aif.ru counter
272

«Они создавали Челябинскую область»: Кирилл Щёлкин

rusmarka.ru / Commons.wikimedia.org

Касли–2 − именно с таким названием города на Южном Урале связана фамилия выдающегося учёного Кирилла Ивановича Щёлкина.

1955 год, почти 10 лет как дан старт «холодной войне» между СССР и США. Необходимо развитие новых видов вооружений, но без научных исследований это невозможно. 5 апреля 1955 выходит приказ № 252 «О задачах, структуре и основных руководителях нового ядерного центра НИИ–1011» (сегодня – РФЯЦ–ВНИИТФ — «Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно–исследовательский институт технической физики имени академика Е. И. Забабахина»). Научным руководителем и главным конструктором института, как и инициатором его создания, стал Щёлкин.

НИИ на ЧТЗ?

Рассказывают, что в карьере Кирилла Ивановича был такой случай. Перед самым созданием нового ядерного центра, на одном из заседаний Никита Сергеевич Хрущёв рассказал, что разговорил с первым секретарем Челябинского обкома, который пообещал отдать под центр новый большой цех ЧТЗ, а также 10% строящихся квартир. После этих слов Щелкин пытался объяснять, что в таком крупном городе, как Челябинск, нельзя размещать предприятие по производству атомных и водородных бомб. Хрущев тогда лишь отмахнулся от Щелкина… В ответ на этот жест Кирилл Иванович заявил, что просит освободить его от предложенной должности. Хрущев тогда упрекнул Славского «за плохие кадры, которые считают себя умнее всех». Покидая заседание, Никита Сергеевич отдал распоряжение: «Дайте ему все, что просит. А я через год приеду, и пусть тогда ответит за срыв правительственного задания».

Как появился Снеженск

Строительство первых корпусов НИИ и жилых домов началось в 1957 году, а 23 мая принято считать датой основания будущего Снежинска. Статус города, как и название Снежинск получил только в 1993 году, в разные годы ЗАТО называлось и Касли–2, и Челябинск–50, и Челябинск–70. В институте занимались дублированием ядерной программы Сарова (Арзамас–16), разрабатывали всевозможные ядерные заряды — от миниатюрных до сверхмощных.

Мемориальная доска К. И. Щелкину в Снежинске Фото: Commons.wikimedia.org / Bogdanov-62

Как Щлёкин Славского премии лишил

«Он случайно увидел в Министерстве этот список, подготовленный к отправке в Комитет по Ленинским премиям. В нем отсутствовал один из его «ребят», которого он представлял к награде, а вместо него оказался включен в список награжденных первый заместитель министра Е.П. Славский.

Отец взял список, достал авторучку, чтобы вычеркнуть Славского, сотрудники Министерства буквально повисли у него на руках, доказывая, что замминистра прекрасно знает этот вопрос и много им занимался. Отец в ответ на это сказал, что это входит в его служебные обязанности, а Ленинскую премию присуждают за творческий вклад в работу, а не за знание вопроса. Славский Ленинскую премию не получил. Это говорит о том, что отец глубоко уважал дело, которому служил, любил и опекал «ребят», которые творчески и беззаветно трудились рядом с ним. Его никогда не волновало, нравится ли он начальству. Главное, чтобы не страдало дело, которое ему поручено. Про таких говорят: их злейшими врагами были они сами» – вспоминает Феликс Щёлкин (сын Кирилла Ивановича Щёлкина) в своей книге «Апостолы атомного века. Воспоминания, размышления».

Как Щёлкин бассейн строил

Напряжённая умственная работа всегда требует разрядки, Щёлкин не был исключением, способом снятия напряжения для него стало плавание. Если летом можно окунутся в озеро, то зимой… И он, проявив инициативу, решает построить крытый бассейн. Даже котлован уже был готов. Но Славский, уже в должности министра среднего машиностроения СССР, такую роскошь запретил. Бассейнов не было тогда ни на одном объекте атомного производства. По воспоминаем ветеранов, Ефим Павлович уехал тогда в командировку. Щелкин решил действовать быстро, вместе с директором института Дмитрием Ефимовичем Васильевым отправился в Москву, на прием к председателю Верховного Совета РСФСР за разрешением. Не просили ничего, ни денег, ни стройматериалов, только разрешения. Как только разрешение было получено, Щёлкин, не теряя времени, позвонил домой: «Начинайте!» – и народная стройка пошла ударными темпами. Через сутки уже стояли стены бассейна. Славский был вне себя от ярости. Расчёт инициатора стройки оказался верным, Ефим Павлович так и не решился подписать указ о сносе здания. Бассейн был открыт в 1964 году и стал первым в Челябинской области. Заканчивали его, правда, уже без Щёлкина.

Фото: Commons.wikimedia.org

Завершение работы на Урале

В 1959 участились сердечные приступы, и Кирилл Иванович решил, что здоровье не позволят ему больше быть научным руководителем и главным конструктором НИИ №1011. В 1960 году он покинул Снежнск. Одной из причин ухода стало расхождение с властью во взглядах на развитие атомной науки и перспективы ядерного оружия. Щёлкин, как и Курчатов, был уверен, что время наращивания ядерного потенциала прошло. Но ни его, ни Курчатова Хрущев уже не слушал. Щёлкин всегда собирал вокруг института молодёжь, но добиться статуса наукограда так и не смог. В 1960 г. Кирилл Иванович узнает о смерти своего соратника и друга Игоря Курчатова. Так закончилась идея Курчатова–Щёлкина создать Уральский научный центр.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах