонды известных людей, сыгравших значительную роль в истории Южного Урала, – это Николай Патоличев, Михаил Соломенцев, Петр Сумин, архитектор Евгений Александров и т.д. Но нам важны не только известные люди, каждый человек может стать фондообразователем.

Сегодня если человек отдает свои документы (фотографии, вещи) в архив, создает личный фонд или коллекцию – это значит, что он оставляет свою частичку в истории. Каждый южноуралец внес и вносит свой вклад в развитие нашей области. И неважно, кто он – крестьянин, артист, ученый, учитель, врач…

В ОГАЧО регулярно проходят тематические выставки.
В ОГАЧО регулярно проходят тематические выставки. Фото: АиФ/ Инна Панкова

Фотографии приходилось покупать

– Насколько я знаю, в 1990-е годы челябинские архивисты столкнулись с недостатком фотодокументов.

– Это правда, нехватка визуального материала была острой проблемой. А как быть архиву без фотографий?  Они нужны для выставок, изданий, тематических экспозиций. Они необходимы, когда мы готовим статьи для СМИ, делаем медийные проекты на исторические темы. Не зря же говорят: лучше один раз увидеть…

К тому же сами 90-е годы были таким событийным временем, все вокруг стремительно менялось, появлялись и исчезали партии, новые газеты, организации. Мы так хотели все это запечатлеть! Потому что понимали: завтра эти бурные перемены станут историей, а архивисты обязаны фиксировать время, фиксировать современность.

Поэтому купили тогда для архива камеру и фотоаппараты, наши сотрудники ходили и фотографировали – улицы, строящиеся здания, пикеты, митинги партий… Кроме того, мы вели работу с фотокорреспондентами СМИ, чтобы получить от них снимки старых времен хорошего качества. Кто-то передавал нам фотографии безвозмездно, у кого-то приходилось их выкупать.

В начале 2000-х придумали акцию «Пополни историю», то есть обращались к людям через СМИ и просили приносить в архив фото из семейных альбомов. Теперь, конечно, принимаем на хранение и фотографии в электронном виде, но от традиционных бумажных фото тоже не отказываемся.

В общем, по сравнению с советским временем объем кино- и фотодокументов увеличился в два раза.

– Кстати, представители молодого поколения вправе сказать нам, что архивные фонды могут существовать только в электронном виде, тогда вообще не надо в архив приходить, что-то тут изучать, читать…

– Мне кажется, изучать подлинники документов на бумажных носителях очень важно для исследователей и для всех, кому интересна история. Мы же знаем разницу между подлинником картины знаменитого художника и репродукцией. Вот и здесь примерно то же самое.

Допустим, документы 1736 года, касающиеся создания Челябинской крепости, можно и на электронном ресурсе посмотреть. Но представьте: вы держите в руках документ, к которому прикасались люди, жившие более 200 лет назад! Это пробуждает в человеке ни с чем не сравнимые ощущения, эмоции, вы чувствуете связь времен.

Кроме того, сохранность документов на электронных носителях только на первый взгляд кажется незыблемой. На самом деле, это глобальная мировая проблема. А вдруг случится какой-то масштабный технологический сбой? Что тогда? А бумажные носители доказали свою долговечность, прошли проверку временем. Многие поколения архивистов собирали, реставрировали, бережно хранили, изучали огромные массивы документов для того, чтобы мы имели возможность знать историю Южного Урала без «белых пятен», вспомнить забытых героев, открыть в этой истории новые страницы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах