aif.ru counter
758

Вразрез с безопасностью. Чем грозит Челябинску остановка карьера в Коркино

Челябинский политолог Александр Подопригора рассказал о проблемах, связанных с рекультивацией Коркинского разреза.

Коркинский разрез, самая глубокая рукотворная яма Евразии, стал одной из главных экологических проблем Челябинской области.
Коркинский разрез, самая глубокая рукотворная яма Евразии, стал одной из главных экологических проблем Челябинской области. © / Александр Фирсов / АиФ

Пока челябинцы выясняли, кто виноват в смоге и откуда в регионе радиоактивные изотопы, рядом с областным центром назрела другая экологическая угроза. Коркинский разрез дымит уже давно, однако последние события заставляют по-новому взглянуть на масштаб проблемы. Политолог Александр Подопригора рассказал «АиФ-Челябинск», почему сейчас прекращение добычи угля в карьере может превратиться в катастрофу для всего региона.

Никто не ждал

Лилия Валиулина, «АиФ–Челябинск»: Недавно стало известно о решении руководства «Челябинской угольной компании» свернуть добычу в Коркино. Может ли этот факт как-то затронуть Челябинск?

подопригораАлександр Подопригора: Вскоре в Общественной палате Челябинской области начнутся слушания по проектам Томинского ГОКа и рекультивации Коркинского разреза, инициированные губернатором Б. Дубровским по поручению президента В. Путина. Однако контекст обсуждения неожиданно изменился. Внезапное решение владельца  К. Струкова прекратить все работы на разрезе и банкротить Челябинскую угольную компанию (ЧУК),  не оставляет выбора населению и властям области: если Русская медная компания (РМК) немедленно, в аварийном режиме, не возьмет на себя тушение пожаров, укрепление бортов карьера и его рекультивацию, обширную территорию в самом ближайшем будущем ждет экологическая и техногенная катастрофа, которая прямо затронет миллионный Челябинск.

- Существовали ли какие-либо предпосылки для прекращения деятельности ЧУК в Коркино?

- Такого поворота событий не ждал никто. По согласованию с областным правительством планировалось, что масштабными работами по рекультивации разреза поэтапно, в течение ближайших полутора лет, займется недавно созданное ЧУК и РМК на паритетных основаниях предприятие «Промрекультивация», которое сейчас не имеет еще ни всех необходимых лицензий и разрешений, ни кадров, ни техники, ни утвержденных проектов, ни полноценного финансирования. В это время ЧУК продолжал бы добычу остатков угля, постепенно передавая людей, технику и объемы работ новой компании, а РМК обеспечивала проектирование и финансирование, подготовку новых кадров. Одновременно должен был пройти все необходимые экспертизы, согласования и слушания сам проект рекультивации разреза закладочным материалом из «хвостов» Томинского ГОКа (который, понятно, также еще не существует).

Владимир Путин, когда он побывал на Коркинском угольном разрезе, имел в виду совершенно иное развитие ситуации.
Владимир Путин, когда он побывал на Коркинском угольном разрезе, имел в виду совершенно иное развитие ситуации. Фото: Пресс-служба губернатора Челябинской области

Однако владелец ЧУКа совершил демарш, смысл которого остается сегодня неясным для всех участников этого уникального проекта, личное внимание к которому не первый год (со времени своего знаменитого посещения поселка Роза) проявляет В. Путин. Короткое и невнятное сообщение, опубликованное на сайте ЧУК, заслуживает того, чтобы привести его полностью: «В связи с тем, что с 23 октября лицензия на право недропользования принадлежит ООО «Промрекультивация», АО по добыче угля «Челябинская угольная компания» свои работы прекращает».

При этом, со ссылкой на руководителей ЧУК сообщалось, что предприятие немедленно выводит из карьера всю свою технику и людей, а сама компания, скорее всего, будет подвергнута процедуре банкротства – при том, что ее главным кредитором является «Южуралзолото» Струкова. Говоря проще, выкачав из Коркинского разреза все возможные доходы и превратив его в гигантскую зловонную яму, пожары в которой постоянно отравляют атмосферу окрестных территорий и Челябинска, бизнесмен просто бросает опасный объект, полностью игнорируя все обязательства по его рекультивации, прописанные в законе, соглашениях и других актах. РМК останется тогда в «Промрекультивации» в одиночестве, получив в качестве «ценного приза» все это «наследство Струкова» и не имея при этом ни правовой, ни технической возможности вести даже аварийные работы на разрезе.

Горит и рушится

- Насколько опасна сложившаяся ситуация для Челябинска и области в целом?

- Масштаб проблемы, кажется, еще не осознается в полной мере общественностью и властями. Число пожаров на брошенном карьере будет быстро расти, его борта - разрушаться. Ни у области, ни, тем более, у Коркино, нет денег не только на рекультивацию (по разным оценкам это от 15 до 30 млрд рублей), но даже на поддержание безопасности горящего и рушащегося разреза. Поскольку ЧУК все работы уже свернул, а «Промрекультивация» еще не имеет лицензий даже на тушение пожаров, РМК вынуждена заключать прямые договора с военизированными горноспасательным частями МЧС, чтобы катастрофа не разразилась там прямо сейчас, до начала ликвидации горной выработки.

На прошлой неделе в гостях у коркинцев побывал руководитель экологического фонда «Гражданин» Максим Шингаркин. Он полностью разделяет озабоченность жителей и обещает, что не допустит того, чтобы люди оказались без поддержки,  наедине с огромной экологической проблемой.
На прошлой неделе в гостях у коркинцев побывал руководитель экологического фонда «Гражданин» Максим Шингаркин. Он полностью разделяет озабоченность жителей и обещает, что не допустит того, чтобы люди оказались без поддержки, наедине с огромной экологической проблемой. Фото: Из личного архива/ Елена Васильева

При этом реального, долгосрочного и подтвержденного ресурсами проекта рекультивации разреза, кроме проекта РМК, не существует, а он не только не прошел еще всех необходимых согласований, но ожесточенно оспаривается разного рода протестными группами. В результате, вместо мифической угрозы Томинского ГОКа в неопределенном будущем, Коркино и Челябинск могут получить реальную социально - экологическую катастрофу уже завтра.

- Можно ли сейчас надеяться, что ситуацию удастся быстро взять под контроль?

- Повестка и контекст обсуждения этой темы в Общественной палате, а также настоящее значение этой дискуссии, радикально изменились после шокирующего демарша К. Струкова (который, напомним, является еще и председателем комитета по экологии Заксобрания области). Если РМК, столкнувшись с непредвиденной необходимостью взять на себя все обязательства ЧУК примерно на 30 миллиардов рублей, пересмотрит свое участие в проекте, область окажется один на один с гигантской не решаемой социально-экологической проблемой, в сравнении с которой выброс рутения и челябинская свалка покажутся детскими забавами.

Задача Общественной палаты теперь – не просто выслушать и «помирить» людей, имеющих разные взгляды на развитие региона, но сделать так, чтобы область в принципе получила возможность обсуждать сценарий развития, а не катастрофы. 





Самое интересное в регионах
Роскачество