aif.ru counter
07.07.2017 17:21
238

Превышение в 20 раз. Общественники проверили арбузы и дыни на нитраты

АиФ-Челябинск №27 05/07/2017
Пенсионеры - самые внимательные и дотошные покупатели.
Пенсионеры - самые внимательные и дотошные покупатели. © / Александр Фирсов / АиФ

В магазинах южноуральцы обсуждают очередное повышение цен – на сей раз на капусту, а также опасные дыни и арбузы, которые продают на каждом перекрёстке. Кто–то просто ругается, а кто–то пишет в различные надзорные органы, требуя разобраться. Между тем есть среди внимательно следящих за продовольствием те, кто делает это в рамках проекта «Народный контроль», который действует в Челябинской области уже семь лет. «АиФ–Челябинск» поговорил с координатором проекта в регионе Вадимом Воробьем.

Кредит под 3% в день

Эльдар Гизатуллин, «АиФ–Челябинск»: проект «Народный контроль» действует уже семь лет – срок порядочный. Менялись ли за это время приоритеты: скажем, в таком–то году больше внимания лекарствам, а в таком–то – продуктам?

Вадим Воробей: Какие–то новые направления постоянно появляются. К примеру, в прошлом году мы особое внимание уделяли дорогам, в позапрошлом – капитальному ремонту домов. В этом же году мы занялись деятельностью микрофинансовых организаций. Наша область в этом отношении поставила печальный рекорд: самые высокие ставки – 35% в день и 1 085% в год! Мы проверили 134 такие организации, то есть 94% от всех зарегистрированных. Выяснилось, что далеко не у всех есть лицензия. Свои действия они оправдывают тем, что, мол, не привлекают новых клиентов, а работают только с прежними. Но зачастую это, мягко говоря, неправда. В результате вырастает самый настоящий «финансовый сорняк».

ВАДИМ ВОРОБЕЙ
Родился в Челябинске в 1968 году. Окончил в 1990-м факультет математики ЧГПУ. В 1989-2001 годах - председатель профкома студентов и аспирантов ЧГПИ. В 2000-м занял должность заместителя председателя областного комитета профсоюза работников народного образования и науки. Был депутатом Законодательного собрания Челябинской области. В течение семи лет является координатором проекта «Народный контроль» в регионе.

С другой стороны, в самих микрозаймах разве есть что–то плохое? Помнится, в своё время опыт таких организаций, возникших в Южной и Юго–Восточной Азии, даже приводили нам в пример.

Более того, Мухаммад Юнус, банкир из Бангладеш, который первым занялся микрокредитованием, даже получил Нобелевскую премию за свои разработки. Но, по моему убеждению, такие микрозаймы дают кратковременный эффект, после чего ситуация только ухудшается. У нас в области был случай, когда женщина пять раз брала кредит за кредитом, потом у неё обнаружили сахарный диабет, она вынуждена была уйти с работы. И хотя брала всего 6 тысяч рублей, вернуть должна была уже 100 тысяч. Из–за угроз коллекторов дочь увезла мать из Челябинска, обратилась к юристам. Но юристы сказали, что долг 100 тысяч – слишком небольшой, чтобы можно было объявить себя банкротом. Сейчас мы пытаемся разобраться в ситуации. Помогаем и другим заёмщикам через соцзащиту. О погашении долгов речи, конечно, не идёт. Можем выделить какую–то сумму, чтобы человек продержался, купил продукты.

Но разве все эти заёмщики брали деньги под дулом пистолета? Никто ведь их не заставлял – нередко приходится слышать такой аргумент.

– Тут есть социальный аспект. Ведь за микрозаймами обращаются те, кому отказывают банки. Люди, бывает, кончают самоубийством, становятся бомжами. Так что здесь должно вмешаться уже государство.

Кстати, в собственно микрозаймах, может, и нет ничего плохого. Но мы предлагаем всё–таки ввести ряд ограничений. Например, сделать ставку не более 120% годовых. Кроме того, запретить рекламу таких организаций на детских игрушках и товарах, в учреждениях образования и здравоохранения, а также запретить представителям микрофинансовых организаций ходить по квартирам, предлагая свои услуги, потому что ходят и предлагают. Пусть работают исключительно с малым и средним бизнесом!

В ответ представители жалуются, что более половины кредитов у них составляют невозвраты, они их вынуждены с потерями перепродавать коллекторам. Но даже в этом случае это очень выгодный бизнес.

Самые опасные – арбузы и дыни

– Всё–таки, наверное, основным направлением для вас остаются продукты. Какие сейчас вызывают наибольшее беспокойство?

Арбузы и дыни. Ситуация с нитратами просто ужасная. Мы недавно ездили на рынки, проверяли бахчевые культуры. Если в прошлом году встречалось превышение нитратов в арбузах в четыре раза, то сейчас уже в восемь! В основном это касается поставок из Ирана. С дынями дела обстоят не лучше. При норме 90 мг на 1 кг мы обнаружили дыни, где было 1 200 – 1 400 мг на 1 кг. Была даже одна дыня с содержанием нитратов 1 700 мг на 1 кг – это превышение нормы в 20 раз! У детей моментально может возникнуть пищевое отравление, да и взрослые могут пострадать. Так что я бы порекомендовал покупать такие продукты по сезону. К примеру, проверки показали, что черешня и абрикосы уже вполне безопасны.

Народ взбудоражен ростом цен и на более насущные продукты, например капусту, гречку.

– Цены на овощи в этом году действительно пока выше, чем в прошлом. Сказались затяжная весна, ограниченные поставки. А вот на гречку спрос вырос на 15% в течение года – не исключено, это связано с тем, что всё больше людей переходит на здоровую пищу, а в нашей стране гречка – это один из самых сравнительно дешёвых продуктов подобного рода. Интересно, что при этом спрос на рис падает. Мы его производим много, находимся на пятом месте в мире, причём наш рис охотно покупают даже такие страны, как Китай, Вьетнам.

– Недавно прошла информация, что выросла доля лекарств, производимых в России. Это импортозамещение сказалось как–то на ценах?

– В этой сфере импортозамещение действительно работает. Так, из 25 основных препаратов для лечения ОРВИ 20 – российского производства. А по оставшимся пяти импортным есть отечественные аналоги. Но сырьё для этих препаратов импортное, так что надо ещё работать над тем, чтобы и сырьё было наше.

На ценах же российское производство, конечно, сказывается. Так, наш бромгексин в четыре раза дешевле немецкого. Или же возьмём импортный цитрин: он стоит 230 рублей, а российский – 30. Да, упаковка у импортного препарата лучше. Химическая формула одна и та же, так зачем же переплачивать за упаковку? Понадобилось два года, чтобы нарастить у нас производство лекарств, а ведь когда–то доля импортных препаратов достигала 80%.

Будущее за купонами?

– Вы упомянули, что занимались проверкой дорог. Уже который раз чиновники обещают ужесточить контроль, а качество дорог у нас всё равно оставляет лучшего. Почему?

Главный фактор, по моему убеждению, – это то, что мы применяем устаревшие технологии. Из 40 дорожных объектов в области, построенных или отремонтированных в прошлом году, 24 уже нуждаются в ремонте, хотя гарантия должна составлять не менее двух–трёх лет. Ямочный же ремонт вообще бесполезен – его не хватает и на год. Кроме того, надо учесть, что после «дорожной революции» в этой сфере был спад, отрасль, по сути, деградировала, и лишь затем наступило некоторое возрождение. Тут надо учесть, что и нагрузки на дорожное полотно рассчитывали ещё в 1970–х годах – предполагали, что передвигаться будут грузовые машины массой не более 10–12 тонн, а сейчас вес большегрузов – более 20 тонн.

Но главное, повторю, – это либо устаревшие технологии, либо нарушение технических условий. Например, щебень надо применять кубовидный, он лучше держит нагрузку, а он у нас нередко применяют осколочный. Во время одной из проверок мы несколько грузовиков с таким щебнем отправили обратно на завод. Кроме того, есть и коррупционная составляющая: действуют субподрядчики–однодневки. Вот в итоге и получается, что 53% дорог на Южном Урале не соответствуют нормативам – эту цифру, кстати, называют в областном минстрое.

– То, что люди контролируют цены и качество продуктов, товаров, услуг, – дело, конечно, хорошее, но не показатель ли это несовершенства экономической системы в целом? Вряд ли в Испании, например, действует «Народный контроль», хотя ситуация в потребительской сфере, думаю, лучше.

– Понимаете, Россия всего 20 лет в рыночных условиях. Реальная конкуренция у нас ещё не сформировалась. И я сейчас говорю не только о крупных торговых сетях. Практика показывает, что больше всего нарушений – в магазинах шаговой доступности, но проверять их можно лишь раз в три года. И в Роспотребнадзоре сотрудников крайне мало, так что без общественного контроля пока не обойтись. Мы обучаем наших контролёров, я читаю лекции на эту тему в Институте пожилого человека. Среди наших контролёров ведь преобладают люди в возрасте. И среди покупателей много пенсионеров. Чем лучше они будут разбираться во всех процессах, чем будут дотошнее, тем большее окажут влияние, а в выигрыше будут все.

Думаю, мы выступаем как катализатор конкуренции. Тут ещё много возможностей для развития. В США, скажем, очень развиты покупки на различные купоны – есть даже передачи, где показывают, как купить на один доллар и множество купонов. У нас пока это направление не развито. А когда возникнет настоящая конкуренция, возможно, «Народный контроль» будет не нужен.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество