aif.ru counter
392

«В расчет не получил ничего». Почему рабочие заводов бастовали при Сталине

Даже в секретных документах не использовали слово «забастовка», это называлось «групповое прекращение работы».

Магнитогорск являлся флагманом советской индустриализации, но и здесь на одном из предприятий произошла забастовка рабочих.
Магнитогорск являлся флагманом советской индустриализации, но и здесь на одном из предприятий произошла забастовка рабочих. © / ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области»

Согласно официальной советской пропаганде, рабочие забастовки ушли в прошлое вместе с «проклятым капитализмом». На самом деле, на протяжении всего периода существования СССР начиная с 1920-х годов, в разных концах страны вспыхивали рабочие волнения. Где-то они заканчивались массовыми беспорядками и даже расстрелами, где-то события развивались по более мирному сценарию.

В истории Челябинской области тоже были рабочие выступления «еще при Сталине»: в 1950 году забастовка произошла на кирпичном заводе в Магнитогорске. Об этих событиях мы можем узнать из документов фонда «Особая папка», хранящихся в Государственном областном архиве.

«Не оглашать в печати»

На всех документах, касающихся магнитогорской забастовки, стоит гриф «совершенно секретно». Впрочем, самого слова «забастовка» там нет. В документах речь идет о «групповом прекращении работы». Понятно, что не стоит искать упоминаний об этом событии в газетах: никакая цензура такие новости бы не пропустила.

Запрет на подобную информацию был сформулирован в секретной «Краткой инструкции – перечне об охране гостайн в печати» от 12 августа 1930 года. Там говорилось: «Не разрешается оглашать в печати сведения о забастовках, массовых антисоветских манифестациях, а также о беспорядках и волнениях в домах заключения и концентрационных лагерях».

Как сказано в исследовании «Коллективные трудовые конфликты в СССР в 1930-50-х гг.» (авторы – кандидаты исторических наук Владимир Орлов и Сергей Богданов), массовые рабочие выступления начались еще в начале 1930-х годов. Основные причины забастовок – низкая зарплата, тяжелые условия труда, перебои с продовольствием.  В последующие годы протесты – от невыходов на работу до массовых беспорядков – не утихали: «На отдельных предприятиях Свердловской области имели место коллективные отказы от выполнения работ в 1949-м и в последующие годы. В июле и августе 1953 г. наблюдались беспорядки и забастовки на шахтах № 29 и «Капитальная» в Воркуте. Позднее забастовочную эстафету подхватили горняки шахты №18. Эти выступления были подавлены органами внутренних дел».

А в Магнитогорске в июле 1950 года рабочие кирпичного завода прекратили работу и потребовали созвать собрание с участием заводского руководства.

«Серьезные извращения в оплате»

О том, как развивались события, мы можем узнать только из архивных документов. Читаем протокол заседания бюро Челябинского обкома от 7 августа 1950 года: «10 июля текущего года две группы рабочих кирпичного завода № 1 треста «Магнитострой» прекратили работу во второй смене на 2 часа и в третьей смене на 1 час 30 минут. После превращения работы рабочие потребовали созыва собрания с участием администрации завода и треста для выяснения вопросов неудовлетворительной организации труда, низкой зарплаты и бездушно-бюрократического отношения к рабочим со стороны руководства завода и треста».

Главные причины, подтолкнувшие рабочих к отчаянным действиям, – низкая зарплата и тяжелые бытовые условия. Зарплата на заводе начислялась таким хитрым способом, что по итогам месяца работники получали только половину заработанного, а то и совсем не получали ничего.

Как выяснилось при проверке, на заводе процветала система обсчета рабочих. Чтобы обмануть людей, мастера завода и вышестоящее руководство использовали разные методы: они занижали объемы произведенных работ, не передавали наряды в расчетную часть, «забывали» учесть выполненную работу в документах. В протоколе говорится: «Имеются факты неправильного расчета и больших удержаний, в результате часть рабочих не только не получают на руки зарплату, но и остаются должны заводу».

Отдельно сказано о том, как живут рабочие: «Жилищно-бытовые условия рабочих, прибывших по оргнабору, совершенно неудовлетворительные. Рабочие поселены на поселке Дзержинском, на расстоянии 15 км от завода, в бараках по 2-3 семьи в одной 10-12 метровой комнате».

«Остался должен заводу»

В другом документе – докладной записке первому секретарю Челябинского обкома ВКП (б) А. В. Аристову – есть данные о махинациях при начислении зарплат. Читаем: «По вине мастера Белоглазова в июне была обсчитана бригада формовщиков (не записана разгрузка 60 тонн угля) на сумму 107 рублей, по вине начальника цеха № 1 Старовойтова было обсчитано звено Галиулиной из 4 человек – на 75 тысяч кирпичей, выполненных рабочими, но не представленных к оплате».

А теперь о том, как обманывали простых рабочих:

«Чижан М.В. В июне у нее было 25 рабочих дней, она была обсчитана и по расчетной ведомости ей насчитали всего за 12 рабочих дней 173 руб, Получила аванс 200 руб., в расчет не получила ничего, осталась должна 84 рубля.

Веселова В.В. разнорабочая. В июне за 20 рабочих дней заработала 297 руб. получила аванс 250 руб. в расчет ничего, осталась должна заводу 42 рубля.

Белова А.В. укладчица. В июне за 21 рабочий день заработала 379 руб, получила аванс 180 руб, в расчет – 5 рублей.

Хусаинов М. моторист. В апреле за 20 рабочих дней заработал 473 рубля, получила аванс 350 руб., в расчет не получил ничего и остался должен заводу 113 рублей».

Кроме того, в махинациях участвовали и сотрудники ЖКХ, которые брали с рабочих двойную оплату за жилье: «Имеют место случаи, когда рабочие сами платят квартплату по месту жительства, и в то же время ЖКО треста вторично через бухгалтерию удерживает квартплату за один и тот же месяц. Так незаконно были обсчитаны рабочие Гаврилова, Намученков, Плетнева и Хусаинова».

«Снять директора с работы»

В документах ничего не сказано о каких-либо беспорядках или санкциях по отношению к рабочим. Возможно, забастовщики и понесли какое-то наказание, но в резолюциях обкома об этом речь не идет. Наоборот, в докладной записке говорится о том, что в произошедшем виновато руководство кирпичного завода и треста «Магнитострой». Эти руководители побоялись даже поговорить с рабочими во время забастовки:

«Зная о создавшемся положении на заводе, хозяйственнее, партийные и профсоюзные руководители треста необходимых мер не принимали. Проявили политическую беспечность в том, что, имея сигналы об организованном прекращении работы, не реагировали на это чрезвычайное происшествие, даже не явились на собрание, созванное по требованию рабочих».

В результате кто-то из руководителей был уволен, кто-то лишился партийного билета: «Бюро Магнитогорского горкома ВКП (б) вынесло решение об исключении из партии и снятии с работы директора завода Мизерова, снятии с работы начальника цеха № 1 Старовойтова, исключении из партии секретаря парткома завода Тарбазанова, Вынесло строгий выговор с предупреждением главному инженеру Гаркави, строгий выговор с предупреждением – управляющему трестом «Магнитострой» Гуревичу».

Забастовка привела к тому, что в обкоме решили выяснить, как обстоят дела на других предприятиях: «Обязать Магнитогорский горком ВКП (б) принять необходимые меры по устранению недостатков на кирпичном заводе и в связи с этим проверить состояние дела и на других предприятиях и стройках города».

Таким образом, рабочие, протестовавшие против несправедливых зарплат, добились своего. Но для этого им пришлось нарушить закон и рисковать собой – ведь никто не знал, чем эта отчаянная акция могла закончиться.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество