152

Здания-невидимки. На Урале создадут эко-парк с двигающимися скульптурами

Возможно, такие двигающиеся фигуры Тео Янсена появятся в эко-парке под Челябинском.
Возможно, такие двигающиеся фигуры Тео Янсена появятся в эко-парке под Челябинском. Из личного архива

Недавно известный челябинский зоозащитник и ветеринар Карен Даллакян встретился с президентом страны Владимиром Путиным, рассказал об истории львёнка Симбы, о вопросах и проблемах, над которыми работает приют «Спаси меня». После встречи стало известно, что под Челябинском будет создан целый эко-парк, где будут не просто лечить и выхаживать животных – появится парк, равному которому пока нет в стране.

Спроектировал парк известный московский архитектор Сергей Непомнящий – главный архитектор Института гелиотектуры, нового направления в архитектуре, где огромное значение уделяется солнечному свету, энергоэффективности и единению с природой.

Как бурелом может стать частью парка? Увидим ли мы шагающие скульптуры рядом с тиграми? Реально ли загнать автомобили под землю, а поверхность отдать под пешеходные зоны и зелёные насаждения?

Об этом наш разговор с гостем редакции.

Опоры ЛЭП превратят в животных

Кореспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: - Говорят, что эко-парк будет по-настоящему уникальным – в виде амфитеатра – вы действительно хотите реализовать именно эту концепцию?

Сергей Непомнящий: - Скорее, это будет всхолмлённая поверхность, где застройка будет практически невидима. Фактически – это парк-рельеф. По проекту здания будут покрыты грунтом, на котором разместятся трава, деревья, кустарники, появятся водопады. Можно будет гулять по дорожкам, которые из леса поднимаются на кровлю, но самого здания вы практически не заметите. Видны будут только холмы, лес, животные.

Будут выделяться лишь отдельные фрагменты здания – например, главный вход, как маркер принадлежности к современной архитектуре. Всё остальное – зеленый ландшафт, максимально приближенный к нерукотворному. Этот принцип лежит и в основе гелиотектуры – концепции, которой я придерживаюсь. «Архитектуры» вокруг и так слишком много – настоящее художественное произведение, достойное восхищения и звания Архитектуры – редкость, в большинстве случаев строительные объекты к архитектуре отношения не имеют.

- В чём ещё состоят особенности эко-парка? Чем он будет отличаться от других? Прозвучала идея, что ради такого парка поедут даже туристы из других регионов.

- Парк должен быть разнообразен и интересен, сочетать в себе разные типы ландшафтов. Цивилизованные скульптурные холмы со стрижеными газонами и точным рисунком пешеходных дорожек соседствует с зеркалами водоемов, с волнующейся на ветру поверхностью степных трав. Обязательный атрибут парка – музыкальные концерты, где главные исполнители – ансамбли лягушек, кузнечиков и птиц, а инструменты – лесные поляны и живописные извивы болот, с их контрастами фактур и цвета. Мне кажется очень достойной задачей создать романтический «Буреломный парк». В последние годы по Подмосковью прокатилась волна ураганов, вырвавших с корнем вековые деревья, поломавших как спички 30-метровые сосны, забаррикадировавшие проходы по лесу многослойными завалами стволов.

По прошествии нескольких лет это трагическое зрелище приобрело черты художественного произведения – жизнь берет своё и природа активно восстанавливается. Бурелом прорастает молодыми деревьями, слои поваленных елей уплотняются, покрываются мхом, и вместе с точащими дыбом вывороченными корнями образуют сказочные скульптуры, покрывающиеся по весне цветами. Полотнам Шишкина далеко до этой красоты, и если санировать эту конструкцию, художественный эффект может быть потрясающим.

- Вроде увлечения, популярного ещё в СССР, когда из коряг создавали произведения искусства?

- Верно. Или из того материала, что выбросило море. Но такие изделия ставят на стол, а мы замахиваемся на создание атмосферы сказки, волшебного леса.

- Правда ли, что есть какие-то сложности с выделением участка под эко-парк?

- Сложности действительно есть, но надеюсь, они преодолимы. Ведь Челябинск может получить действительно уникальный эко-парк. Там будет место для ветеринарной клиники, вольеров, профессионального общения ветеринаров и экологов, художников и волонтёров.

Кстати, через участок проходит линия электропередачи. Мы сначала хотели было расстроиться – техническое сооружение не вписывается в идею парка. Но решили, что можно превратить эти ЛЭП в основу для художественных инсталляций. Были просто металлоконструкции, а могут становиться фигурами животных, людей. Рядом можно проводить различные акции, обыгрывая фигуры.

И ещё одна тема. В Нидерландах живет удивительный мастер, создающий гигантских фантастических животных, разгуливающих по песчаному пляжу Северного моря – Тео Янсен. Конечно, это «просто» кинетические скульптуры – многоножки с парусами-крыльями, ажурные, как бы собранные из бамбуковых стержней. Но «ведут они себя» как живые: походят к морю как к водопою и поворачивают обратно, подходят друг к другу, «общаются» и расходятся. В высоту они достигают 3-4 метров, в длину 10 метров. Если они могут разгуливать по пляжу, то почему бы им не поселиться на ровной площадке под ЛЭП? Было бы здорово пригласить Тео Янсена в Челябинск, чтобы он оживил не только северный пляж, но и Южный Урал. Представляете, какой будет эффект от соседства живого тигра и гигантской «живой» многоножки с крыльями? Такой контраст был бы интересен.

Парк может быть и в воздухе

- Когда вам показали площадку недостроенного челябинского Конгресс-холла, вы сказали, что элементы этого проекта можно использовать – каким образом?

- Возможно, как элемент парка. Вообще, в любом городе немало недостроенных или заброшенных зданий, которые могли бы стать частью новых необычных решений. Арки вашего Конгресс-холла позволили бы создать парк на нескольких уровнях, чтобы люди гуляли не просто по поверхности земли, а в вертикальном лабиринте из зелени, различных площадок.

Такие примеры в мире уже есть. В Нью-Йорке заброшенную дорогу на эстакаде превратили в парк и пешеходную зону. И как ни странно, это успешный коммерческий проект. Всё делалось на энтузиазме, но в результате район вокруг приобрёл новый статус, цена на недвижимость начали расти, а это и рост налоговых платежей, и создание условий для развития бизнеса. Так что необычные идеи могут оказаться прибыльным делом.

- Заброшенных и недостроенных зданий хватает в любом российском городе – получается, у нас повсюду, куда ни глянь, золотое дно?

- На самом деле это непростая задача. Потребуется детальное обследование, чтобы понять, будет ли работать конструкция, надо ли усилить её или наоборот разрушить, чтобы пропустить солнечный свет к зелени. Спроектировать такие объекты – задача для специалиста экстра-класса. Это не просто типовой дом запроектировать.

Китай уже заинтересовался

- Вы призвали загнать в городах автомобили под землю, а наземную поверхность отдать пешеходам и паркам. Это реально? Где-то в мире такое уже сделали?

- Вполне. Причём не только в крупных городах. Помимо успешных подобных проектов в таких крупных канадских городах, как Торонто, Ванкувер, можно назвать относительно небольшой город Оулу в Финляндии. Там построили целую сеть тоннелей для автомобилей, в центре города можно подъехать под землей практически к каждому зданию, при этом на улицах старого города машин нет совершенно - всё только для пешеходов. Хочешь сесть в автомобиль – изволь спуститься на три метра ниже улицы.

- Вы неоднократно говорили о солнечном свете, зелени, природе. Это одна из основ гелиотектуры?

- Речь идёт о вертикальном световом зонировании и организации световых каналов, по которым свет беспрепятственно попадает в помещения, и через которые люди смотрят на горизонт и природу, а не в стену и окна с бытовыми сценами из жизни соседей в доме напротив. Разным помещениям нужно разное количество солнечного света. В общем виде наши проекты представляют собой холм со световыми каналами. Современная норма естественной освещенности в жилье - 0,5% от освещенности под открытым облачным небосводом. Так мало потому, что в стандартной застройке канал поступления света в помещение перекрывается домом напротив: из окон нижних этажей неба не видно, а в помещение попадает только свет, отраженный от видимого из окна соседского фасада.

Так вот, в нашем жилом холме жилье для семей с детьми расположено в верхних этажах, и там света в несколько раз больше нормы. Ниже – апартаменты для временного проживания, еще ниже офисы, где солнечный свет просто вреден. Вы наверное сталкивались с ситуацией, когда солнце попадает на монитор? Работать невозможно. А еще ниже – паркинги и технические помещения. Что такое солнце на автостоянке тоже, вероятно, представляете себе – это далеко не лучший вариант сауны. Так что каждому помещению солнца – по потребности, парку – максимально.

- Считаете, что будущее за такой архитектурой?

- Уверен в этом. По всему миру все больше объектов, максимально приближенных к гелиотектуре, и все более детально сходство. Вообще, экология – это глобальный тренд. В Европе экологическая архитектура развивается в таком направлении – делают дома из дерева или из материала, который легко утилизировать. Дерево, впрочем, тоже легко утилизировать.

Другой подход, которого придерживаюсь я – чтобы в здании на века создавались фундаменты, перекрытия – уровни, «умножающие поверхность земли» и кровля с парком. То есть, мы на века увеличиваем количество земли. А фасады и интерьеры можно менять. Можно менять функцию помещений. Можно и нужно менять инженерное оборудование. Это проще, чем утилизировать дом целиком.

- Есть ли регионы или страны, где заинтересовались вашими идеями?

- Пока Китай – единственный, кто ухватился за эту идею. Это понятно, учитывая их население, ресурсы. Ниши проекты вошли в утвержденный генплан Шаньтоу. Это несколько зданий- гелиокластеров общей площадью по два миллиона квадратных метров каждое, включающих жилье, офисы, спортивные залы, школы, рестораны, торговые улицы… всё-всё-всё.

И каждое такое здание занимает всего восемь гектаров.

У этого направления большие перспективы и в плане энергоэффективности. Количество тепла, выделяемое людьми в масштабных проектах, которыми мы занимаемся, сопоставимо с энергией электростанции, а на отопление используется лишь несколько процентов этого тепла. Избыток тепла можно превращать электрическую энергию. Это дело хитрое, но подобные разработки уже ведутся.

В общем, все что по отдельным элементам позволяет более эффективно использовать природные ресурсы, собираясь в систему дает поразительный эффект. Мы можем не забирать из природы воду, свежий воздух, энергию, биомассу и прочие ресурсы, а наоборот, отдавать все это природе.

Иными словами, мы движемся к сокращению нашего экологического следа до отрицательных значений.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах