aif.ru counter
618

«Каменные мешки». Здания рушатся чаще всего из-за людской безалаберности

Статья из газеты: АиФ-Челябинск №43 21/10/2015

Большие спелеологические сборы провели на днях челябинские спасатели. В пещеры они спускались, чтобы отточить навыки работы в замкнутых пространствах и под завалами. Правда, боятся нам надо не землетрясений, а обычного разгильдяйства.

фото Александра Фирсова / АиФ

Наш собеседник - начальник поисково-спасательного подразделения Челябинской городской службы спасения спелеолог Сергей Аристов.

Где искать «лунное молоко»?

Эльдар Гиззатуллин, «АиФ-Челябинск»: Вероятно, на увлечение спелеологией повлияло место вашего рождения? Златоуст ведь окружён горами.

Сергей АристовСергей Аристов: Не исключено. В спелеологии я с детства - учитель физкультуры предложил мне опробовать свои силы в изучении пещер. Я тогда и слова такого не знал - спелеология. Начал с южноуральских пещер, потом ездили на Кавказ, в Среднюю Азию. В то время, а это была середина 80-х годов, границ ещё не было - ездили, куда хотели.

- Местные жители хорошо к вам относились? Не ощущалось уже напряжения?

- Все относились к нам хорошо, никаких проблем не было. В Грузии, например, помогали перевозить снаряжение. И по-русски тогда почти все говорили. В Абхазию многие ездили - там ведь полно карстовых пещер. Южноуральские пещеры меньше, но и у нас до сих пор можно совершать открытия, стать первопроходцем. Но всегда должен быть кто-то на поверхности, чтобы подстраховать спускающихся. Есть так называемые пещеры-ловушки - нередко располагаются на склоне, похожи на воронки. Животные туда падают, погибают, поэтому на дне таких каменных мешков часто можно встретить кости животных.

- А человеческие кости вам попадались?

- Да, было дело. Два года назад нашли не кости даже, а целый труп в пещере под названием Шахта № 47, что в Саткинском районе. Но человек не сам туда попал, его сбросили - криминальная была история. Из-за того, что в пещере лёд не тает даже летом, тело сохранилось.

Самые крупные (и по глубине, и по протяжённости) пещеры всё-таки не у нас, а в Башкирии. Да и самые красивые, пожалуй. Много сталактитов, сталагмитов, «пещерных желудей», «лунного молока» - это тоже кальцевые образования. Хотя и нам есть чем похвастаться. К примеру, в Нязепетровском районе располагаются знаменитая Игнатьевская пещера, а также Соломенная - её назвали из-за сталактитов, похожих на соломинки. Есть совсем простые пещеры, лёгкие для доступа - скажем, Кургазак на берегу реки Ай. Эту пещеру открыли ещё в 1856 году. Для спортсменов более интересны Надежда, Каменка.

- Кто же даёт названия пещерам?

- Тот, кто их открыл, конечно. Мне тоже довелось - одну из пещер назвал Ариадной, в честь нашего спелеологического клуба. А в Средней Азии назвал пещеру Подарок - у одного из друзей был день рождения. Кстати, в той пещере мы столкнулись с медведем, но разошлись мирно.

И слышится, и кажется

- Сейчас много говорят о развитии туризма на Южном Урале. Пещеры могут стать источником притяжения для массового туризма?

- Конечно. Это в основном простые пещеры и те, где сохранились рисунки первобытных людей или есть большие залы для осмотра. Главное, чтобы ничего там не ковыряли. Например, Капову пещеру в Башкирии давно превратили в настоящий аттракцион - в хорошем смысле слова. Она находится на территории национального парка, есть удобный подъезд, продаются билеты, налажено освещение. Другое дело, что настоящие залы с рисунками там закрыты для публики, на доступных стенах размещены лишь копии. Насколько я знаю, можно осмотреть и подлинные рисунки, но уже за другие деньги. Кто-то может этим возмутиться, но, возможно, это и правильный подход. В Башкирии в этой сфере вообще строгий порядок навели.

У нас же в Игнатьевской пещере пока только решётку установили, да и ту постоянно выламывают. Хорошо ещё, что в последнее время мусорить меньше стали, хотя все ведь понимают правила. Мы, например, если видим кого-то курящего, сразу предупреждаем: «Окурки забирай с собой!»

- А не приведёт ли развитие массового туризма к тому, что люди начнут пропадать в пещерах? Были ли уже такие случаи в нашей области?

- К счастью, безвозвратно никто не пропадал и не погиб. Были заблудившиеся, но мы их находили. Так, один мужчина остался без света под землёй. Самостоятельно он никогда бы не выбрался наружу. Разумеется, без подготовки или профессионального сопровождения в пещеры лучше не соваться. Есть определённые правила, которых надо придерживаться. К примеру, постоянно оборачиваться, чтобы видеть стены и потолок с другого ракурса. Возвращаться ведь придётся в другую сторону, и можешь просто не узнать пещеру.

- С чем-нибудь аномальным под землёй вам не приходилось сталкиваться?

- Мой рекорд - семь суток под землёй. Аномального не встречал, но, если устал и уже довольно долго находишься в пещере, могут появиться слуховые галлюцинации. Ждёшь кого-то, рядом журчит ручей, а тебе кажется, что это кто-то идёт к тебе. Есть и байки всякие: у альпинистов - Чёрный альпинист, а у нас - Белый спелеолог. На посвящении, бывало, пугали новичков - кто-нибудь вымажет лицо белой глиной и… Но это всё шутки, конечно.

Заводы тоже рушатся

- Насколько я понимаю, навыки спелеологов нашим спасателям нужны, чтобы работать под завалами. Сразу вспоминается случай, когда рухнул балкон дома в центре Челябинска. Специалисты готовятся к тому, что таких случаев может быть всё больше?

- Надо быть просто готовым к работе под завалами. Были ведь случаи обрушения целых строений в Челябинске - это и на мясокомбинате, и на цементном заводе, и дом на улице Луговая. И практически везде причина трагедии - это нарушение технологии. На мясокомбинате рабочие подрубили несущие опоры, и в итоге на них сложились целых четыре этажа. Они как стояли, так в землю и ушли… На Луговой хозяин дома сложил слишком много строительных материалов на верхнем этаже.

Если откровенно, стараешься забывать то, что видел. Видим ведь и раны всякие, и разные степени разложения - бывает, что тело просто разваливается. Бывает, что и умирают у тебя на руках. Особенно психологически тяжело, когда дети погибают. Но всё наваливается потом, на самом выезде мы обычно на таком адреналине, что чувства притупляются.

- А какой-либо курьёзный случай запомнился?

- Его можно назвать курьёзным только потому, что никто не погиб. Помню, четыре человека выпили, забрались в «копейку» и решили проскочить под мостом в сторону Троицкого тракта, чтобы не попасть на глаза гаишникам. Я первый раз видел, чтобы от машины не осталось буквально ничего - просто прямоугольный кусок железа, который трудно опознать! А вот всех четверых выкинуло от удара наружу - все остались живы! Конечно, после всего, что видишь, по-другому относишься к требованиям безопасности. Взять те же ремни в автомобиле. Сидит в машине непристёгнутый человек, спит - машина резко тормозит или ударяется обо что-то. Голову человека сначала бросает вперёд, а потом назад - шейные позвонки сразу ломаются. Человек как спал, так уже и не проснулся.

- Получается, причиной всему безалаберность - будь то производство или житейская ситуация?

- Знаете, я ещё понимаю, если дети лезут куда-то, но ведь и взрослые не лучше! Сколько мы рук-ног из всяких мясорубок доставали! А всё потому, что не обесточили оборудование и полезли под ножи.

Но не всегда виной безалаберность. Настоящей бедой для нас стали спайсы. Столько людей прибавилось, которые из-за галлюцинаций ведут себя неадекватно! Им кажется, что их преследуют, и потому залезают в самые неожиданные места. Помню, ловили мужчину, который в одних трусах по замерзшему Миассу бегал. Надо, конечно, с этой напастью бороться более жёстко, иначе будет совсем не до смеха.

Досье

Сергей АРИСТОВ. Родился в 1970 году в Златоусте. Отслужил в армии. Окончил Златоустовский филиал ЮУрГУ в 1994 году. Занимался промышленным альпинизмом. С 1999 года работает в системе МЧС.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество