aif.ru counter
Антон ФЕРГЕ 1853

Хеви метал по-кургански. В Зауралье продолжают развивать добычу урана

В конце июня в истории добычи стратегического сырья для ядерного топлива в Курганской области была открыта новая страница.

На урановых месторождениях вместо карьерных экскаваторов и гигантских самосвалов работают буровые установки.
На урановых месторождениях вместо карьерных экскаваторов и гигантских самосвалов работают буровые установки. © / Людмила Ковалева / АиФ

Завод «Далур», входящий в структуру «Росатома», начал промышленное освоение Хохлов­ского месторождения близ Шумихи. Как это повлияет на работу предприятия и жизнь зауральцев в ближайшем будущем?

Бур вместо ковша

Начавшиеся на месторождении работы трудно не заметить – всё происходит в непосредственной близости от оживлённой автодороги. Но на то, как мы обычно себе представляем добычу полезных ископаемых, это мало похоже. Вместо карьерных экскаваторов и гигантских самосвалов здесь работают буровые установки. Всё дело в том, что завод добывает уран методом подземного выщелачивания. Вместо того чтобы рыть огромные ямы или глубокие шахты, бурится множество скважин, куда закачивают выщелачивающий раствор. Он проходит сквозь пласт, вымывает по пути заключённый в породу уран, а потом его выкачивают на поверхность и извлекают из него урановый концентрат различными химическими методами. Такой метод считается наиболее экологичным, и предприятие стало первым в России, которое применило его для добычи урана в промышленных масштабах.

В настоящее время основную свою деятельность завод ведёт в Далматовском районе, но, по словам генерального директора Николая Попонина, в ближайшие годы центр уранодобычи плавно переместится под Шумиху.

«По нашим планам этот процесс должен начаться в 2021 году, когда Хохловское месторождение заработает на полную мощность. К тому времени мы построим здесь вторую локальную сорбционную установку (ЛСУ) в дополнение к той, что была возведена в период опытно-промышленного освоения, – рассказал он. – Главный технологический корпус здесь строить не будем, он останется на Далматовском месторождении. Туда мы будем возить полученный на ЛСУ сорбент и уже там доводить его до жёлтого кека – нашего конечного продукта. Само Далматовское месторождение выработано уже на 72%. Мы продолжим работать на его эксплуатационных блоках где-то до 2027 года, а если всё получится с проектом по попутному извлечению скандия, то и дольше». 

Работы по обустройству Хохловского месторождения ведут сотрудники компании «Русбурмаш», которая, как и «Далур», входит в структуру уранового холдинга «Атомредметзолото» госкорпорации «Росатом». По словам замначальника бурового подразделения Геннадия Рычагова, сейчас на участке добычи работают шесть буровых установок ПБУ-1200, пробурены и готовы к эксплуатации 30 скважин, а всего на месторождении их будет около полутора тысяч.

«Раньше, до 2008 года, к буровым работам привлекали подрядчиков. Потом было принято решение создать внутри уранового холдинга собственное буровое подразделение. Это позволило не только оставить деньги внутри компании, но и получить гарантированно высокое качество работ. За плечами «Русбурмаша» в общей сложности более миллиона погонных метров пробуренных скважин. А с 2017 года мы ведём ещё и строительно-монтажные работы, так что теперь сдаём скважины полностью оборудованными – что называется, под ключ», – добавил Рычагов.

В настоящее время основную свою деятельность завод ведёт в Далматовском районе, но в ближайшие годы центр уранодобычи плавно переместится под Шумиху.
В настоящее время основную свою деятельность завод ведёт в Далматовском районе, но в ближайшие годы центр уранодобычи плавно переместится под Шумиху. Фото: АиФ/ Людмила Ковалева

Трубы и «трубачи»

Обустроить добычную скважину для уранового промысла – это далеко не то же самое, что пробурить скважину на воду в саду. Она должна быть не только глубокой (до 600 метров), но и надёжно изолированной от окружающей среды, в особенности от грунтовых вод. Для этого при бурении используют особый буровой раствор на основе глины, который запечатывает водоносные горизонты по всей высоте ствола. После обсадки пластиковыми трубами всё затрубное пространство вплоть до устья скважины гидроизолируют цементным и гель-цементным растворами.

Все тонкости обустройства скважины наглядно на макете показал главный технолог АО «Русбурмаш» Илья Курашов.

«В настоящее время мы используем трубу НПВХ, поскольку она более долговечная и надёжная, – объясняет он. – Еще один неоспоримый плюс такой трубы – возможность монолитного соединения. Резьба намазывается специальным клеем, который растворяет её поверхностную часть, и после высыхания получается неразрывное соединение. В итоге колонна практически по всей высоте представляет собой сплошную монолитную трубу. Вкупе с добычным комплексом система представляет собой замкнутый контур без каких-либо протечек».

Смысл всех этих «заморочек» со скважинами один – полностью исключить воздействие на окружающую среду. Причём не только в период эксплуатации месторождения, но и после него. Ликвидация отработанной скважины – это почти такой же мудрёный процесс, как и её обустройство.

«Верхняя часть трубы (20-30 метров) удаляется, а оставшаяся часть вплоть до фильтров заливается бетоном, – добавил Курашов. – После рекультивации поверхностного слоя территория месторождения приобретает свой первоначальный вид и может быть возвращена в хозяйственный оборот. Например, для выпаса скота».

Как будет выглядеть Хохловское месторождение лет через пять-семь, можно уже сейчас увидеть на существующем участке опытно-промышленной добычи. Посреди зелёного поля среди густой травы и деревьев рядами возвышаются оголовья скважин, подсоединённые к уложенным на эстакадах полиэтиленовым трубам. Те в свою очередь ведут к пескоотстойнику – средних размеров открытому бассейну, куда попадает добытый из-под земли продуктивный раствор для осаждения взвесей.

Выщелачивающий раствор проходит сквозь пласт, вымывает по пути заключённый в породу уран, а потом его выкачивают на поверхность.
Выщелачивающий раствор проходит сквозь пласт, вымывает по пути заключённый в породу уран, а потом его выкачивают на поверхность. Фото: АиФ/ Людмила Ковалева

Отстоянный раствор выкачивают четырьмя насосами и по трубам переправляют на локальную сорбционную установку. Там из него осаждают уран, пропуская через ионообменную смолу. Смолу загружают в автоцистерны и отправляют на дальнейшую переработку на завод в

Уксян­ском, а пустой раствор укрепляют серной кислотой и снова пускают в работу. Здесь любят подчеркнуть, что цикл полностью замкнут, то есть не предусматривает ни сброса отходов в окружающую среду, ни систематического забора воды извне.

Наследие динозавров

Откуда же взялся уран в Курганской области? Как пояснил главный геолог компании Юрий Лаптев, в кларковом количестве этот элемент существует повсеместно, но при определённых условиях может накапливаться в некоторых местах.

«На территории Курганской области накопление урана происходило на границе юрского и мелового периодов (140 млн лет назад) в здешних речных долинах. Постепенно они заполнялись осадками в виде песка, глины и углистых остатков и в конечном счёте были законсервированы. Потом начался период жаркого климата, прошёл мощный процесс окисления горных пород и формирования значительной, порядка ста метров, толщи красноцветной глины. В этих условиях весь содержавшийся в кварковых количествах уран освободился и вместе с подземными водными потоками попал в эти речные отложения.

Окислительная среда сменялась на восстановительную, миграция урана прекращалась, и в этих местах происходило его накопление», – рассказал Юрий Иванович.

Таких мест, где накапливался уран, было три, и сейчас они называются Далматовским, Хохловским и Добровольным месторождениями. Их совокупные оценочные запасы – почти 25 тысяч тонн урана. Самое богатое – Далматовское, но оно в основном уже выработано.

Примечательно, что курганские месторождения были одними из первых среди открытых, которые формировались в речных долинах. До этого уран чаще всего находили в осадках древних морей. Таких месторождений много, например, в Средней Азии. Сейчас месторождения курганского типа разрабатывают всё чаще. В России их аналогом являются залежи в Бурятии, которые разрабатывает АО «Хиагда».

То, что природа копила миллионы лет, современная промышленность способна переработать за несколько десятилетий. Завод существует с 2001 года и, по словам Николая Попонина, продолжит работу, как минимум, до 2040-го благодаря запасам Хохловского месторождения. Потом предполагается переезд предприятия на Добровольное месторождение в Звериноголовском районе. Пока что там готовятся к опытно-промышленному этапу, который должен подтвердить целесообразность разработки этого месторождения.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество