Примерное время чтения: 7 минут
234

«Слабохарактерных отсеивали сразу». Танкист – об учебе и службе

Виталий Ткаченко / Из личного архивa

Во второе воскресенье сентября в России отмечают День танкиста. Военный комиссар Верхнего Уфалея Виталий Ткаченко поделился с chel.aif.ru воспоминаниями о танковом училище и службе в войсках.

Минус 26 кг в начале учёбы

Виталий Ткаченко мечтал стать пилотом вертолета. Но с авиацией не сложилось: еще в школе во время занятий боксом один из партнёров по бою нечаянно сломал ему нос. В лётное училище парня с искривлённой носовой перегородкой не взяли, поэтому он пошёл в танкисты.

«Жаль, что раньше не делали операции по исправлению носовой перегородки, - говорит он. – Сейчас ребята, мечтающие стать летчиками, оперируются и успешно поступают. Как сложилось - так сложилось: я подал документы в танковое училище. Мне непременно хотелось служить, родители были не против. Сдал вступительные – физику, математику, русский язык и физкультуру. Поступил».

Годы учёбы Виталий Ткаченко запомнил навсегда. Каждое утро курсантов начиналось с пробежки. Три раза вокруг здания училища – 3 километра. Плюс регулярная строевая подготовка. При поступлении наш герой весил 89 кг, спустя пару месяцев похудел до 63. Хотя признаётся, что кормили неплохо.

«Я никогда не любил и не понимал дневных сончасов, не спал среди бела дня ни в детском саду, ни в пионерском лагере, - вспоминает он. – Даже ночью подолгу ворочался и не мог быстро уснуть. Но как же быстро я овладел этим искусством в училище! Мне кажется, я засыпал даже стоя! Хотелось использовать для сна каждую свободную минуту. Но от команды «Подъём» до команды «Отбой» нельзя было даже присесть на краешек аккуратно заправленной кровати. Максимум – на табуретку рядом с ней».

Тяжелее всего было именно на первом курсе. Во-первых, радикально изменился режим дня, образ жизни. Во-вторых, было много физической нагрузки. В-третьих, в будни было как минимум три пары занятий, которые нужно было высидеть, а полученные звания, умения и навыки – успешно освоить. И, наконец, наряды. Наш герой не любил ходить в наряды на КПП или в учебном корпусе, ему было больше по душе ходить в караул помощником начальника. С третьего курса он уже сам ходил в караул начальником и выставлял посты.

«Таким образом пытались отсеять слабовольных, слабохарактерных, - рассуждает Виталий Ткаченко. – Преподаватели у нас были суровые, советской закалки. Но мы до сих пор вспоминаем их с уважением. Они сделали из нас людей».

Сами чинили танки

На четвёртом году обучения курсанта отправили на практику в Северную Осетию, в Моздок. Там он познакомился со своей будущей женой Ириной. 

Училище Виталий окончил в 1999 году. К тому моменту Ирина уже родила сына. Нашего героя распределили в город Гюмри, в гвардейский танковый батальон. Сначала он был командиром танкового взвода, потом - танковой роты. В ноябре 1999 года был командирован в Чечню. Как раз тогда довелось принять участие в легендарной битве за Грозный. Опытные штурмовые группы спецподразделений прочесывали квартал за кварталом и уничтожали засевших по подвалам боевиков. Противники били снайперским огнем из укрытий и расставляли мины-ловушки.

«А воевали мы на танках Т-62, - делится воспоминаниями Виталий. - Сама модель поставлялась во множество стран мира и принимала участие в большинстве военных конфликтов своего времени, показав себя как грозного противника. Но нам достались танки, прошедшие афганскую войну, простоявшие на хранении двадцать лет. Самой молодой машине на ту пору исполнилось 34 года. Представляете, насколько она была потрёпанной? А что про остальные говорить!»

Танкисты сами приводили бронетехнику в более-менее нормальный вид, буквально на ходу меняли всё, что могли. 29 декабря 1999 года они вошли в Грозный, после взятия стояли на позициях вокруг Ханкалы, охраняли. В мае вернулись на постоянное место службы. Потерь тогда у них не было ни среди бойцов, ни среди офицерского состава. Всем, кто ездил в ту командировку дали по медали «За отвагу».

«Просили не испытывать судьбу»

В 2000 году Виталий Ткаченко вновь отправился в Чечню для продолжения службы в военной комендатуре Надтеречного района. В свои 24 года вызвался сам. Комендант сформировал батальон, где офицеры были из группы российских войск в Закавказье, а бойцы – аж с Дальнего Востока. Наш герой стал заместителем командира военной части. Тут уже были и ранения, и потери.

«С нашим штатным доктором Серёгой Пантыкиным нам трижды пришлось сопровождать груз-200, - поникает головой Ткаченко. – Ездили в их родные военкоматы, оформляли документы, помогали хоронить… Тягостная повинность, желающих нести её, как правило, нет. Особенно тяжело сообщать чёрную весть родителям, жёнам. Горе-то большое…»

В Надтеречном районе бойцы-танкисты также участвовали в восстановлении конституционного порядка. Шла партизанская война, стреляли отовсюду постоянно.

«Конечно, было страшно! И были мысли, как бы не остаться тут навсегда, - признаётся Виталий. – А страшнее всего было остаться калекой. Как говорится, ничего не боятся только дураки. Когда звонил домой, мать с отцом каждый раз просили не лезть на рожон, не испытывать судьбу, думать головой».

«Сознание у молодёжи стало меняться»

В 2003 году Виталий с женой и сыном переехал по дальнейшему распределению в Кыштым, а оттуда в Касли: в 28 лет его назначили заместителем военного комиссара города. Здесь у него родился второй сын Вячеслав. Кстати, стала военнослужащей и супруга нашего героя, она устроилась контролёром в снежинский военкомат. Через три года ей исполнится 45, и она выйдет на пенсию.

В 2009 году прошла масштабная реформа Вооруженных сил. Сутью реформы стало сокращение численности войск, которая в 2008 году составляла около 1,2 млн человек. Большая часть сокращений пришлась на офицерский состав: он уменьшился вдвое – с 300 тысяч до 150 тысяч человек.

«С нас сняли погоны, все офицерские должности в военкоматах стали гражданскими, - объясняет Ткаченко. - Нам предложили получить дополнительное гражданское образование. Многие тогда из нашего военкомата пошли учиться во Всероссийский заочный финансово-экономический институт, в том числе и я. Пару лет «проболтался» в распоряжении, в 2011 году официально вышел на пенсию и стал работать гражданским военным комиссаром Верхнеуфалейского района. До сих пор здесь».

В арсенале Виталия Ткаченко – с десяток государственных и министерских наград: медали и ордена «За боевые заслуги», «За воинскую доблесть», медаль Жукова и др. О том, что выбрал путь военного, он не жалеет. Попытался заразить своей мечтой о лётном училище старшего сына Владислава: после девятого класса перевёл его в кадетскую школу. После одиннадцатого класса сын поступил в лётное, но очень скоро отчислился.

«Мы с женой его уговаривали, но было бесполезно, - сетует Ткаченко. – Уехал в Москву, работает теперь менеджером в финансовой организации. Все надежды на младшего, ему пока всего лишь 13. Есть те, кто хочет в армию, а есть те, кто бегает от неё. Так всегда было. Просто процентное соотношение тех, кто хочет и не хочет, стало разным. При Советском Союзе вообще не было тех, кто не хотел. В 90-х и начале нулевых процент «не хотящих» был намного больше, чем сейчас. Но с некоторых пор сознание у молодёжи стало меняться, многие сами стремятся получить военную профессию, и это хорошо. Военная профессия открывает много дверей, это стабильный жизненный горизонт».

Оцените материал

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах