aif.ru counter
72

На войну с Наполеоном. Как принять участие в исторической реконструкции?

Во время реконструкции Пугачёвского восстания можно увидеть, как захватывают в плен повстанца.
Во время реконструкции Пугачёвского восстания можно увидеть, как захватывают в плен повстанца. © / Из личного архива

Вскоре в Челябинске горожане увидят историческую реконструкцию боёв в Афганистане. Впереди ещё несколько подобных проектов. А могут ли обычные люди участвовать в подобного рода реконструкциях? Какие навыки для этого требуются?

В Челябинске заработала школа актёров-реконструкторов «Яртаул», где вас научат, как можно стать участником исторических событий – пусть даже не настоящих, а воссозданных.

О том, как стать участником Бородинской битвы или Пугачёвского восстания, а также в чём польза подобных уроков живой истории нам рассказал руководитель школы Евгений Гордиенко.

Чтобы не оглохнуть от пушки

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: - Как родилась идея создать такую школу? Кто-то подошёл и попросил в следующий раз стать «солдатом Кутузова»?

Евгений Гордиенко: - Мы выиграли федеральный грант на реализацию образовательно-патриотического проекта «Живая история», в ходе которого организовали несколько исторических реконструкций. И столкнулись с тем, что зрители подходили, спрашивали, как можно поучаствовать. Но просто с улицы человека брать нельзя, нужна определённая подготовка.

Я сам в своё время пострадал от неопытности – стоял слишком близко к пушке и от выстрела оглох. Целых три дня плохо слышал. Так что надо знать и технику безопасности, и сценарий. Вот и возникла идея школы актёров-реконструкторов «Яртаул».

- Почему такое название?

- В переводе с татарского это означает «передовой отряд». Можно сказать, что наши ученики будут передовым отрядом в воссоздании значимых исторических событий.

- Какие же уроки предстоит пройти ученикам школы?

- Это мастер-классы по фехтованию, владению оружием, обучение историческим танцам и открытые уроки «живой истории» в школах. Участниками школы могут стать все желающие в возрасте от 16 до 35 лет.

А своеобразным выпускным экзаменом станет исторический бал XVIII века. Надо сказать, что чаще всего организуют балы XIX века, хорошо знакомые нам всем по классической русской литературе, а вот реалии веком ранее воссоздать сложнее. Тогда ведь и костюмы были более сложные и пышные, причём не только у женщин, но и у мужчин. Все носили парики. И музыка, и танцы XVIII века менее нам знакомы. Словом, нашим ученикам предстоит непростой экзамен. Будут роли графов, даже императора. Наши спикеры обучат этикету, танцам.

Откровенно говоря, бал мы организовали ещё и для того, чтобы привлечь девушек, которым танцы интереснее, чем битвы. К слову, во время реконструкций мы не только сражаемся – можно увидеть, как шьют одежду, занимаются кузнечным ремеслом, даже пекут хлеб. Или послушать старинные песи. - А разговоры на балу тоже должны быть соответствующие? То есть, смартфоны обсуждать нельзя? - Нет, погружение должно быть полное – и разговоры тоже под стать эпохе.

Если «убили» не оживай!

- Получается, ваши ученики должны быть больше актёрами, чем историками?

- Актёрские данные необходимы. Иногда доходит до смешного – были случаи, когда «убитые» люди во время реконструкций битв шевелились, а то и разговаривали. Казалось бы, ничего страшного, это ведь имитация, но надо соблюдать максимальную реалистичность. Это мы тоже объясняем ученикам. Им, кстати, предстоит продемонстрировать свои таланты не только на балу, но и в реконструкции Пугачёвского восстания, которую мы запланировали на середину октября. Пригласим также студентов, которые учатся на актёрском факультете. Будут у нас спикеры по фехтованию, танцам, будет спикер, который расскажет зрителям о самом историческом событии. Сейчас мы выбираем, какой именно эпизод из восстания Пугачёва показать. Увидят зрители самого Пугачёва, а, возможно и Суворова, хотя он не сыграл в той кампании значительную роль. К тому же, довольно сложно подобрать участника на роль Суворова.

- Интересно, а сами вы бы воевали с Пугачёвым или против него, окажись в то время?

- Для ответа на этот вопрос надо родиться в ту эпоху. Зависит ещё и от того, какого бы я был сословия. Впрочем, не всё зависело от сословия – между прочим, многие крестьяне сражались против Пугачёва.

- Вероятно, будут уроки и по технике безопасности? Чтобы никто не оглох.

- Конечно. Надо уметь обращаться со шпагами – они хоть и не острые, но всё равно представляют опасность в неумелых руках. Для выстрелов из мушкетов используются петарды – мы показываем, как держать мушкеты, чтобы и самому не пострадать, и других не задеть. Учим, как чистить оружие после каждого выстрела.

- В исторических фильмах на первый план всегда ставят каскадёров – вы используете такой же приём?

- Каскадёров в Челябинске мало, но мы их тоже задействуем. В принципе, есть уже немало опытных участников исторических реконструкций, которые работают не хуже каскадёров. Но инструктаж необходим всем. Скажем, ещё до сражения объясняем кто и когда будет «убит».

- Откуда же вы беретё столько костюмов и оружия?

- Есть в Челябинске и России компании, которые специально выпускают и одежду, и оружие.

Что мы не знали о Севастополе

- Как вы выбираете события для реконструкций? Они обязательно должны иметь отношение к Южному Уралу?

- Да, но сами события вовсе не обязательно должны происходить в наших краях. Например, мы однажды показали оборону Севастополя во время Крымской войны – просто потому, что в этих боях участвовали и южноуральцы.

- Вы упомянули, что проект включает уроки «живой истории» - они проходят в школах?

- Мы приезжают в обычные школы, показываем сабли, мундиры, барабаны, рассказываем о разных событиях – согласитесь, когда ты видишь предметы, связанные с эпохой, история воспринимается совсем по-другому, лучше запоминается, становится более близкой. В этом, собственно, и заключается наша цель.

Недавно были в медицинском колледже, студенты которого узнали немало интересного о том, как работали их коллеги в XIX веке – в частности, о полевой хирургии. Некоторые вещи были по-настоящему шокирующими – не было ведь ни пенициллина, ни наркоза. Например, при ампутации давали просто бокал вина (лишь офицерам, да и то не всегда) и включали успокаивающую музыку. Представляете, каково было раненому терпеть ампутацию в таких условиях? А вместо бинтов использовали корпию – старые рваные тряпки, которые использовали по несколько раз и не всегда стирали, так что случаев заражения было очень много.

- Бывало ли, что ваши уроки «живой истории» меняли представление людей о прошлом?

- Конечно. Так, когда мы рассказывали об обороне Севастополя, для многих было открытием, что город не был полностью оставлен. Северная часть Севастополя оставалась под контролем наших войск. Такие факты невольно западают в память, потом, возможно, заставляют интересоваться новыми деталями – вот так история и становится по-настоящему живой.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах