344

Внучка, Разбойница и Злюка. Заслуженная Снегурочка Южного Урала играла свою роль с детства

Фото Александра Фирсова и из архива Виктории Карабасовой

Актрису Челябинского театра оперы и балета имени Глинки Викторию КАРАБАСОВУ можно с полным правом назвать заслуженной Снегурочкой Челябинской области. Ведь впервые она сыграла эту роль в 8 лет! И после выступала в качестве внучки Деда Мороза в течение тринадцати лет на главных областных ёлках.

Первый гонорар – 5 рублей

– Как получилось, что первый раз Снегурочку вы сыграли в восемь лет?

– Так ведь я была театральным ребёнком. Моя мать, Галина Васильевна, со дня основания театра работала артисткой хора, а потом главным администратором. Так что я с детства была в театральном окружении. Хотя на сцену вышла ещё раньше, в возрасте трёх лет! Сыграла роль сына в опере «Чио-Чио-Сан».

 

 

– Не страшно вам было играть в таком юном возрасте?

– Скажу так: я была страшно горда, что играю главную Снегурочку области, а вот просто страшно не было. Действие, правда, тогда происходило не на сцене, а в фойе, где стояла огромная ёлка. Свою роль я знала назубок. Тогда всё представление состояло практически полностью из стихов, было меньше пустой трепотни, как сейчас.

 

 

 

– И как же вам удалось, совсем маленькой девочке, выучить столько стихов?

– Легко! Я ведь в три года могла наизусть прочитать «Сказку о царе Салтане». И многие строчки из той первой роли Снегурочки помню до сих пор. Мне за выход заплатили пять рублей – хорошие деньги по тем временам. Мама на них купила для меня спортивный костюм.

Потом уже были представления, которые начинались на сцене и продолжались в фойе, так дети рассматривали меня в бинокль, чтобы проверить – может, это карлик играет? Они не верили, что ребёнок изображает Снегурочку. Так с той поры и повелось, что это стало моей ролью вплоть до 16 лет, когда я поступила в консерваторию. А потом, когда отучилась, снова играла Снегурочку.

«Лебединого озера» тут не надо

– А перед взрослой аудиторией приходилось выступать в этой сказочной роли? Отличалась ли реакция от детской?

– Был случай, когда мы с Дедом Морозом давали представление для института физкультуры. Было это 31 декабря, прибежали мы чуть ли не за 20 минут до начала. Весь сценарий был полностью детский – с соответствующими играми, текстом. Если бы вы видели, с каким восторгом взрослые принимали во всём участие! И та же самая реакция была на новогодних утренниках уже для самого коллектива театра, в которых принимали участие все, включая дирекцию.

 

                                                                         
Досье
Виктория КАРАБАСОВА в 1985 году окончила Челябинское музыкальное училище имени П. И. Чайковского по классу вокала у Германа Гаврилова. Поступила в Саратовскую государственную консерваторию имени Л. В. Собинова на отделение актеров музыкального театра, который окончила в 1990 году по классу вокала у заслуженной артистки Кабардино-Балкарии Людмилы Лукьяновой. С 15 ноября 1990 года работает в Челябинском государственном академическом театре оперы и балета им. М. И. Глинки. Дебютная партия – партия Лизы в оперетте Кальмана «Марица». В настоящее время Виктория Карабасова продолжает работать в качестве солистки оперы и с апреля 2012 года является ассистентом главного режиссёра театра.

 

Так что все родом из детства. Реагируют не только на новогодние образы. Однажды на мероприятии для одной крупной компании, где был большой банкет, мы начали сцену из «Золушки». И все солидные дяди и тёти сразу же отставили рюмки и вилки, смотрели на нас такими глазами!.. Было видно, что в любом возрасте люди ждут чуда.

– Вы и сейчас видите, как проходят новогодние представления. Сложнее стало с современными детьми вашим преемникам?

– Нет, под ёлкой ничего не меняется. Конечно, есть дети более непосредственные, готовые откликнуться, и есть те, кто более закрыт, но такое всегда было. Конечно, имеются некоторые отличия. Например, больше стало покупных костюмов, тогда как раньше мамы и папы сами мастерили наряды для своих детей.

Те костюмы были теплее, что ли. Но и теперь больше всё тех же зайчиков и снежинок, а Человеки-Пауки, слава богу, в меньшинстве.

Дело не только в детях, но и в мастерстве актёров. А я, к сожалению, видела таких Снегурочек, которые ещё и злятся, если дети реагируют не так, как ожидается.

– А какая должна быть идеальная Снегурочка?

– Это, кстати, не такой простой образ. Сразу перед глазами встаёт высокая, статная девушка с косой до пояса – в общем, здравствуй, «Лебединое озеро»! Красиво, но для контакта с детьми это плохо, подобный образ просто посадит всё действие! Нужна открытая, яркая, весёлая, вроде Янины Жеймо из старого фильма «Золушка». И перед ёлкой ведь гораздо сложнее, чем на сцене: зрители от тебя не отделены.

 

 

Тут важно сохранять тайну, сказочность. Например, спрашивает меня ребёнок: «А ты в какую школу ходишь?» Все ведь меня воспринимали как ребёнка – из-за образа, роста, потому и такие вопросы. И я, не моргнув глазом, отвечала: «В лесную».

– Даёте какие-либо советы современным исполнительницам этой роли?

– Ну не только этой роли. Я ведь в своё время окончила отделение актёров музыкального театра, где нас учили не просто петь, а ещё и играть. Актёрское мастерство – это обычно слабое место у вокалистов. На занятиях кружка оперетты, который я веду, вижу: вот эта девушка отлично поёт, но не умеет играть, а эта хорошо играет, но подкачал голос. Иной раз бывает, выходит просто красавица, умная, талантливая, но стоит совершенно неподвижно, никакая просто! Однако проходит несколько занятий – и она уже настоящая пава!

«Много через меня прошло Дедов Морозов!»

– А Дед Мороз вам помогал? Ведь важен дуэт, хотя некоторые считают, что Снегурочка – так, девочка на подхвате у главного новогоднего героя.

– Самый лучший Дед Мороз, который у меня был, это Александр Мартемьянов. О-о, это такой бас был! А ведь зрители, как женщины, любят ушами – тут голос очень важен. Правда, любил выпить, и некоторые взрослые это замечали. Поначалу возмущались, но проходило всего несколько минут, и они обо всём забывали! Все в него влюблялись – это просто дар от Бога!

Но всякое бывало. Помнится, один Дед Мороз только и делал, что в костюме прогуливался, а я аж три сценария за раз отыграла! Был у меня в партнёрах и Вадим Мюнстер – он успел поработать и главным дирижером, и директором театра, однако вел и ёлки. Можно вспомнить и Николая Сурикова, и других – словом, много через меня прошло Дедов Морозов!

 

 

– Сами вы ребёнком в Деда Мороза верили?

– Ещё как! Сколько лет прошло, а я до сих пор помню один случай. Мы жили в так называемом театральном доме – по сути, в коммуналке. Одним из наших соседей был актёр драмтеатра Виктор Кругляк. И вот как-то сижу я на кухне, мама меня кормит, и вдруг входит самый настоящий Дед Мороз в костюме, заговаривает со мной! Я его просто не узнала, хотя видела до того много раз! У меня прям всё внутри похолодело, руки-ноги отнялись!

– Сказочные герои сопровождали вас и потом в актёрской карьере?

– Роли были разные, но и сказочных немало – Лебедь, Красная Шапочка, Алёнушка. А в сказке «Снежная королева» довелось мне сыграть и Герду, и Разбойницу – петь приходилось в кожаном наряде, с трубкой в зубах. Я потом от этой роли неделю отходила. Сейчас играю Злюку в «Золушке». В конце мы все снимаем маски и танцуем с детьми. Так ещё не было случая, чтобы ребёнок от меня шарахнулся, хотя роль у меня резко отрицательная.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах