aif.ru counter
22.08.2016 13:23
187

Коррупция как гриб: любит темноту. Кто и почему «душит» бизнес?

АиФ-Челябинск №33 17/08/2016
Фото Александра Фирсова / АиФ

Коррупционные скандалы в Челябинской области, как и в других регионах, перестали быть редкостью. И зачастую с заявлениями о коррупции в госорганах выступают предприниматели. В регионе уже несколько лет действует центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». С какими же схемами обычно приходится сталкиваться бизнесменам? И чем мы похожи на Латинскую Америку? Об этом мы говорим с руководителем центра Евгением Ковалёвым.

Кому вредит мышиная возня?

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: На что чаще всего жалуются предприниматели?

Евгений Ковалёв: Самые часто встречающиеся случаи - это когда предприниматели конфликтуют, а госорганы вступаются за одну из сторон конфликта. Или же другой нередкий случай: спор хозяйственный, а ему придают статус уголовного. Цели при этом довольно ясные - или посадить кого-то в тюрьму, или отобрать бизнес. Учитывая, что бизнес у нас зачастую завязан на одном человеке, собственнике, в процессе расследования компания просто сыплется, особенно если собственника или руководителя берут под стражу.

- И ваша организация пытается бороться с такими случаями?

- Дело в том, что нет общественной организации, которая могла бы переломить несправедливое отношение к бизнесу. Хотя сам бизнес, конечно, у нас тоже не безгрешен  он такой же, как наша страна. Если даже наверху не могут кардинальным образом переломить ситуацию с коррупцией, то, казалось бы, что может общественная организация? Мы не собираемся ломать систему, но хотим реагировать на конкретные случаи. В 90% - это своего рода «творчество» на местах маленьких «князьков». Авторитетное бизнес-сообщество должно реагировать на подобное самоуправство. Это необходимо и высшим органам власти. Ведь хозяин дома не заинтересован в том, чтобы мышиная возня подрывала авторитет власти. Не в нашем регионе были примеры, когда люди в результате нашего вмешательства выходили из тюрьмы.Должен сказать, что и бизнес должен взрослеть, понимать, что действует такая машина, против которой не защитит и самый лучший адвокат. Ведь суд у нас, как правило, занимает позицию следствия - оправдательных приговоров в стране не более 1%. Так что защита нужна. Но проблема в том, что и при конфликте каждая из сторон в чём-то неправа. И понимая это, бизнесмены не спешат просить защиты. Боятся, что на свет вытащат их неприглядную изнанку.

«Боги» в погонах

- Вероятно, при таком подходе рассматривать дела крайне трудно.

- Нелегко, но нам помогает областной бизнес-омбудсмен Александр Гончаров. Для рассмотрения дел ему удаётся собирать представителей прокуратуры, МВД, общественных объединений бизнесменов, Южно-Уральской торгово-промышленной палаты, которая поддерживает эту площадку. Обсуждения проходят в резиденции губернатора - это показывает, какое значение придаёт власть таким вопросам.

- А есть ли какая-то южно-уральская специфика у жалоб, с которыми к вам обращаются?

Досье
Евгений Ковалёв. Родился в 1970 году в Челябинске. Окончил в 1997-м Свердловский юридический институт. Работал в банках, инвестиционных фондах. С 2004 года трудится в адвокатуре.

- Особой специфики нет. Случаи везде похожие, по всей стране. Везде коррупционные дела подобны грибам: любят темноту, а света боятся. Поэтому чем раньше мы вскроем коррупционную схему, тем лучше. Смысл у нас не столько в том, чтобы наказать, сколько в том, чтобы осветить, привлечь внимание. Был случай. Некие люди из органов узнали, что мы собираемся рассмотреть одно дело. А там уже и ход дали, запустили всю бумажную машину. Но как узнали, позвонили нам и напрямую сказали: «Мы прекратим преследование, только вы у себя это дело не рассматривайте». Своё обещание они выполнили. Боятся они потому, что, повторю, зачастую это просто самодеятельность. Либо денег некий чин получил, либо переоценивает свою должность. Одна звёздочка на погонах, а он уже считает себя богом!

- Но это ведь не означает, что все при должностях рассуждают таким образом?

- Нет, конечно. Но беда в том, что одна ветвь власти старается упростить ситуацию для бизнеса, а другая видит свою функцию только в том, чтобы ловить и наказывать. И ладно бы ещё так, но иногда ловят и наказывают в корыстных целях. И тем самым разрушают всё то, что делает другая ветвь. Подходы используют самые разные. Сталкивались с ситуациями, когда юридическое лицо объявляли организованной преступной группировкой. Мол, вместе собрались - значит, тут целое сообщество! Совещание - уже сходка! Берут устав компании, меняют там слова - и вот уже перед нами криминальная группировка.

Скифские отряды не нужны

- Есть ли механизмы борьбы с коррупцией, которые успешно опробованы в других странах?

- На Западе используют инструмент так называемого complaints-института, то есть внутреннего контроля. В крупных компаниях, особенно финансовых, есть человек, который следит за ситуацией во всех структурах. Он неподконтролен никому, за исключением председателя совета директоров. Для некоторых компаний такой институт обязателен. Но работать надо как с бизнесом, так и с правоохранительными органами. Чтобы люди служили действительно закону и долгу. У нас тоже ведь такое было когда-то, и есть поныне люди, которые начинали службу ещё во времена СССР, и для них это не пустой звук. Но им трудно сопротивляться тенденции. Страна не справляется с бизнесом, и эти настроения проникают в правоохранительные органы. Наша ситуация не уникальна, примерно то же творится в Латинской Америке.

- А положительные примеры где-нибудь поближе, например в странах СНГ, можно вспомнить?

- Разве что грузинскую полицию. Однажды на границе тамошний полицейский очень недружелюбно повёл себя по отношению к россиянам. На следующий день им позвонили, извинились и сказали, что тот человек уже уволен. Для меня в этом примере показательно то, что старшие осознают ответственность за младших. У нас же в подобной ситуации обычно пытаются, невзирая ни на что, защитить репутацию, а это в итоге больше её же и разрушает. Почему у нас многие люди не доверяют полиции? Потому что чувствуют: они не свои, они вроде бы сами по себе. Это как в Византии, где были скифские отряды, которые колотили свободных граждан. И как могли византийцы относиться к таким стражам порядка? Но самое страшное, что в обществе есть спрос на коррупцию при решении разных дел. А если есть спрос, будет и предложение. Вопрос только в цене. Надо эту ситуацию менять.

Самые громкие коррупционные скандалы на Южном Урале

  • Бывший министр здравоохранения области Виталий Тесленко получил семь лет лишения свободы и 300 млн рублей штрафа. Задержали его в октябре 2012 года в бане вместе с главным врачом областной клинической больницы № 4 Михаилом Шуховцевыми заместителем главврача санатория «Кисегач» Иваном Сорокуном. Экс-министра и его подельников обвинили в том, что они помогали подконтрольным фирмам выигрывать тендеры на поставку медоборудования.
  • Роман Панов, некогда занимавший пост вице-губернатора области, а потом ставший замом министра регионального развития РФ, получил в 2015 году шесть с половиной лет заключения за хищение около 40 млн рублей при подготовке саммита АТЭС, который прошёл во Владивостоке в 2012-м. Вину в суде не признал.
  • Юрия Серебренникова, министра спорта области, приговорили в марте 2016 года к пяти годам колонии и штрафу 150  млн рублей за получение взяток в крупном и особо крупном размере. Эти деньги он получал от директоров спортивных клубов за включение их команд в список имеющих право на поддержку из областного бюджета.
  • Бывшему вице-губернатору области Николаю Сандакову, задержанному в марте 2016 года, предъявили обвинение в получении взятки на сумму 1,3 млн рублей.
  • Бывшего главу Озёрска Евгения Тарасова в 2013 году признали виновным в организации растраты вверенного чужого имущества на сумму более 22 млн рублей с использованием служебного положения. Деньги со своим замом он похитил с расчётных счетов МУПа по фиктивному договору на разработку схемы теплоснабжения
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество