21330

«Самое невыносимое — это родители». Учитель – откровенно о школьной системе

По словам учителя, больше всего в работе
По словам учителя, больше всего в работе "убивает" заполнение кипы различных бумаг. © / pixabay.com

Учитель русского языка и литературы одной из челябинских школ откровенно рассказала об обратной стороне профессии. «Вы думаете, это только детям не хочется с летних каникул в школу? Как бы не так, - говорит Марина, педагог высшей категории. - Учителя еще больше вздрагивают от осознания: впереди 9 месяцев ада».

«Любите ли вы детей?»

«Мне часто говорят: наверно, ты пошла работать в школу из-за любви к детям? Как бы не так. После окончания филфака в 1999 году было не так много мест, где меня ждали на работу. И я устроилась, одна из немногих с курса, по профилю — в школу. Меня не звали никуда больше, и я пошла учить детей. Нет, я не могу сказать, что это случилось из-за любви к детям. Да, я люблю детей. Поэтому у меня две дочери и уже маленький внучок. Следуя такой логике, если человек любит животных, он должен стать ветеринаром. Я люблю животных, и что делать? А что тогда любят бухгалтеры — бумагу, компьютеры?

Работа мне трудной не показалась. Я проходила практику в школах, примерно понимала, что мне предстоит. Единственное, что убивало и убивает, - заполнение тонн, массы ненужных бумаг. Отчетов, планов, графиков, характеристик... Это и сейчас угнетает. Никому от них лучше не стает, но попробуй не сдать. Еще терпеть не могу общешкольные собрания, они проходят раз в неделю. Когда нас всех собирает директор и начинает внушать, что мы делаем так и не так. Многие думают, если учитель уговаривает детей участвовать в олимпиадах, - это он так любит свой предмет. Или ребенка любит. Или и то, и другое. Нет. За победы и призовые места педагогу положены доплаты. Да что говорить, они положены даже, если на питание в столовой соглашается максимум детей из класса. Это все так неприятно - уговаривать, внушать, что школьники, не питаясь в столовой, портят желудок. Кормят невкусно, говорят родители. И правы они, конечно. У нас вечно всё холодное и приготовлено как-то... не с душой, что ли. Я бы сама, честно, не ела. Но нас настраивают, мотивируют агитировать родителей, и мы на классных часах несем эту информацию в массы. 

Классные часы — это просто сбор денег

В школе все подчинено определенному распорядку, графику. Вот это чисто советское правило, что те же родительские собрания нужно проводить не когда есть необходимость, а раз в четверть, конечно, убивает. Нет, их нужно проводить «не менее раза в четверть». Поэтому в нашей школе они и идут раз в квартал.

Родительские собрания давно превратились в сбор денег. На нужды класса, школы, дополнительные занятия и далее по списку. Я раздаю опять же охапки литературы: родители должны заполнить свои данные, согласие на обработку этой информации, если ребенок будет посещать дополнительные занятия — заявления, согласие на проведение психологического тестирования и все такое прочее. Заполнили бумаги, и начинается разговор о деньгах. Когда речь заходит о благотворительных взносах в фонд школы, у нас начинается спор. Родители не понимают, почему они должны платить за ремонт учебного заведения. Я им объясняю, что выделяемых государством средств всегда не хватает, что должны быть свободные деньги, которыми в любой момент можно заткнуть неожиданную дыру, решить проблему.

Деньги, конечно, вносятся через банк, по графе «Добровольные пожертвования». Родители возмущаются, а мне очень неприятно говорить: «Кто сколько сдал, я всю эту информацию знаю. У меня все выписки со счетов о снесении средств. И кто даже 500 рублей не нашел, это тоже известно». Это не я плохая - так и хочется закричать - это с нас директор точно так, как я с вас, дерет эти деньги. Только не так нежно. У руководителя позиция одна: «Раз не сдают, вы не работаете с родителями». Я работаю, работаю, работаю. Противно, правда. 

Деньги есть, но могло быть и больше

Если заговорили о деньгах, то я не буду ныть, какая у нас маленькая зарплата. Нормальная зарплата, учитывая все стимулирующие доплаты, да за стаж, классное руководство и прочее. Другое дело, она могла бы быть больше. То, где можно зарабатывать, в последнее время нам «обламывают». Раньше я вела факультатив типа подготовки к ЕГЭ, а проще — учила хоть более-менее грамотно писать учеников, которым это не дано.

Есть дети, у которых нет орфографической зоркости, есть те, у кого дисграфия. За занятия платили мне, это было, конечно, отличное подспорье. Сейчас я продолжаю вести эти курсы, но раньше они были чем-то типа репетиторством, а сейчас называются дополнительными занятиями, и деньги за них родители уносят в банк. Самое обидное, что люди платить меньше не стали, а вот я получаю с них только процент. Зачем это мне? Обидно, конечно. К тому же им поставили четкое расписание, а раньше ребенок мог подойти ко мне и попросить репетиторства в любое удобное нам обоим время.

Еще одна возможность подзаработать — это организация поездок детей в каникулы и выходные дни. Чтобы максимальное число учеников соглашалось ехать осматривать достопримечательности края, мы даже с уроков их по согласованию с директором снимаем. И то ведь родители не хотят платить! Вообще в школе самым невыносимым я считаю родителей. Я нахожу экскурсию, например, по красивейшим местам области. Далее прорабатываю несколько турфирм, выбираю наилучший вариант. Чтобы это было максимально дешево, комфортно, безопасно, ведь в последнее время каких только случаев не было в поездках.

Объявляю на собрании, чтобы родители сдавали деньги. Допустим, это удовольствие стоит 900 рублей. Я называю тысячу. Набрать нужно автобус. Я, конечно, еду с детьми. И тут у меня человек 10 сдали деньги, а назавтра дети из класса говорят: «Верните деньги, нам другая учительница ту же экскурсию за 800 предлагает». Я узнаю, оказывается, она нашла какое-то агентство, которое вообще по 700 за ребенка везет по той же программе. Родители и дети возмущены, думают, я прямо-таки «навариваюсь» на этих путевках. Я копейки заработать-то хотела. Подумали бы, родители-то, взрослые же люди, зачем мне ехать куда-то с их детьми, особенно, в каникулы или свой законный выходной? Ну и что, что сопровождающий бесплатно. Я бы дома на диване полежала.

«Учитель — существо особое»

С каких-то давних времен в понимании детей учитель — существо особое. Дети, приходя в школу, уважают педагогов, даже трепет какой-то испытывают. Родители же стараются максимально унизить нас в глазах детей. Сколько раз мне дети передавали слова родителей: «Мама сказала, я вам не обязан отчитываться, почему не пойду в кино с классом. Папа запретил мне на субботник ходить, сказал, если учитель будет ругаться — он этот вопрос решит». Родители боятся, что их чада перетрудятся. Сколько всегда возмущения, если ребенок должен дежурить по школе или в столовой. Мы раньше и классы мыли, и ремонт в школе делали на отработках, никто не переломился. А сейчас начитают звонить, справки об освобождении несут пачками, лишь бы чадо не работало.

Дети вообще ленивые сейчас. Им мало что интересно. Все, поголовно все, «живут» в Сети. Кроме соцсетей и музыки мало чем увлекаются. Те единицы, кто ходит в музыкальную школу и кружки, - точно такие. Родители просто умоляют их закончить начатое обучение, или предлагают какие-то блага за посещение секций. По-настоящему увлеченных единицы. Но я против попыток коллег-предметников насильно увлечь своей дисциплиной. У нас в школе есть преподаватель химии, например, которая убеждена в бесподобности и важности своей дисциплины. Дети ревут, но зубрят элементы таблицы Менделеева и формулы. Иначе — не видать удачи. Она даже три не поставит просто так. Никаких «три пишем, два в уме», как это бывает обычно при оценке «удовлетворительно». Если это три, то такая, что ребенок ее выстрадает. А химия нужна далеко не всем, что уж обманывать-то. А вот без моих предметов, конечно, не прожить. Но дети сейчас не читают. Вернее, читают не то, что нужно. Проходили недавно Льва Толстого. Мне мальчик вопрос задает, а вы фанфик по нему читали? То есть у детей твёрдая убежденность, что я, как учитель, знаю все. Нет, не читала, и не стыдно в этом признаться. Я не признаю современное молодежное творчество. Фанфики — это слабые подобия осмысления известных произведений их фанатами.

На одном из уроков в конце прошлого года мне девочка задает вопрос, а зачем мы по программе проходим только произведения в стиле ангст? Я поняла: речь идет о современном толковании жанров. Angst — это депрессивные произведения, описывающие отчаяние, боль персонажей. Как ни крути, вся русская классика попадает под это определение. Так мне эта ученица и говорит, давайте читать лучше произведения флафф. Это - Fluff — так называемые «розовые сопли», любовь, отсутствие переживаний. Но разве я программу школьную создаю? Работаем по ФГОСам, что велено — то и изучаем.

«Интернет — зло»

Если мы говорим о самих детях, то они сейчас абсолютно не готовятся к урокам. Максимум, - спишут из Интернета сочинения или упражнения. Кому такая учеба нужна? Я стараюсь, конечно, давать карточки — задания, ответы на которые не найти в сети. Но где их столько набрать? В Интернете выгружено почти всё.

Я не против ЕГЭ, как многие коллеги. Потому что гораздо бОльшим стрессом считаю, что ребенок будет сдавать экзамены в незнакомом месте с незнакомыми педагогами. А вот то, что детей грузят новыми обязательными дисциплинами — историей, иностранным языком, - конечно, против.

Интернет считаю злом. Именно там дети узнают всё то, что не должны. Видят фриков, на которых стараются быть похожими, узнают о вейпе и прочей дряни, а также о том, где все это можно купить.

Когда я не в силах рассказывать что-то, не видя никакого интереса в глазах детей, - даю самостоятельную работу. Сижу, смотрю в окно, ножкой покачиваю. Сочинения и изложения провожу часто, даже чаще, чем нужно по программе. Дома готовиться не предлагаю — зачем мне читать списанные с Интернета готовые работы? Если бы вы прочитали, какую чушь пишут 15-16-летние взрослые уже люди, вы бы поняли, какие на самом деле эти ваши якобы умненькие сыновья и дочки».

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах