aif.ru counter
159

Девочки идут на войну. Как мамин крестик спас челябинку во время бомбежки

Мария Михайловская с мужем Иваном.
Мария Михайловская с мужем Иваном. © / Из личного архива

Чем дальше от нас события Великой Отечественной войны, тем нам ценнее и дороже общение с настоящими ветеранами, участниками боевых действий. Корреспондент «АиФ-Челябинск» записала воспоминания челябинки Марии Петровны Михайловской, которая была призвана на фронт в 1942 году. В 2019 году ей исполнилось 96 лет.

«Призывать было некого»

Повестка в военкомат Марии Михайловской (тогда – Панкратовой) пришла 13 апреля 1942 года. Она училась в средней школе в Острогожске (районном центре Воронежской области), заканчивала 10-й класс. Такие же повестки пришли пяти ее одноклассницам. Выпускные экзамены девушкам вместо июня пришлось сдавать в апреле.

«Убили всех молодых ребят, которые ушли на фронт, призывать уж было некого. Сталин издал приказ – мобилизовать нас, девушек, забирать прямо из 10-го класса», – рассказывает Мария Петровна.

Затем мобилизованных отправили в «учебку» в Воронеж: там их учили с земли определять типы немецких самолетов, по какому курсу летит и т.д. Как говорит Мария Петровна, девушки изучали силуэты, ведь так они должны были определить – или наш самолет, или немецкий. Также ориентировались по размаху крыльев, по шуму моторов, по шасси. Тогда самолеты летали на небольшой высоте, их хорошо было видно.

«Наша часть называлась 4-й полк ВНОС – воздушное наблюдение и оповещение связи.  Мы были первыми помощниками зенитчиков, наша задача была – передать сведения зенитным батареям и на аэродромы, но у нас тоже было зенитное вооружение, – вспоминает Мария Петровна. – Наша часть находилась в прифронтовой полосе».

 «Лежу, шепчу молитву»

В конце июня 1942 года немцы начали наступление на воронежском направлении и нанесли удар по армиям Брянского фронта. Вскоре фашисты прорвали оборону наших войск, и для немцев открылся путь на Воронеж и Дон. Как раз в то время Мария Михайловская, шесть девушек из ее полка и руководитель их группы – старший сержант – находились на точке наблюдения в лесу, в 15 километрах от Острогожска. Недалеко от землянки, где они расположились, проходила дорога. И однажды утром они увидели, что на дороге началось активное движение наших войск, вместе с военными по дороге шли и гражданские – женщины, дети, старики.

Старший сержант послал нашу героиню узнать, что случилось.

«Шофер одной из машин мне сказал, что немцы начали наступление и пришел приказ войскам отступать за Дон, – говорит Мария Петровна. – Связь к тому времени с нашим полком прервалась, поэтому приказ до нас не дошел. Нам тоже пришлось отступать, но нужна была лошадь, чтобы погрузить оборудование. У меня характер был боевой, и сержант отправил меня в деревню за лошадью. Я в деревню пришла, отыскала конюха. Колхозный конюх говорит: «Еще чего, не дам». Я ему говорю: «Ты видишь, что творится? Немцы-то наступают, я сейчас пойду и доложу, что ты враг советской власти. Ты немцам оставляешь этих лошадей?». В результате он не только дал мне лошадь, но и сам ее запряг».

Когда Мария Петровна вернулась, девушки погрузили аппаратуру, сами сели на эту телегу и поехали к Дону. Но спокойно добраться до своей части не получилось. По дороге налетели немецкие самолеты, начали бомбить колонны отступающих.

– Сержант сказал: девчата, бегите в рожь, и мы залегли в рожь, – вспоминает Мария Петровна. – У летчика пулемет, он стреляет по людям, по тем, кто лежит на земле. А мама, когда я уходила на фронт, дала мне крестик, он в кармашке лежал. Я же комсомолка была, нельзя было его носить. Лежу и молюсь, читаю молитву Богородице, думаю – не хочу погибать, я же не жила еще! Самолет кружился прямо надо мной, я даже видела летчика. Но он вдруг взял и улетел, не стал стрелять. Бог меня спас тогда. 

Две Марии всю войну были неразлучны.
Две Марии всю войну были неразлучны. Фото: Из личного архива

«Вас признают дезертирами»

Надо сказать, в самом начале службы Мария Михайловская познакомилась и быстро сдружилась с такой же бывшей десятиклассницей Марией Шиленко. Всю войну они прослужили вместе и были неразлучны. Эту дружбу они пронесли через всю жизнь. Несмотря на то, что после войны жили в разных городах, они постоянно переписывались, созванивались, ездили друг к другу в гости.

А тогда, в 1942-м, во время отступления, они увидели войну такой, какая она есть – жестокой, беспощадной, кровавой. Бомбежки, горящие села, трупы, лежащие вдоль дорог, по которым двигались колонны…

«Немцы бомбили беспрерывно. Во время переправы через Дон люди не могли выйти на берег из-за бомбежек, – говорит Мария Михайловская. – Мы с подругой Машей переплыли Дон, вырыли ямы в песке и там прятались. Высокий берег как-то нас загораживал. А некоторые люди вообще не умели плавать, а переправляться-то надо. Я посоветовала взять плетни с огородов и плыть на них. Многие так и сделали – поплыли с этими плетнями».

В неразберихе отступления девушки потеряли своих однополчан и решили добираться до родного села Марии Шиленко, оно находилось недалеко от линии фронта. Шли несколько дней, останавливались на ночь в деревнях у чужих людей, но все-таки добрались, немного отдохнули, переночевали у родственников.

– Наутро нас разбудил дед Маши, сказал, что надо идти на пересыльный пункт, а то нас признают дезертирами, – рассказывает Мария Петровна. – Мы пошли туда, предъявило свои документы, и нас отправили в зенитно-артиллерийский полк – связистами-телефонистами.

«Как в глаза детям будешь смотреть?»

Но не только телефонисткой Марии Петровне пришлось быть на фронте. Когда ее часть стояла возле города Энгельса, заболел повар, и Михайловская стала еще и кашеваром. С утра до вечера варила-готовила, а вечером работала телефонисткой. К концу войны часть оказалась в Литве. Как говорит Мария Петровна, многие сельские жители ушли вместе с немцами, и там бродило множество брошенных коров.

«В каждой части был пастух, он пас этих коров, я их доила, а молоко раздавали командирам батарей по списку», – говорит она.

Смелый и решительный характер не раз выручал Марию Петровну в сложных ситуациях.

«Моя подруга Маша Шиленко была скромная, а я, наоборот, боевая. Были случаи, когда надо было постоять за себя, – говорит Мария Петровна. – Например, парни к нам приставали, когда мы ехали в товарняке, на общих нарах. Приходилось ругаться и даже материться. Все же мне удавалось отбиться от назойливых ухажеров».

Вспоминает моя собеседница и такую, не очень приятную историю. Однажды она ночью стояла на посту, с винтовкой, а старшина подошел сзади, схватил ее в обнимку, попытался затолкать в баню и раздеть. «Я ему говорю:

«Уходи пока не поздно, как тебе не стыдно, у тебя же трое детей! Я на тебя рапорт напишу, как ты в глаза детям будешь смотреть?» – рассказывает она. – В общем, выругался он и ушел».

Мария Петровна ушла на фронт в 18 лет.
Мария Петровна ушла на фронт в 18 лет. Фото: фото из личного архива

«В Челябинске дают жилье»

В 1945 году, после окончания войны, вышел приказ о демобилизации женщин из армии, и Мария Петровна вернулась домой, в родное село Солдатское Воронежской области. Вскоре она вышла замуж за своего однополчанина Ивана Михайловского. В это же время из Челябинска приехал знакомый ее матери. Он рассказал, что на челябинских заводах требуются рабочие руки, и главное – работникам заводов дают жилье. И Мария Петровна с мужем в 1946 году уехали в Челябинск.

Она устроилась сначала табельщицей в гараж абразивного завода, потом перешла на ферросплавный завод, стала работать расчетчицей: начисляла заработную плату.

«У меня было 10 классов – я была одной из самых образованных на заводе», – говорит Мария Петровна.

Но ей хотелось учиться и дальше, и она поступила в Ленинградский финансово-экономический институт, на заочное отделение. Окончила вуз, получила диплом по специальности «бухгалтер-экономист» и много лет работала преподавателем бухгалтерского учета в Челябинском учебно-производственном комбинате Центрального статистического управления СССР.

«Если быть точной, то я проработала там 33 года 3 месяца и 3 дня. Оттуда ушла на пенсию в 1989 году. Потом еще трудилась в разных местах: в отделе соцзащиты, бухгалтером в жэке», – говорит моя собеседница.

Кстати, в квартире дома, расположенного в микрорайоне ЧГРЭС, Мария Петровна живет с 1949 года. У нее большая семья: две дочери (старшая родилась в 1948 году, а младшая – в 1949-м), две внучки, одни внук и шестеро правнуков. Мария Петровна – прекрасный рассказчик, она помнит интересные подробности, шутит, говорит ярко и образно.

Нам всем стоит помнить, что настоящих ветеранов, воевавших на передовой, осталось совсем мало, и поэтому так важно успеть поговорить с ними. Когда слушаешь их рассказы о себе и о военном времени, то кажется, что с тобой говорит сама история.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах