123

Бывший прокурор области раскрывает скандалы приватизации

Возглавляющий ныне совет ветеранов областной прокуратуры Геннадий Лихачев готов рассказать, как привел в политику Светлану Горячеву, как связан с нашей областью Юрий Скуратов и почему нет надежд вернуть деньги, вложенные в фонды эпохи 90-х.

Вот такой прыжок

- Когда вы решили идти в прокуратуру? Вряд ли ведь, наверное, это была мечта детства...

- После армии. Служить мне довелось в Германии, в Потсдаме. Помню, в 1967 году по пути туда проезжали Польшу, и в поезде услышали – у некоторых ребят были транзисторы – о том, что вводится новый закон о всеобщем призыве. В общем, туда ехали служить на три года, а в дороге выяснилось, что служить будем только два. Кстати, я считаю, что в армии надо служить – именно там уже формируешься как личность. И никакой дедовщины в мое время не было.

Когда служба подходила к концу, начал задумываться – куда идти? Я увлекался спортом, прыжками – сообщили, что скоро откроется филиал Омского института физкультуры. Но он все не открывался, и я решил подать документы еще в юридический. Такой вот прыжок получился! Я считаю, что правильно сделал. Тренера из меня не получилось, зато вышел прокурор.

- Германия чем-то запомнилось? Считалось ведь, что это престижное место для службы.

- Наши казармы были очень старинные, еще времен кайзера – там когда-то размещался кавалерийский полк. Кстати, недавно я осуществил свою давнюю мечту – съездил с женой в Потсдам. И сфотографировал те же места, которые снимал 42 года назад – в парке Сан-Суси, например. Потом альбом сделал, где все снимки рядом. А казармы, увы, не нашел – все перестроили.

«Горячева у меня ревела два часа»

- Как получилось, что вас перевели в Приморье?

- Мне тогда 37 лет было, а год стоял 1985 – перестройка, перемены! Тогда, образно говоря, одной газетой чиновника можно было пришибить как муху. Вышел материал о том, как незаконно посадили местного директора леспромхоза, а виновны были тамошние работники прокуратуры. В общем, полетели там головы, решено было поменять кадры. Так и попал я в Приморье.

- И чего начали работу? С каких-то специфичных приморских дел?

- Не успел я двух лет проработать, как мне надо было выступать на коллегии. Своей темой выбрал экологию. Вышел, вижу – после прежних докладчиков засыпают все. Я и скажи: «Сейчас по тайге бродят 402 тигра!» Вижу, проснулись, зашевелились. Рассказал тогда, как природу гробят, предложил создать природоохранную прокуратуру – прежде их не было, и как раз одна из первых начала работать в Приморье. Возглавила ее небезызвестная Светлана Горячева, моя тогдашняя подчиненная. Правда, она была беспартийная, а возглавлять прокуратуру мог только член партии. Но это же был 1989 год – вечером ее быстро приняли в партию, а утром документы о назначении ушли в Москву.

- А как получилось, что она потом ушла в политику?

Досье
Родился в 1948 году в Пласте. В 1960 году с родителями перебрался в Челябинск, закончил школу № 98. Закончил в 1974 году Свердловский юридический институт. Работал в прокуратурах Центрального, Калининского районов Челябинска. С 1985 года возглавлял прокуратуру Приморского края. В 1991 года вернулся в Челябинск и возглавил областную прокуратуру. В отставке с 1997 года.

- Кандидатом в депутаты Верховного Совета предложили стать мне, но я выдвинул кандидатуру Светланы. Она сначала ни в какую – у меня, мол, муж, дети, семья. Два часа у меня ревела, прежде чем уговорил. Тогда тема экологии была у всех на слуху, так что в депутаты она прошла.

От кого прятался Головлев

- Время вашей работы в Челябинской области пришлось на лихие 90-е. Сталкивались ли с известными персонажами того периода – Головлевым, например?

- Да я посадить его хотел! Но не получилось, даже допросить его не смогли. Хотя я бригаду в Москву отправлял, а из дома выходил его помощник, говорил – шеф в отъезде. В Челябинск Головлев приезжал нелегально – собаку, дескать, проведать. Он умный, конечно, был, сразу понял, что такое эта приватизация. Наша область была единственным регионом, который больше всего подал исков, оспаривающих результаты приватизации. Головлев меня просто ненавидел – столько исков было о клевете, защите чести и достоинства, всего такого!

- А тогдашние областные власти вас поддерживали?

- Вы что, я ведь дело против Сумина возбуждал! Из бюджета 150 миллионов рублей по тогдашнему курсу ушло на кредит под создание коммерческой структуры, куда потом ушел Сумин, когда его сменил Соловьев. И этот кредит никто так и не вернул! Но привлечь Сумина так и не удалось, так как решение о кредите принималось коллегиально. Понятно, что такие вещи мне простить не могли.

- Вам как-то отомстили?

- Когда подходил к окончанию мой срок, Сумин, Головлев, Уткин, вся эта компания, подписали обращение к генеральному прокурору – мол, повремените с решением до выборов. А тут еще прокуратуру возглавил Юрий Скуратов – он был хорошим знакомым Александра Саломаткина, председателя областной думы – так она тогда называлась. Скуратов неоднократно приезжал в Челябинск и, кстати, он является одним из авторов устава нашей области – вы об этом знаете? А там и Сумин пришел к власти - словом, я понял, что с такими людьми мне трудно будет работать и подал рапорт.

- То время было и расцветом всевозможных фондов – «Хопера», «Атланта», МММ. Люди до сих пор не могут вернуть вложенные деньги – что бы вы им посоветовали?

- Забыть об этих деньгах. Мы-то сразу поняли, что к чему. Я и по телевидению, радио выступал, убеждал – не несите им деньги, обманут! Куда там! Лично видел, как в этих фондах спортивные сумки, набитые купюрами, валялись. Была даже такая передача на местном телевидении – «Хопер-Инвест», меня туда позвали. А я сказал – с этими людьми я могу общаться только с судебной трибуны! Все заохали, заахали – как же так, это же уважаемые персоны… А вышло что? Сами знаете.

- То есть вытребовать что-то абсолютно нереально?

- С кого? Виновные или сбежали, или погибли, или вовсе без собственности. Все это случилось из-за несовершенства нашего законодательства на тот момент. Сейчас такое провернуть, конечно, гораздо сложнее. Но своей головой думать надо было. А ведь тогда целые толпы собирались у дверей прокуратуры и скандировали: «Лихачев, отстань от Головлева!» 

- До сих пор ощущаете обиду?

- Да нет. Я уже давно своей семьей живу, огородничаю. Сын в Приморье заместитель председателя суда, другой сын в прокуратуре. У меня четыре внука. Новости особо не смотрю, чаще спортивные. Сам с 1960 года болею за «Трактор», стараюсь ни одного матча не пропускать.

Наплыв китайцев – это миф

По словам нашего собеседника, вплоть до 1986 года визиты китайцев в Приморье строго контролировались:

- Раз в сутки приезжал паровоз (именно паровоз), привозил товары из Китая, загружал наши. Помню, вылезал машинист в белых перчатках, вытирал поручни. Состав оцепляли патрули с собаками. После, когда границы открылись, сразу же образовались криминальные группировки. Торговлей машинами, например, занимались чеченцы. Но о китайцах ничего плохого не скажу – они еще в ту пору, кстати, выращивали арбузы, другие овощи, фрукты. До революции их же в Приморье вообще много было. Когда начался процесс реабилитации, мне бумаги мешками приносили – и там много дел по китайцам, корейцам было. По мне, так пусть живут, работают. Зачем все это – теплицы сносить, жечь? Наплыв китайцев – это миф! От них только польза, но госконтроль, конечно, необходим.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах