aif.ru counter
33

Милиция - часть общества

Какие территории Челябинской области наиболее благополучны в плане безопасности? К каким преступлениям оказались не готовы современные южноуральцы? Зачем милиционерам новая форма?Об этом и многом другом мы в канун Дня милиции поговорили с генерал-лейтенантом милиции Павлом Васильевичем Григорьевым, начальником ГУВД по Челябинской области.

Какие территории Челябинской области наиболее благополучны в плане безопасности? К каким преступлениям оказались не готовы современные южноуральцы? Зачем милиционерам новая форма?

Об этом и многом другом мы в канун Дня милиции поговорили с генерал-лейтенантом милиции Павлом Васильевичем Григорьевым, начальником ГУВД по Челябинской области.

Нужна госзащита

- Павел Васильевич, ГУВД по Челябинской области в этом году отметило своё 90-летие? Какие вехи вы бы особо выделили в становлении южноуральской милиции?

- Вехи становления южноуральской, как и всей российской милиции, напрямую связаны с вехами становления нашего общества. Мы росли и развивались вместе с обществом. Если в 1919 году в системе уездной милиции, действующей на территории Челябинской области, служило около 500 сотрудников, то сегодня эта цифра во много раз больше. Этот количественный рост милиции легко объясним: чем больше становилось в регионе населения, промышленных предприятий, тем больше становилось и проблем, которые призваны решать правоохранительные структуры.

Если говорить о вехах в историческом плане, то среди них можно выделить: решение проблем, связанных с восстановлением народного хозяйства в период после Гражданской войны; потом был период Великой Отечественной войны, когда правопорядок у нас поддерживался в основном представительницами прекрасного пола, так как 50% личного состава милиции ушли на фронт; далее этап послевоенной борьбы с бандитизмом... Кстати, вновь с бандитизмом челябинская милиция столкнулась не так давно: в 90-е годы прошлого века.

У милиционеров Челябинской области было не так много периодов, которые можно охарактеризовать как время относительно спокойное. Конечно, если мы могли бы предвидеть историю хоть на шаг вперёд, многое сделали бы по-другому, исправили ряд ошибок, а некоторые негативные сценарии вовсе бы не реализовались...

- А возможно было предотвратить криминальную волну, которая выплеснулась на улицы в 90-е годы?

- Сложно ответить однозначно. Тогда, в 90-е, как известно, происходило накопление капиталов различными группами людей. И нередко это накопление шло за счёт совершения тяжких преступлений. Убийства, разбои, вымогательства... Обычные люди не были готовы к этой волне насилия. В какой-то степени к этому разгулу тогда не были готовы и правоохранительные структуры.

- А к чему не готовы люди 2000-х?

- Слава богу, сейчас не разыгрывается сценарий наподобие 90-х годов, но, конечно, есть моменты, к которым люди оказываются не готовыми. Например, к новым формам мошенничества, которые с целью захвата чужой собственности, денег применяются некоторыми криминальными группами и отдельными лицами.

Не готовы к тому, что криминал нередко оказывается в техническом плане более оснащённым и изощрённым, чем применяемые системы защиты. Именно в этом, к примеру, во многом кроется причина достаточно высокого процента автомобильных угонов.

Люди оказываются не готовыми к тому, что современные средства связи, сделавшие их жизнь более комфортной, могут стать инструментом в руках преступников. Примеров мошенничества с использованием мобильных телефонов десятки, если не сотни. Сколько уже у нас стариков пострадало от того, что им на телефон позвонили, и голосом, похожим на голос близкого человека (детей, внуков), попросили срочно передать энную сумму денег тому-то, иначе "из милиции не отпустят", "в больнице денег на срочную операцию не хватит", "из переделки не выпутаться".

- А что тяжелее всего для современной милиции?

- Тяжелее всего воспринимается нами то, что преступления, совершаемые отдельными людьми в форме, отражаются на репутации всей милиции. Очень тяжёл груз, который из-за поведения нескольких милиционеров приходится нести каждому сотруднику МВД. Непросто убедить людей в том, что милиционер-преступник - это не система, а очень редкое исключение. Сложно говорить о тех, кто позорит службу, но необходимо.

- Что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы в дальнейшем у нас исчезло такое понятие, как "оборотни в погонах"?

- Чтобы полностью искоренить это явление, мне кажется, необходимо изменять не только методы подбора сотрудников, их проверки, оценки психофизического состояния... Нужно более чётко внедрять в сознание людей, приходящих работать в милицию, понимание того, что их ожидает в будущем. Человек должен понимать и быть в этом уверенным, что впереди его ждёт интересная работа, защита со стороны государства... Причём эта государственная защита должна быть всеобъемлющей - и на моральном, и на бытовом, и на финансовом уровнях. Он должен понимать, что государство не забудет его и продолжит защищать даже тогда, когда он уйдёт со службы.

И ещё, искоренить названную вами проблему можно, лишь искореняя подобные проблемы во всём обществе. Ведь милиционер - его часть. Да, по своему знанию законов, профессиональному подходу в сфере безопасности он должен быть выше, чем окружающие, но его мораль, нравственные принципы не могут находиться вне морали и нравственных ценностей всего общества. Поэтому, искореняя проблемы на всех уровнях общественной жизни, мы их искореним и в милиции.

Безопасная география

- Ходят слухи, что кризис заставил некоторое число южноуральцев выйти "на большую дорогу"? Действительно ли произошло увеличение количества преступлений?

- На сегодняшний день (по итогам прошедших месяцев 2009 года) говорить о том, что экономический кризис стал криминогенным фактором в Челябинской области, нельзя. Более того, продолжается системное сокращение преступности, в первую очередь, её тяжких видов. Конечно, есть проблемы. Например, пока мы не можем исправить ситуацию в отношении краж автомобильного транспорта. Есть позитивные подвижки, но пока рано говорить, что мы близки к победе в этом вопросе.

Однако влияние кризиса невозможно скидывать со счетов. Кризис сильнее повлиял на людей, которые не имеют постоянного места работы. Мы отмечаем, что с их стороны стало совершаться больше преступлений. Больше почти на 20%. Есть определённое влияние экономической нестабильности и на ситуацию в моногородах, оно отмечается в бытовой сфере: больше стало семейных скандалов, больше стали употреблять алкоголя и совершать правонарушения под его воздействием... Но увеличения числа уголовных преступлений и в этих территориях нет.

- Пару лет назад вами были озвучены самые безопасные и самые "горячие" территории Челябинской области. Тогда ваши опасения вызывала обстановка в Миассе, Златоусте, Брединском, Еткульском и Уйском районах. Изменилась ли данная география сегодня?

- Те города и районы, которые я тогда приводил в пример в качестве неблагополучных, сегодня таковыми не являются. Ситуация там выправилась. Вместе с тем в этом году в опасной зоне находятся Магнитогорск, Агаповский и Кизильский районы. В Магнитке, к примеру, значительно выросло число преступлений из так называемого имущественного блока: кражи, автоугоны... В городе больше стало дел в сфере экономических преступлений. Но это не значит, что последних стали совершать чаще, просто наши сотрудники их стали куда лучше выявлять.

В зоне самых безопасных южноуральских территорий сейчас находятся Миасс, Троицк, большинство северных районов области... Начала улучшаться ситуация в Челябинске.

- Как отразился кризис на самих сотрудниках милиции?

- Естественно, что бюджеты всех уровней (в том числе и на содержание милиции) из-за кризиса сокращены. Мы вынуждены были урезать свои расходы по всем направлениям, кроме заработной платы. Все необходимые выплаты сотрудникам производятся. Более того, в этом году отдельным категориям сотрудников стали выдавать стимулирующие надбавки от 500 до 40 000 рублей. Стараемся помогать при помощи этих надбавок прежде всего тем, кому сейчас труднее всего.

И имидж, и удобство

- Павел Васильевич, вы являетесь председателем регионального отделения спортивного общества "Динамо", спортсмены которого успешно выступают в различных видах спорта. За какой вид спорта вы болеете лично и болеете ли вообще?

- Болею. Бокс, борьба, фехтование - эти виды спорта у меня вызывают наибольшие эмоции. Я, кстати, когда ещё учился в школе, где-то в 5-м классе, сам фехтовал на саблях. Не чужды мне и футбол, и хоккей, и волейбол... Болею и на стадионе, и у телевизора.

- Армия примеряет на себя новую форму. В ряде регионов сейчас проводится испытание новой формы для милиционеров. Южный Урал попал в число регионов, которым доверено подобное "одёжное" испытание?

- Нет, Челябинская область в число этих регионов не попала.

А зачем меняют форму? Во-первых, чтобы внешне выделить, каким направлением деятельности занимается сотрудник, носящий её. Так, милицейская форма будет похожа на форму сотрудников ГУФСИН, МЧС. Во всяком случае, цветовая гамма новой формы у нас у всех будет одинаковой.

Немаловажную роль в решении сменить внешний облик сотрудника милиции сыграла необходимость сделать форму более комфортной, практичной. Ну и, конечно, среди причин есть и желание изменить имидж. Ведь нельзя забывать о том, что в период, когда милиции доверяло 90% населения, её сотрудники носили именно синюю форму. Но главное всё-таки в том, что новая форма должна быть удобна для службы.

Смотрите также: