71

В ожидании обещанного жилья копейская семья живёт в бывшей бане

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. «АиФ-Челябинск» 11/08/2010

Письма и звонки приходили из самых разных городов и районов области. Сразу стало ясно, что, несмотря на все победные доклады власти, проблема была и остаётся актуальной, как никогда.

Мы постараемся осветить постепенно все случаи, а пока расскажем о мытарствах нескольких семей из Копейска. Этот город мы выбрали не случайно, так как спутник Челябинска до сих пор занимает незавидное лидерство на Южном Урале как населённый пункт с наибольшей долей ветхоаварийного жилья.

Пепелище на пепелище

Часто ветхое жильё существует только на бумаге, давно уже не выдержав испытания временем. Татьяна Сорокина долгое время проживала в доме № 15, что на Линейной улице Копейска. В 2008 году её дом был признан аварийным, и в том же году был полностью уничтожен пожаром. По договору соцнайма Татьяне и её сыну было предоставлено временное жильё - комната в трёхкомнатной квартире. Жильё приходится делить с двумя пенсионерками, кухня общая.

Но и после временного им обещают дать опять же лишь комнату в коммуналке, хотя по Жилищному кодексу взамен уничтоженной квартиры им полагается отдельное жильё. Сейчас Сорокины пытаются доказать своё право в суде.

Продолжает утомительную беготню по судебным инстанциям и Михаил Пахомов. Всю жизнь он прожил в доме № 113 на улице Железнодорожная. В 2008 году в результате пожара дом получил серьёзные повреждения и стал непригодным для проживания. Михаил был вынужден переехать в съёмное жильё. В 2009 году дом был снесён, и на его месте появилась строительная площадка.

- Земельный участок, на котором прежде стоял мой дом, был передан МУ «КГО «Управление строительства», - рассказывает Михаил Пахомов. - При этом вопрос по переселению лиц, зарегистрированных по адресу, администрация КГО не решала и, как следует из ответов на наши запросы, решать вовсе не намерена. По сути, меня в нарушение Конституции лишили всяких прав на моё же жильё!

По словам Михаила, дом был приобретён его родителями в собственность ещё в 1953 году, есть и домовая книга, где велась регистрация лиц, имеющих право пользования жилым помещением.

- Но есть случаи и потяжелее, - признаётся наш собеседник. - Тут недалеко в посёлке проживает пожилая семья, которая и вовсе вынуждена жить в бане! Своего жилья, признанного ветхоаварийным, они тоже лишились по причине пожара.

Надо сказать, что вокруг Копейска расположено немало посёлков, состоящих из бараков постройки ещё 30-50-х годов прошлого века. Возникали они по соседству с шахтами. Сейчас и шахты многие закрылись, и посёлки приходят в запустение. Бараки разваливаются на глазах и выглядят ужасно, но и там до сих пор живут люди - куда деваться? Вот только полыхает периодически то тут, то там.

- А я вам скажу, почему эти бараки часто горят, - говорит Михаил. - Я сам в своё время работал пожарным, насмотрелся. Построены они большей частью из самана, деревянные перекрытия давно высохли и обветшали. Если огонь где-то загорится, то распространяется быстро и локализовать его просто не удаётся. Если ехать мимо посёлков, то на обгоревшие останки бараков будешь натыкаться постоянно. Да и горят они потому, что час-то в брошенных квартирах селятся случайные люди, которые правилами безопасности особо не озадачиваются.

До многих местных посёлков можно доехать только летом. Нередко брошенные дома занимают гастарбайтеры, бомжи. В результате, по утверждению наших собеседников, велик тут и уровень преступности.

Лишь в немногих по-прежнему живут представители старшего поколения - не пришлые, но местные. Например, семья Николая и Нины Моисеенко из посёлка Северный Рудник.

В духоте и тесноте

С главной дороги, огибающей посёлки, их новое жилище не увидишь - жарким летом пустырь зарос высокой травой и кустарником. Скрыл даже пепелище - кучу обгорелых брёвен. Всё, что осталось от барака после пожара.

Сейчас супруги живут в маленьком помещении совсем рядом с пепелищем. Когда-то это была баня и летняя кухня, а сейчас - единственное жильё для стариков.

- Мы, конечно, тут постарались обустроиться как могли, - извиняется Нина Степановна за обстановку. - Но нормальной жизнью это не назовёшь. Видимо, из-за того, что это всё-таки бывшая баня, сохраняется высокая влажность, ночью особенно тяжело. Вынуждены спать с открытой дверью - это опасно, но ничего не поделаешь…

Первую квартиру в бараке семья Моисеенко получила ещё в 1975 году, после им были предоставлены в том же бараке ещё три квартиры. Для удобства погашения коммунальных платежей все квартиры были объединены одним договором соцнайма. Общая площадь всех жилых помещений составила 95,9 квадратных метра. При этом официальное разрешение на объединение квартир отсутствует.

Площадь немаленькая, но тут были прописаны и жили не только старики, но и их дети с внуками. После того как барак был признан аварийным, началось постепенное расселение жильцов. Когда в апреле 2010 года барак сгорел, своей квартиры ждали только Моисеенко с детьми. И ждут до сих пор - пожилые супруги в бывшей бане, а их дети с внуками - по родственникам и знакомым.

По закону им полагается 4 однокомнатных квартиры либо 2 двухкомнатные. В администрации разводят руками - мол, «квартир требуемой площади пока в наличии нет, ваш дом по улице Международной строится, ждите». Как дом строится, Моисеенко видели - готов пока только фундамент.

- Мне ведь в своё время предлагали жильё! - уж в который раз вспоминает Николай Петрович. - А я отказался в пользу более нуждающихся. У меня и супруга в очереди стояла - думал, получим в любом случае то, что нам причитается. И вот на старости лет оказались в бане возле пепелища…

Впереди зима. Вряд ли новый дом успеют построить до первых холодов. Видимо, придётся зимовать в бане. - Да я готов! - говорит Николай Петрович. - Уже и дров, и угля припас. Я готов подождать, лишь бы точно знать, что переедем. Но мне не верится, честно говоря.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах