163

«Дома обкуривали серой». Сто лет назад на Южном Урале бушевала эпидемия

Медицинских кадров в Челябинской губернии катастрофически не хватало.
Медицинских кадров в Челябинской губернии катастрофически не хватало. ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области»

Ровно сто лет назад Южный Урал был охвачен эпидемией, причем не одной, а сразу несколькими. В годы Гражданской войны и в начале 1920-х годов на Челябинскую губернию волнами накатывали то холера, то различные виды тифов – брюшной, сыпной, возвратный… О неблагоприятной эпидемической ситуации на Южном Урале в то время могут рассказать документы Объединенного государственного архива Челябинской области.

Комиссия по тифу

К началу 20-х годов страна уже 6 лет находилась в состоянии войны – сначала Первой мировой, потом Гражданской. Кстати, до войны Челябинск не мог особо похвастаться ни чистотой, ни благоустройством, ни развитой инфраструктурой. Военные действия, идущие на территории Челябинской губернии, основательно разрушили и то, что было создано в начале ХХ века.

Добавьте сюда скученность населения, голод, катастрофический недостаток медикаментов и медицинских кадров – все это стало питательной средой для развития инфекционных болезней. Новая власть пыталась взять ситуацию под контроль. 29 октября 1919 года было принято Постановление реввоенсовета 5-й армии, Сибревкома и Челябинского губревкома о создании губчекатифа – чрезвычайной комиссии по борьбе с тифом.

«Город Челябинск и вся Челябинская губерния объявляются неблагополучными по эпидемиям сыпного и возвратного тифов. В целях объединения и успешности борьбы с вышеозначенными эпидемиями организуется чрезвычайная комиссия под председательством члена Ревсовета армии т. Устичева с чрезвычайными полномочиями», - говорится в постановлении.

При знакомстве с документами обнаруживаются параллели с сегодняшним днем. Сто лет назад для борьбы с эпидемиями также проводили дезинфекцию помещений и вводили что-то вроде карантина.

Ведущий археограф ОГАЧО, кандидат исторических наук Сергей Кусков в своей статье «Фонд Челябинского губревкома как источник сведений о здравоохранении Южного Урала» приводит следующие факты:

«В советских учреждениях для предупреждения заражения производилось обмывание полов и стен дезинфекционным раствором. Летом-осенью 1919 года были организованы четыре дезинфекционных отряда. Их работники объезжали селения Челябинского уезда и обкуривали серой дома заболевших тифом. В связи с эпидемией тифа в ноябре 1919 г. были закрыты все городские училища, а их преподавательский состав направлен на проведение культурно-просветительской работы в уезде».

«Ничтожность врачебных сил»

Имеющихся больниц для лечения заболевших тифом, естественно, не хватало. Тифозными больными было занято здание Челябинской городской больницы, работу продолжали только хирургическое и родильное отделения. Кроме того, под госпитали для больных тифом отдали здания Челябинского реального училища (ныне учебный корпус ЮУрГАУ), Челябинского станичного правления и даже тюрьмы. В Копейске под больницу передали здание ревкома.

Сто лет назад выражение «тифозный барак» использовалось не в переносном, а в самом прямом смысле.

– Особенно высокая заболеваемость сыпным тифом была среди военнопленных и беженцев периода Первой мировой войны. Осенью 1919 года в Челябинске выполнялась задача по выселению этой группы населения по деревням Челябинского уезда. В деревнях они за еду работали батраками. Тифозные бараки организовывались и в сельской местности. Например, в станице Травниковской для этих целей был занят дом священника, – рассказывает Сергей Кусков.

Положение с врачебными кадрами точно охарактеризовано в документе из фонда Челябинского ревкома – отчете начальника литературно-инструкторского поезда. Например, работники поезда обследовали больницу и тифозный барак в Миасском заводе. Особое удивление инструкторов вызвала «ничтожность врачебных сил, которыми располагали периферийные лечебные учреждения: в Миассе на весь поселок имелся только один врач, в Копейске практиковали два врача».  

Здесь же приводятся следующие цифры: из 720 работников Миасского напилочного завода 40% переболело тифом, четвертая часть из числа заболевших умерли.

Холеру привезли по железной дороге

Осенью 1920 года эпидемическая ситуация по-прежнему оставалась сложной.  27 октября 1920-го вышло постановление президиума Челябинского губисполкома о мерах подготовки к эпидемии тифа. В первую очередь, губернии были нужны мыло, дрова, белье, солома:

«Предложить ГСНХ (губернский совет народного хозяйства) дать в счет наряда губздравотдела 100 пудов мыла. Предложить губкомтруду принять меры к подвозке минимально количества дров, необходимого для гражданских и военных бань. ГСНХ принять меры к скорейшему выполнению заказов на белье для губздравотдела. Предложить губпродкому принять меры к снабжению больниц соломой для тюфяков».

В другом документе (отчете Челябинского губздравотдела о состоянии медицинской службы губернии на май 1922 г.) говорится о том, что в 1921 году Южный Урал охватила холера. Причем, по мнению авторов документа, холеру в губернию привезли «пришлые люди» по железной дороге:

«Из всех эпидемий в 1921 году большее распространение имела холера. В минувшем году эпидемия возникла в конце июня, причем в первую очередь были поражены местности, прилегающие к железной дороге. Самого сильного развития она достигла в июле и затем стала резко падать. Первые случаи были обнаружены на станции Челябинск, больными оказались пассажиры, приехавшие из Самары».

«Налагаются штрафы»

В этом же отчете подробно рассказывается о плохом санитарном состоянии Челябинска и об отсутствии благ цивилизации:

«Санитарное состояние городов оставляет желать много лучшего –вследствие, с одной стороны, слишком большой скученности от размещения пришлого населения (беженцев, выселенцев голода и т. д.), и с другой стороны — вследствие отсутствия транспорта, ассенизационного обоза и других учреждений, нужных для правильной поддержки санитарного состояния.

Канализации во всей губернии нет. Водопровод имеется в городе Челябинске с суточной дачей 100 000 ведер, при потребности населения 500 000 ведер, пользуется им лишь часть населения, остальные пользуются водой из реки и колодца. Баня всего лишь одна, которая вследствие ее небольших размеров не может удовлетворить в достаточной степени населения. Водопровод в уездных городах вовсе отсутствует».

Надо сказать, что для того, чтобы справиться с эпидемией, власти использовали и такие знакомые методы, как штрафы для несознательного населения.

«Борьба с тифом в настоящее время ведется путем изоляции больных, госпитальным лечением, дезинфекцией и дезинсекцией помещений, белья и одежды. Широкое применение этих средств тормозится, с одной стороны, вследствие недостатка больничных коек, ввиду ограниченного отпуска оборудования, медикаментов, дезосредств, и, с другой стороны, самим населением в деле проведения санитарно-гигиенических мероприятий.

Инспекторами производятся обследования санитарного состояния дворов, улиц, площадей, различных торговых заведений, продающих съестные припасы, на предмет чистоты и соблюдения установленных правил. На виновных составляются акты, налагаются штрафы».

Какую-то планомерную статистику о числе заболевших и погибших в эти годы от тифа и других болезней в документах мы не найдем. Ведение такой статистики осложнялось еще и высокой смертностью от голода. По словам Сергея Кускова, в лечебных учреждениях сведения о числе заболевших и умерших не систематизировались.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах