37

Не берите органы на небо!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 26/08/2009

В Челябинске провели первую операцию по пересадке почки. Подобные операции, в том числе и по пересадке органов от умерших доноров, южноуральские врачи готовы поставить "на поток". Но не всё так просто, утверждает "автор" первой в области трансплантации Евгений Полторак, хирург высшей категории, заведующий операционным блоком N 2 ЧОКБ.

- Евгений Анатольевич, с чем связано то, что всё больше южноуральцев нуждается в пересадке почек?

- "Виновата" служба гемодиализа. Ещё недавно медицинская техника была не столь сильна, и у пациентов с патологией почек, получающих заместительную терапию, довольно быстро развивались осложнения. Они умирали. Сейчас на гемодиализе больной может жить десятки лет и даже работать, если позволяет род занятий.

В области каждый год на диализ поступает 20-40 пациентов. Только в прошлом году у нас были вынуждены открыть три новых диализных центра - в Кыштыме, Миассе и Златоусте.

На операции всегда направляли в Москву или Екатеринбург, не более пяти больных в год. Операция и пребывание в больнице в среднем стоит более полумиллиона рублей, а для пациентов из других регионов ещё дороже.

Всё больше больных настаивают на операции, ведь после персадки им не нужно будет 3 раза в неделю проходить процедуру гемодиализа - искусственного очищения организма, во время которого из тканей вместе с вредными веществами вымываются и соли. У некоторых даже начинают разрушаться кости, случаются переломы. Погибшие почки вызывают у пациента и выраженную анемию. Эритропоэтин для восстановления состава крови - весьма дорогой препарат. Оттягивать проведение таких операций было нельзя.

- Сколько таких операций можно будет проводить в области?

- Всё ограничивается количеством донорских органов. Из многочисленных реципиентов лишь единицам удаётся подобрать донора. По закону, для пересадки органы можно брать только у сибсов, то есть людей, связанных с больным генетически, а ещё одногруппных, однорезусных по крови. Даже если все эти показатели совпадают, донор может не подойти по иммунологическим и разным другим характеристикам.

- Поговаривают, что доноры становятся инвалидами...

- По закону, живой человек может стать донором, только если его здоровью не будет нанесён серьёзный ущерб. Хотя вы же понимаете, что безвредная операция - это понятие весьма относительное. Но об инвалидности речи не идёт, конечно.

- В таком случае, развитие трупного донорства - это выход?

- Во всём мире трупная трансплантология считается более перспективной, чем "живая", родственная. Ведь у живого человека можно взять только одну почку, только сегмент печени и ничего больше. Пересадить от умершего донора можно ещё и сердце, полностью печень, поджелудочную железу, кишечник.

- Кто может быть донором после смерти?

- В подавляющем большинстве это люди, получившие тяжёлую черепно-мозговую травму, а также больные с кровоизлияниями в головной мозг - инсультами, инфарктами мозга, - пациенты после нейрохирургических вмешательств, если в процессе операции возникли тяжёлые осложнения, не совместимые с жизнью.

- Такие пациенты ещё при жизни рассматриваются как потенциальные доноры?

- Никогда. Пока пациент жив, трансплантологам запрещено к нему даже приближаться.

Это зафиксировано в федеральном законе. Как и то, что в нашей стране действует презумпция согласия. То есть после того, как реаниматологи констатируют у пациента гибель мозга, его органы можно пересаживать реципиенту без согласия родственников. Ограничение по закону одно - если ещё при жизни донора врачей поставили в известность о том, что больной или близкие против изъятия у него органов.

- Но ведь далеко не каждый родственник умершего согласится с этим...

- Думаю, что близкие люди боятся не того, что у умершего вынут органы для пересадки тяжелобольному. По большому счёту, какая разница - хоронить погибшего с одной почкой или с двумя, тем более что по закону нужно патологоанатомическое вскрытие? Почти все боятся нарушений правил констатации смерти.

В этом случае я привожу в защиту трупного донорства такой контраргумент: если пациент рассматривается как донор после смерти, то, наоборот, все медицинские документы, диагнозы и прочие нюансы будут проверять с особой тщательностью. В мировой практике немало случаев, когда безнадёжных пациентов возвращали к жизни только потому, что их обследовали как потенциальных доноров после смерти. Если больным заинтересовались трансплантологи, то шансы на выздоровление у него, напротив, умножаются.

- Почему мы в своём большинстве думаем иначе?

- Дело в информационной поддержке трансплантологии. В России только-только начали делать шаги в этом направлении. К счастью, тон разговоров о трупных пересадках уже меняется. Об этих операциях меньше говорят как о криминальных и больше - как о реальной медицинской помощи, спасающей жизни сотням людей.

Трансплантологи любят приводить в пример Испанию - мирового лидера по развитию органного донорства. Испанцы создают общества больных с пересаженными органами, родственников тех, кто стал донором после смерти, тех, кто перенёс родственную трансплантацию. В пропаганде трупного донорства в Испании участвует церковь. Над входной дверью храмов испанские священники развешивают таблички: "Не берите органы на небо, они нужны здесь, на земле!"

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых