243

«Чёрные кошки» Южного Урала.При реформе сократили самые боеспособные части

АиФ-Челябинск №19 07/05/2014
фото Виталия Воронина / АиФ

За ответами мы обратились к майору милиции в отставке кандидату исторических наук Валерию Калмыкову. Уже долгое время он изучает историю правоохранительных органов - от царской России вплоть до нашего времени.

Анискины есть и сейчас

​- Спустя век наши правоохранительные органы стали снова называться полицией. По вашему мнению, был ли смысл во всех этих изменениях?

- Есть и плюсы, и минусы, которые, увы, пока перетягивают. Конечно, если говорить о смысле названия, то восторжествовал здравый смысл: милиция ведь означает народное ополчение, а с преступностью могут справиться только профессионалы, так что, строго говоря, у нас давно уже полиция. Вообще-то это уже седьмая реформа правоохранительных органов за всю историю СССР и России. К плюсам я бы отнёс уровень зарплат (таких никогда не было ни при царе, ни при советской власти), а также сдвиги в обеспечении жильём.

А вот минусы - это ошибки в сокращении штатов. Да, кое-где они были раздуты, но сокращают-то самых боеспособных - участковых, уголовный розыск, патрульно-постовую службу. В любом ведомстве номенклатура спасает себя любимую - тут, конечно, перекос. В результате нагрузка на участковых выросла в разы. Если раньше на одного участкового приходилось в среднем 5 тыс. населения, то сейчас уже 10 тысяч.

- Многие вспоминают времена, когда участковый знаком был всем и каждому.

- Анискины в душе есть и сейчас, но… К сожалению, в ходе аттестации было и такое, что под это дело избавлялись от неудобных людей. Сейчас вроде бы собираются расширять штаты участковых, уголовного розыска. Сыск ведь раньше был элитой. Я ещё застал время, когда, прежде чем подписывать рапорт, начальник ставил претендента перед операми, а те говорили ему в глаза всё, спрашивали - служить ведь им всем вместе! И только потом начальник ставил подпись.

- Возможно, высокие зарплаты привлекут молодёжь?

- Не всё так просто. У некоторых мотивация для службы такая: наработать связи и уйти в бизнес. О какой-то там романтике (типа искоренять преступность) редко кто говорит. Жегловых мало. Хотя в то же время я могу привести немало примеров, когда сегодня в подразделениях УВД Челябинска служат сыновья моих друзей - бывших коллег, и служат за совесть.

Февраль на Украине

- А можно ли кого-то из истории южноуральских органов назвать нашим Жегловым?

- Пожалуй, Петра Алексеевича Пашнина, который служил во время и после Великой Отечественной в Металлургическом районе Челябинска. Он стал кавалером трёх орденов Красной Звезды, и не на фронте, а в борьбе с преступностью - редчайший случай! К его заслугам можно отнести разгром банды дезертиров, которая орудовала в Каштакском бору.

Также назову Виктора Мелкобродова, Валерия Пустового, Валерия Смирнова, Виктора Эбингера, Владимира Воробьёва.

- Были у нас банды, подобные «Чёрной кошке»?

- Чтобы прямо с такими названиями, да и вообще с названиями, - нет. Впрочем, и в случае с московской «Чёрной кошкой» нет документальных подтверждений, чтобы там кто-то рисовал кошку, подбрасывал котёнка. Но банды, которые грабили склады, магазины, на Южном Урале в послевоенные годы, конечно же, действовали.

К примеру, на КБС и в районе кинотеатра «Спартак» орудовала банда Низамова. Бандиты убили вахтёра, завладели наганом, стали совершать нападения. Не гнушались и шапки с прохожих срывать. Однажды убили даже депутата районного совета - не потому, что депутат, а просто бандитам его пальто с меховым воротником приглянулось. В 1947 году банду в ходе перестрелки уничтожили, но сам Низамов смог скрыться. Его так и не нашли, и неизвестно, что с ним стало.

- Да, банды сейчас изменились: продукты и шапки мало кого интересуют.

- Так преступность - это всегда отражение общества, социально-экономической ситуации в нём. Кстати, в последнее время стали снова фиксировать кражи колёс и автомагнитол. Думаю, на Украине тоже скоро начнут грабить склады. Да, впрочем, и грабят - вспомните нападение на ликёро-водочный завод!

А вообще, всё повторяется. В Челябинске после Февральской революции тоже громили полицейские участки, открыли пересыльную тюрьму, начался беспредел и самосуд. Горожане организовывали отряды самообороны, вешали во дворах преступников - всё это было, остались свидетельства. Сохранилось обращение полицейских того времени, в котором они пишут: «Мы же служили не прежнему режиму, а Отечеству, и взгляд на нас должен быть, как на всех граждан». И всё это писалось в то время, когда, скажем, в Оренбурге люди с повязками «Милиция» грабили склады, конфисковывали имущество именем революции. Ничего не напоминает?

По заветам Жеглова

- Были ли периоды в истории, когда уровень преступности на Южном Урале оказывался минимальным?

- Да. Например, в 1916 году в Еткуле убили полицейского. Реакция была такая, что в результате за год в регионе буквально вычистили большую часть притонов. И после была даже негласная «малява» от преступного мира - полицейских не трогать.

Или же ситуация после амнистии 1953 года. Тогда на свободу по стране вышло 2,5 млн преступников, а в Челябинской области амнистировали 9 519 человек. Уровень преступности по сравнению с 1952 годом подскочил сразу на 30%! Но органы мобилизовались, чтобы эти «бериевские птенцы» не расползлись дальше, и уже в 1954 году уровень упал на 50%.

- Тревожит и то, что число убийств у нас растёт.

- Такая тенденция есть. Но ещё ведь и статистика лукавит. Потому что есть такая статья, как «убийство», а есть ещё и «причинение тяжких телесных повреждений», повлёкших смерть - по сути, тоже убийство. Но надо учесть и тот факт, что стали меньше скрывать количество преступлений, больше принимать заявлений.

Бытовухи много. В 90% случаев убийства совершаются в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Здесь и государство должно сыграть свою роль. А то что получается? Я вот обычно прогуливаюсь от перекрёстка улицы Молдавской и до гостиницы «Виктория». Так только на этом полуторакилометровом отрезке насчитал семь точек, где торгуют алкоголем.

- Одним закрытием алкоточек делу не поможешь.

- Куда важнее подготовка, а подготовка одного опера занимает до восьми лет. Огромной ошибкой реформаторов считаю закрытие ряда высших учебных заведений в системе МВД. Как ликвидировать этот пробел? Возможно, возвратить в строй опытных и годных к службе бывших сотрудников. Велика и роль ветеранских организаций органов. И не надо представлять их в виде посиделок пенсионеров за чаем. Скажем, в ветеранской организации Металлургического района работают такие профессионалы, как Виктор Мелкобродов, Фёдор Брандт, Татьяна Уморина, другие. Они постоянно на месте, к ним заходят, консультируются.

Конечно, к нулю свести преступность нереально. Здесь уместно вспомнить слова Жеглова, когда возникла опасность, что британский консул будет возмущаться тем, что у его жены пытались украсть шубу: «Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать». И ещё хотелось бы задать вопрос читателям: а общество само готово двигаться навстречу милицейской реформе, не распивать спиртное в общественных местах, не мусорить, не нарушать правила дорожного движения и не предлагать взятку сотруднику ГИБДД?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах