aif.ru counter
141

Как выжить нашему селу? Южноуральские деревни ранили - агрогорода не построили

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. «АиФ-Челябинск» 17/04/2013
Фото: Александр Фирсов

Челябинская область, 18 апреля - АиФ-Челябинск. Ситуация на Южном Урале, конечно, не такая, как в Нечерноземье, однако проблемы всё те же: недостаток работы, плохая инфраструктура, отток населения в города.

Что скрывает крапива

Некоторые энтузиасты стараются сохранить в памяти хоть что-нибудь от исчезающих деревень. Так, челябинский этнограф и краевед Владимир ТЕПЛОВ уже много лет составляет «Книгу памяти российских деревень».

- В некоторых местах от деревень только урочища остались - это прямоугольники, поросшие крапивой. Почему-то на таких местах одна крапива и вырастает, - вспоминает учёный. - Сёла я искал следующим образом. Изучал списки избирательных округов и участков, которые публикуются в газетах с 1937 года. Составлял перечни населённых пунктов на конец каждого десятилетия, сверял их друг с другом. Очень мне помог справочник «Населённые пункты Уральской области» 1928 года издания, состоящий из 16 книг.

Все началось с 1939 года, когда вышло постановление об уничтожении хуторов и мелких деревень, которые не вписывались в колхозную систему.

Потом деревню проутюжила война. В иных селениях не осталось ни одного мужчины - старики, женщины и дети были вынуждены переселяться. Очередной удар пришёлся на 1958 год, когда заговорили о неперспективных деревнях и о том, что крупные сёла нужно преобразовывать в так называемые агрогорода.

В Челябинской области перед коллективизацией у нас насчитывалось 2 800 деревень, а сейчас осталось лишь 1 200, то есть исчезла практически половина. Особенно пострадали Октябрьский, Троицкий, Увельский, Верхнеуральский районы, где было множество мелких деревенек, образованных переселенцами из малоземельных губерний. Нязепетровский и Чебаркульский районы тоже понесли большие потери (здесь в своё время стояло немало хуторов). В вышеперечисленных районах исчезло от 50 до 80% деревень.

Впрочем, в Челябинской области населённые пункты не только исчезают, но и появляются. За последние несколько лет на карте возникли посёлки Кедровый в Нязепетровском районе, Вавиловец в Кременкульском и даже посёлок Аркаим, что находится в Брединском районе по соседству со своим легендарным прародителем. В Еткульском районе сразу несколько деревень пополнилось за счёт переселенцев из Казахстана.

В Троицком районе не так давно собрание депутатов одобрило инициативу местного фермера Владимира Савинкова, в прошлом военного вертолётчика, о восстановлении его родной деревни Белошумаково в статусе населённого пункта. Фермер практически только своими силами пытается возродить деревню в течение 20 лет («АиФ-Челябинск» писал об этом). Когда-то Белошумаково пало жертвой советской политики по укрупнению сёл. А вот сейчас тут уже есть жители (правда, большинство пока составляют приезжие работники, которых нанимает Савинков). Именно то обстоятельство, что в деревне без статуса невозможно прописать работников, и подвигло фермера обратиться к законодателям. Кстати, в своё время Савинков на своём вертолёте подбирал космонавтов в составе лётного отряда (до сих пор базирующегося в Троицке), был знаком с Алексеем Леоновым, а теперь трудится исключительно на земле - выращивает зерно, разводит свиней и коров.

Но на все умирающие деревни таких энтузиастов не хватит. Проблема в том, что и во многих существующих сёлах всегда есть риск скатиться в вымирающие. В целях экономии закрывают сельские больницы, вынуждая местных жителей обходиться услугами фельдшерского пункта, а по более серьёзным случаям отправляться иной раз за сотни километров в сельские больницы.

Решить проблему пытались, выделяя аж по миллиону рублей молодым специалистам. Говорили об этом много и громко, а вот про то, что трое из решившихся взять «подъёмные» врачей, не дрогнув, вернули деньги и возвратились в город, упомянули мимоходом. Даже миллион не помог. Своё нежелание работать на селе объяснили просто: нет нормального места отдыха и круга общения.

Север против юга

Положение южноуральских сёл разное: на юге области селяне живут получше, чем на севере. Варненский, Брединский, Карталинский районы отличаются тем, что имеют крупные аграрные комплексы, которые питают деревни.

Относительно благополучными можно назвать и районы, которые прилегают к Челябинску, - Сосновский, Красноармейский. Именно здесь немало деревень нового типа, заселённых преимущественно дачниками.Гораздо более тяжёлое положение в сёлах горнозаводской зоны и на севере. Условия для сельского хозяйства здесь не столь благоприятны, а на севере к этому добавляются ещё и экологические проблемы - Восточно-Уральский радиоактивный след. Впрочем, и тут предпринимаются попытки запустить крупные проекты. К примеру, в Кунашакском районе строится несколько птицеводческих комплексов, а китайцы собираются создать обувное и мебельное предприятия.

Эти проекты реализуются при поддержке областных властей, которые определённую ставку делают и на строительство дорог в сельской местности. По признанию самого губернатора, у нас есть деревни, где асфальт не менялся в течение 30 лет. Сами дорожники рассказывают, что нередко главы районов выделенные средства стараются «растянуть» на максимально возможное число километров, чтобы потом удивить вышестоящее начальство объёмами. Понятно, что при этом экономят на всём.

Словом, путь южноуральских деревень к светлому будущему пока в ухабах. Главное, чтобы путь этот не закончился у очередного урочища, заросшего крапивой.

Справка

В целом по России наиболее пострадала от сокращения сельского населения Кировская область, где из 17 тыс. деревень осталось только 5 тысяч. Но есть и обратные примеры. Скажем, Республика Чувашия, где многим деревням уже не одна сотня лет.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах