685

Из Парижа-в Троицк. На Южном Урале жила дворянка, которой писал Иван Шмелев

Мария Федоровна - в самом центре
Мария Федоровна - в самом центре / Фото из личного архива Анатолия Столярова / АиФ

А еще Мария Федоровна – потомок князей Фоминских и мать князя Григория Григорьевича Гагарина, ныне Предводителя Российского Дворянского Собрания.

Грипп по телефону

Седая, изящная, она появилась в Троицке где-то в середине 50-х прошлого века. В те годы и наша семья переехала жить в этот город. Уж так вышло, что Мария Фёдоровна и моя мама, Ираида Ивановна Столярова, случайно познакомились, а потом их знакомство переросло в крепкую сердечную дружбу наших семей до самой смерти мамы и Марии Фёдоровны.

Разбирая архивы, я нашёл некоторые свои записи рассказов Марии Фёдоровны. Вот они. «В самом начале XX века мы жили в Москве. Помню некоторые адреса столичных домов: «Напротив магазина Андреева», «Дом Шустова, что рядом с кладбищем», «Напротив дома генерал-губернатора», «Около цирюльни Кацмана». Такие вот были нехитрые адреса.

Ещё помню, как нам одним из первых в Москве установили квартирный телефон. Его номер – № 3, бесхитростный был вызов. В то время в Москве шёл повальный грипп, и мама, подняв трубку и услышав в ней простуженный голос, немедленно клала трубку обратно. Она боялась заразиться гриппом по телефону».

Берет Кутепова

«После революции мы оказались в Париже. Русские жили в нём тесно и дружно, а в нашем доме частыми гостями были Бунин, Шмелёв, генерал Кутепов, они все чего-то спорили о будущем России. Каждое утро Кутепов шёл на работу, и каждое утро, помню, повторялась эта картина.

– Александр Павлович, остановитесь! – кричала с акцентом его жена-эстонка (мне кажется, пронзительный голос Лидии Давыдовны слышал тогда весь русский район). – Кошелёк? – генерал шарил по карманам, находил кошелёк и кивал головой. – Очки? – опять кивок. – Ключи? – кивок. – Гребешок? – кивок. – А берет забыли, генерал!

Сконфуженный боевой белый генерал возвращался к крыльцу, надевал берет, а жена крестила его вослед.

Иван Сергеевич Шмелев рассказывал, что имя генерала от инфантерии Кутепова, героя Русско-японской войны и Первой мировой, стало нарицательным у русского офицерства как пример верности долгу и служения Родине. Он был не раз награждён высшими орденами России, ему вручили золотое Георгиевское оружие с бриллиантами «за выдающиеся воинские подвиги, требующие несомненного самопожертвования». Так они говорили.

В 1930-м Кутепов неожиданно исчез. Пошёл в церковь и средь бела дня пропал. Министр внутренних дел Франции во всеуслышание клятвенно заявил, что обязательно найдёт генерала и сурово накажет похитителей, а если такого не случится, немедленно подаст в отставку. Кутепова искали, но не нашли, он пропал бесследно, видно добротно сработали советские чекисты из органов НКВД. А бессовестный министр в отставку так и не подал».

Когда не будет Сталина

Мария Федоровна вышла замуж за русского дворянина Григория Тулубьева и поменяла девичью фамилию. Кто он? Дворянин, из потомственных военных, юнкером воевал в белой гвардии, был ранен, увезён в Сербию, блестяще окончил Чешский технический университет в Праге.

Фрагмент письма Ивана Шмелева  Фото из личного архива Анатолия Столярова

Непоседлив был дворянин Тулубьев, его семья жила во многих столицах мира, а Мария Фёдоровна владела в совершенстве французским, английским, немецким, хорошо знала итальянский, испанский, могла переводить с чешского, болгарского, польского, других языков. Они ждали, когда не станет Сталина, чтобы вернуться на Родину.

Это время настало, и в 1957 году КГБ СССР назначил местом их жительства город Троицк на Южном Урале. Здесь они и работали: Григорий Тулубьев – инженер на электромеханическом заводе, молчаливый, сухощавый и стройный, на всю жизнь сохранивший врождённое благородство, и Мария Фёдоровна – неунывающая, душа любой компании, педагог Троицкого педучилища.

Повторюсь, мама и Мария Фёдоровна стали подругами не разлей вода. О чём они так долго и хорошо говорили? Мама, крестьянка с четырьмя классами образования, и выпускница Парижского университета?

Как-то Мария Федоровна сказала:

– Знаете, Анатолий, ваша мама – редкая умница! У неё великолепный, отстоянный русский язык, первородные русские слова, все, как одно, из словаря Даля!

Мама ответила скромнее:

– Она – хорошая женщина, и мне с ней всегда хорошо.

Конечно же, не только это связывало их. Сколько помню, сердечность и чистота душ обеих были тому причиной.

Последние годы они также дружно и любя доживали в Челябинске. Умерли – вначале мама, потом Мария Фёдоровна. Обе похоронены на кладбище, что у цинкового завода.

Русская Песталоцци

У меня хранится ксерокопия письма замечательного русского писателя Ивана Шмелёва из Франции к Марии Фёдоровне. Вот оно:

2 мая 1931 г.

М. Ф. Карповой, Англия

Милая Мария – позвольте так, по-старому, называть Вас. Оказывается, Вы – в Англии, и я так и не успел поблагодарить Вас за Ваши занятия с нашим Иваном. Так вот, хоть с запозданием и я, и жена, – оба благодарим Вас сердечно. 

Фрагмент письма Ивана Щмелёва Фото: АиФ / из личного архива Анатолия Столярова

Благодаря Вашей педагогической мудрости, глубокому пониманию того, как можно заинтересовать наукой ребёнка (правда, ему уже 11 лет, но он душой ребёнок), благодаря Вашему такту, ровности, чуткости и, скажу прямо, талантливости преподавателя, Иван сделал бесспорные успехи. Молодец Вы!

Предсказываю Вам: если посвятите себя педагогической деятельности, – о, трудной, знаю я! – будете знамениты, вроде как бы Песталоцци. ** И дай Вам Бог, будьте здоровы. Покажете себя молодцом и в Англии!

Письмо Вам перешлёт почта – адреса Вашего не знаю.

Ваш Ив. Шмелёв

И еще о Марии Фёдоровне. Она приняла близко к сердцу горячее желание моего старшего сына Василия изучать языки и подготовила его к поступлению в вуз так, что приёмная комиссия была просто ошеломлена его знаниями. После четвёртого курса он принял участие в конкурсе вузов страны на лучшее знание английского языка (был такой конкурс в то время) и занял второе место в Российской Федерации. Потом блестяще окончил университет.

Низкий поклон Вам, Мария Фёдоровна Тулубьева, русская Песталоцци, как назвал Вас великий русский писатель Иван Шмелев. О Вас всегда говорят с любовью ученики, мы всегда помним Вас, пусть земля Вам будет пухом.

Справка

После нападения гитлеровской Германии на СССР Григорий Эрастович участвовал в Сопротивлении, после освобождения Франции был активным членом Союза Русских патриотов (затем – Советских патриотов, позднее – Советских граждан). Дважды арестовывался французскими властями, в 1949 г. выслан в советскую зону оккупации Германии, куда вскоре прибыла и Мария Федоровна Тулубьева с сыновьями Григорием от первого брака (Гагарин (Тулубьев) Григорий Григорьевич, род.во Франции в 1945 г., живет в Челябинске) и Андреем (Тулубьев Андрей Григорьевич, род. во Франции в 1948 г., живет в Ижевске). В ГДР семья жила до 1955 года, откуда выехала в СССР, где была определена на жительство в Троицк Челябинской области. Григорий Эрастович работал на Электромеханическом заводе инженером, занимался садом и охотой. Умер от инфаркта в 1960 г.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах