aif.ru counter
172

Открытая трибуна. Эксперты «АиФ» об агломерации, пенсии и агресси детей

АиФ-Челябинск №42 14/10/2015 Сюжет Открытая трибуна АиФ
Челябинск родился маленькой крепостью на берегу реки, а его будущее, возможно –крупнейшая на Урале агломерация.
Челябинск родился маленькой крепостью на берегу реки, а его будущее, возможно –крупнейшая на Урале агломерация. © / фото Александра Фирсова / АиФ

Идея объединения Екатеринбурга и Челябинска не нова - ещё в прошлом веке существовали планы по более тесному сотрудничеству между двумя крупнейшими городами. Если же взять новую историю, то достаточно вспомнить соответствующую инициативу бывшего губернатора Свердловской области А. Мишарина, когда в 2012 году был проведён круглый стол с участием учёных, бизнесменов и представителей власти обеих областей.

И вот всё возвращается на круги своя. Теперь уже мэр Екатеринбурга Е. Ройзман озвучивает эту идею на собрании Союза российских городов, проходившем недавно в Челябинске. По его мнению, реализация подобного проекта даст ощутимые выгоды обоим городам, позволив укрепить разнообразные связи, образовавшиеся исторически. Насколько же реалистичен этот проект?

Начнём с того, что на сегодняшний день ещё не сложились все необходимые предпосылки.

В частности, одним из основных условий формирования агломерации является интенсивность транспортных, производственных, культурных и прочих связей.

Однако ныне существующая транспортная система не позволяет говорить об агломерации как таковой, хотя бы потому, что отсутствует необходимая и разумная мобильность. Эту проблему помогла бы решить высокоскоростная магистраль, но и с ней не всё просто - существует несколько проектов её прокладки, и Челябинск совсем не обязательно попадёт в окончательный вариант.

Есть и другие проблемы. Так, если культурные, образовательные и бытовые взаимосвязи ощутимы и устойчивы (правда, больше в направлении от Челябинска к Екатеринбургу), то для более интенсивных производственных и бизнес-связей не хватает масштабных взаимовыгодных проектов. К тому же в период кризиса, когда бизнес испытывает серьёзные проблемы с развитием и инвестированием, трудно говорить о налаживании масштабной производственной кооперации.

Настораживает и другой факт: если власти нашего северного соседа не раз возвращались к теме, то со стороны их челябинских коллег устойчивого интереса пока не наблюдается.

Молчит и наука - отсутствуют серьёзные и основательные работы, рассматривающие саму целесообразность объединения, а ведь на Урале ещё существует довольно сильная школа регионалистики.

В целом же идея, безусловно, перспективна. Хотя бы потому, что нас объединяет очень многое, а более крепкие горизонтальные связи между регионами по определению способны принести общую пользу.

Вопрос только в том, когда созреют все необходимые предпосылки.

Алексей Андреев, кандидат экономических наук, преподаватель, блогер

Снова поможет магистраль?

На недавнем инвестиционном форуме в Сочи губернатор Челябинской области Борис Дубровский посетил площадку, посвящённую общественным рискам при реализации крупных инфраструктурных проектов. Один из этих проектов - высокоскоростная магистраль «Шёлковый путь», частью которой может стать отрезок пути между Челябинском и Екатеринбургом.

Я знаю, что губернатор очень серьёзно относится к этому проекту. Здесь играют роль два фактора. Первый - экономика. Есть конкретные цифры, которые доказывают, что проект интересен с экономической точки зрения. Второй момент - включённость в политическую ось Москва - Пекин. Не следует забывать и о саммите ШОС, который примет Челябинск в 2020 году. К этому сроку магистраль, конечно, не построят - скорее, ближе к 2030 году. Но проект магистрали может стать, что называется, именным для губернатора - тем, с чем он войдёт в историю региона.

Есть, конечно, общественные риски. Речь идёт не столько даже об экологии, сколько о нарушении привычного уклада жизни. Скажем, в Татарстане жители одного из сёл взволнованы тем, что магистраль пройдёт через их территорию - есть бурление. Возможно, и у нас будет схожая реакция. Но важно то, что магистраль - это перспектива. Не скандально известный проект, основанный на подходе: давайте делать деньги прямо здесь и сейчас, а дальше хоть трава не расти! Нет, отдача тут может быть на десятилетия вперёд, а то и на века, как произошло с Транссибом.

В своё время мы говорили с тогдашним сенатором от области Евгением Елисеевым о том, каким будет регион через 50 лет. Беседа шла в русле «что будет после металлургии?» И сенатор утверждал, что доля металлургии будет уменьшаться. Не в том смысле, что объёмы производства в отрасли будут падать, просто начнут более активно развиваться другие направления - без этого область захиреет. При той беседе о проектах, подобных магистрали, ещё ничего не было слышно - мы гадали о том, что бы это такое могло быть. Но за то, чтобы «Шёлковый путь» прошёл через Челябинскую область, надо ещё побороться. Это не просто экономическая, а идеологическая альтернатива прочим сомнительным проектам.

Айвар Валеев, публицист

Эффект Герострата

Всю страну потряс случай в городе Миассе, где подросток убил свою мать и ранил отца за то, что они запретили ему играть в компьютерные игры.

Почему так, не по-тургеневски, а как-то по ювенально-западному, обострилась проблема «отцы и дети». Должно ли право ребёнка в семье доминировать над правом родителей? Должны ли родители опасаться своих детей? Где же истоки этого крайнего проявления агрессии?

Они навязываются нам вместе с западными индивидуалистическими, потребительскими ценностями. Например, стандарты дошкольного образования запрещают «вменять в ответственность» ребёнку результаты его деятельности, ему не разрешено осуществлять посильный труд, а приоритетом объявлена «индивидуализация».

Мы стали обществом потребления. Оно само стало ценностью. Потреблять игры, гаджеты, окружающих и, наконец, родителей. Эксперименты и наших, и зарубежных психологов показывают, что молодые не могут подолгу обходиться без потребления гаджетов (компьютеров, мобильников и проч.), игр, контактов, презентаций себя в Сети. Но слово «потреблять»  означает и уничтожать, и пожирать.

С насилием не надо бороться: ему надо твёрдо и жёстко противопоставить добро. А это можно сделать только воспитанием. Воспитание может всё: надо только научиться измерять его результат. Обращение к позитивному в человеке эффективнее, чем угрозы, наказание, насилие. Каждый человек нуждается в оценке, хочет быть замеченным. И, если мы не научим его проявлять себя в добром, то он проявит себя в злом. И это то, что мы называем «эффектом Герострата».

Наша задача сейчас - проанализировав эту трагедию, предложить учителям некие рекомендации, чтобы помочь определить «скрытые угрозы». Речь идёт о тех тревожных признаках в поведении ребёнка, заметив которые, педагог должен переговорить с родителями, самого школьника направить к психологу. И при этом важно не впасть в «охоту на ведьм», взаимодействовать с семьями надо очень деликатно. Но могу сказать главное - в школе ребёнок должен, прежде всего, получать образование, а воспитывается он в семье. Быть родителями - огромная ответственность.

Сергей Молчанов, доктор педагогических наук, профессор

Кто в силах, те работают

Напряжённый бюджет в очередной раз заставил российских чиновников спорить о необходимости повышения пенсионного возраста. Противоположные точки зрения высказывают министр финансов Антон Силуанов и премьер-министр Дмитрий Медведев. Согласны ли пожилые люди работать дольше?

Интересно, что в Советском Союзе во время перестройки у власти была совсем другая тактика. Пенсионеров скинули со счетов, сокращали ещё до пенсии, настаивая на том, что нужны молодые кадры. Мы оказались не нужны стране - пришлось идти торговать на рынок и мыть полы за копейки.

А сейчас, если оставить пенсионеров, может не найтись работы для молодёжи. Процент людей с высшим образованием возрос, а толку-то никакого. Молодое поколение должно двигать страну вперёд, а они не востребованы, безработица. Правда такова, что народу сейчас приходится выживать, изворачиваться. Цены неподъёмные, и денег нет.

Хорошо, у меня пятеро детей, а так бы на 8 тысяч в месяц (это размер пенсии. - Ред.) пришлось выкарабкиваться. Поэтому даже сейчас, выйдя на пенсию, все, кто в силах, продолжают работать.

Мне 68 лет, я не чувствую себя старухой. Тем не менее уже не знаю, чего от себя ждать: вдруг давление подскочит ни с того ни с сего - 200 на 110, и приходится вызывать скорую. Да, если уж какая болячка вылезет, тут будет не до работы. Поняла это в своё время, после рака почки. У всей нации здоровье не очень.

Тамара Розенфельд, пенсионерка из Челябинска

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество