aif.ru counter
5839

Чудо для Марины. Случайный донор помог девочке побороть смертельный недуг

Ежегодно диагноз «онкогематология» ставится порядка 50 тысячам россиян, чаще всего детям. Доноры костного мозга и стволовых клеток периферической крови для таких больных в большинстве случаев — последняя надежда. Однако найти подходящего трансплантата удаётся далеко не всем, ибо города, где существуют регистры таких потенциальных доноров, можно пересчитать по пальцам одной руки. За рубежом донорство костного мозга более развито, чем в России. Но подчас такие траты не по средствам родителям, проводящим дни и ночи около больного ребёнка. Кроме того, иностранцы зачастую не подходят русским пациентам по фенотипу из-за принадлежности к другой национальности.

И всё-таки чудеса случаются. Два года назад челябинская студентка Юлия Ковалёва стала первым неродственным донором стволовых клеток в Российской клинической детской больнице, находящейся в Москве. Там, на волосок от смерти, измождённая от химеотерапии, лечилась 11-летняя Марина Назарова из Магнитогорска. На протяжении двух лет после трансплантации в состоянии ребёнка наблюдались то улучшения, то болезненные срывы. И вот совсем недавно врачи обрадовали семью: болезнь окончательно отступила. О том, как семья из Магнитогорска пережила ад, уникальном доноре и мечтах Марины, читайте в материале «АиФ-Челябинск».

Страшный диагноз

До осени 2011 года Марина была обычным жизнерадостным ребёнком. Занималась танцами, любила петь и помогала маме с уходом за 3-месячной сестрёнкой Виолеттой. И тут родители стали замечать, что 9-летняя дочь, которая вела довольно активный образ жизни, день ото дня заметно прибавляет в весе. Обеспокоенная мама Татьяна Владимировна тут же отвела её к эндокринологу, но анализы показали, что гормоны в норме. А спустя несколько месяцев на теле девочки выступили кровяные точки, и ребёнок моментально покрылся синяками.

Из магнитогорской больницы Назаровых экстренно направили в Челябинскую детскую клиническую больницу. Пункция костного мозга показала, что у Мариши идиопатическая апластическая анемия — заболевание костного мозга в тяжелой форме. Последовала череда анализов. Врачи запретили ребёнку ходить в школу, так как при любом, даже несильном ударе, у неё могло открыться внутреннее кровотечение.

Медики не исключают, что причиной заболевания Марины стала плохая экология. Фото: Из личного архива Марины Назаровой

Девочке дали инвалидность. Ей регулярно требовалось переливание тромбоцитов и эритроцитов. Для сдачи анализов и процедур мама с дочкой каждую неделю ездили в областную столицу. Из-за низкого иммунитета любое дуновение ветерка оборачивалось температурой и опоясывающим герпесом. В результате врачи прописали курс инъекций антитимоцитарного лошадиного глобулина, стоимостью 800 тысяч рублей. 31-летняя Татьяна, находящая в декрете, и её муж Андрей, занимающийся установкой пластиковых окон, потянуть такого не могли. На помощь пришли неравнодушные люди. Всем миром с помощью общественного движения «Искорка» они собрали больше миллиона.

«Вспоминаю те дни, как страшный сон. Это был конец света, конец жизни. Пока сутки напролёт проводили в больнице, дома подрастала младшая дочь, — вспоминает Татьяна. — Лечение, бессонные ночи, нервные срывы, слёзы, преодоления — всё это продолжалось четыре года. А в соседних палатах умирали детки... До сих пор не могу вернуться в реальность. Страшно, что всё может повториться. Изо всех сил пытаемся забыть пережитое».

В результате агрессивное лечение «убило» вредоносные клетки крови девочки. Но спустя полгода, отведенные на восстановление организма, улучшений не произошло. Когда и второй курс оказался бесполезным, семья Назаровых решила ехать в Москву. Там Марине поставили второй пугающий диагноз — пароксизмальная ночная гемоглобинурия. Единственным шансом на спасения стал донор костного мозга. Однако родственники, в том числе родная сестра, не подошли.

Подари жизнь

«Всегда любила помогать окружающим, — говорит будущий донор школьницы Юлия Ковалёва. — Первый раз сдала кровь во время студенческой акции, оказалось, что у меня редкая четвёртая положительная. Затем пришла на Челябинскую областную станцию переливания крови повторно со справкой от врача, чтобы и дальше мою кровь переливали пациентам. Без раздумий записалась в потенциальные доноры костного мозга. Шанс, что я кому-то подойду, был ничтожно мал».

Медики констатировали, что произошедшее иначе как чудом не назовёшь. Индивидуальный набор белков 23-летней студентки Южно-Уральского государственного университета оказался полностью совместим с антигенами клеток 11-летней Марины. Больше того, девушка согласилась стать донором на безвозмездной основе. На подготовку к трансплантации ушла весна 2013 года. Пока Юлия ходила по врачам в Челябинске, Марина стойко переносила химеотерапию в Москве. Поездку донора и саму операцию стоимостью около 2 млн рублей оплатил благотворительный фонд «Подари жизнь», учрежденный актрисами Чулпан Хаматовой и Диной Корзун.

Вместо болезненной для донора трансплантации костного мозга врачи взяли у Юлии стволовые клетки периферической крови. Для этого в течение пяти дней девушке кололи препарат, увеличивающий количество стволовых клеток, выделяемых в кровяное русло. Лекарства вызывали у донора озноб и слабость, были проблемы и с венами, однако Ковалёва ни на секунду не сомневалась в решении. Сама процедура в день X продолжалась шесть часов. Всё это время донор был подключен к специальному аппарату, который, забирая кровь из вены, отбирал стволовые клетки, а затем возвращал кровь к донору.

Сама Юля родом из другого южноуральского города - Снежинска. Фото: Из личного архива Юлии Ковалёвой

«Родители до последнего отговаривали меня от донорства, опасаясь последствий. Однако врачи заверили, что поводов для беспокойства нет, и восстановление проходит быстро, — говорит Юлия. — Было неважно, кому введут мои стволовые клетки, главное, это может кого-то спасти. Но смотреть в клинике на детей, полысевших от химеотерапии и передвигающихся по коридорам с капельницами, было ужасно больно. В душе я гордилась своим поступком».

Факт
Ежедневно сдать кровь на Челябинскую областную станцию переливания крови приходят порядка 100 человек. На сегодняшний день в области зарегистрировано 19 тысяч 902 почетных донора, которые более 40 раз бесплатно сдали свою кровь. В регистре доноров костного мозга и стволовых клеток Челябинской области насчитывается более 5 тысяч человек. Совсем недавно на очередную трансплантацию поехал 13-й южноуралец.

В чужой шкуре

Медики отмечают, что детки с диагнозом «онкогематология» кажутся взрослыми не по годам. Разумеется, они понимают, что завтра может уже не быть, но показывать слабину им стыдно. Они как рыбки, вытащенные из воды, пытаются поймать ускользающую лёгкость, радость, детство. Они пытаются наполнить смыслом месяцы в белых палатах, стараются стать оплотом для родителей.

Марина была такой же. В перерывах между курсами лечения она продолжала изучать школьную программу на домашнем обучении. Каждый праздник делала для родных особенным — придумывала неординарные поздравления, ставила концерты. Девочка стойко переживала побочные эффекты лечения, в том числе выпадение волос.

«Поначалу я не понимала, что со мной происходит. Часто плакала. Но после года в больнице смирилась. Родители говорили, что если буду «расклеиваться», ничего не получится. Кроме того, маму тоже нельзя было сильно расстраивать, — признаётся Марина, которой уже 13 лет. — Так долго лежать в больнице было утомительно. Я старалась подружиться с другими пациентами. В Москве, например, была девочка с таким же заболеванием, как у меня. И её вылечили, поэтому надежда у меня была».

Возрождение

Пересадка костного мозга и стволовых клеток раковым пациентам необходима для восстановления после химеотерапии. Однако трансплантация ещё не гарантирует выздоровления. Существует вероятность реакции, именуемой «трансплантат против хозяина», когда лейкоциты донора принимают клетки как чужие и атакуют их. При этом чаще всего поражается кожа, печень и кишечник. На восстановление организма Марины ушло два года. Девочка продолжала пригоршнями пить таблетки. И как только медики решили, что она идёт на поправку, ей резко стало плохо. Упали тромбоциты, результаты анализов вновь заставили семейство Назаровых сходить с ума. Только спустя год после трансплантации ребёнка окончательно отпустили домой. Магнитогорцы сняли квартиру в Подольске, продолжая регулярно проходить обследования. В феврале 2015 года врачи наконец-то отметили лекарственные препараты. А в начале лета рекомендовали Марине готовить портфель в школу, куда она сможет ходить сама.

Марина не любит вспоминать, какой она была во время болезни, но сейчас с радостью ждёт начала учебного года. Фото: Из личного архива Марины Назаровой

У Мариши уже отрасли новые волосы, к удивлению всех, они стали кудрявыми. А еще у неё поменялась группа крови — теперь как у её донора. Родители отмечают, что дочь очень стойко пережила болезнь, и теперь рвётся наверстать упущенное. Впереди у неё еще четыре года учёбы в школе, после которых девочка мечтает стать актрисой.

«Я стала смотреть на жизнь по-другому, — отмечает Марина. — Самое главное — никогда не сдаваться, всегда бороться до конца. Ещё важно заботиться о семье, потому что родные никогда не бросят».

Кровное родство

Несмотря на то, что закон запрещает общаться донорам и реципиентам, Татьяна, осознавая, какую услугу делает им посторонний человек, познакомилась с Юлей ещё во время донации в Москве. Землячки быстро нашли общий язык, главной темой разговоров стало выздоровление Марины. Теперь 29 июля 2013 года девочка празднует свой второй день рождения. А со своим донором она продолжает общаться через социальные сети. 25-летняя Юлия тем временем подарила жизнь уже второму человеку — растит дочку. Никаких осложнений, кроме временных болезненных ощущений в костях, девушка не испытала. Теперь, когда Марина окончательно поправилась, она мечтает встретиться с ней.

«Словами не передать, что я почувствовала, когда впервые увидела Юлю. Сразу было видно, что она светлый и добрый человек. Как мать, понимаю её родных, отговаривающих от операции. И безмерно благодарна ей. Юлия наш спаситель, — рассказывает Татьяна Назарова. — С первых же минут общения появилось ощущение, что она мне как родная. Теперь Юля с Мариной сёстры по крови. Мне кажется, донорство без преувеличения можно назвать подвигом».

Юлия Ковалева за два года после трансплантации успела завести собственную семью и родить дочь Дарью.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах