aif.ru counter
16.08.2018 15:40
177

Особо охранять не научились. Высокий статус не спасает памятники природы

Ещё весной этого года выяснилось, что далеко не везде при тушении лесных пожаров доступны современные средства. Где-то на вооружении лишь лопаты!
Ещё весной этого года выяснилось, что далеко не везде при тушении лесных пожаров доступны современные средства. Где-то на вооружении лишь лопаты! © / из архива редакции

В конце июля в Челябинской области появился первый биосферный резерват - «Горный Урал». В него вошли восемь особо охраняемых территорий и памятников природы. Международный статус, однако, не мешает чёрным лесорубам делать своё чёрное дело.

В области нет ни одного первозданного участка леса. Все они по нескольку раз полностью пройдены рубками. Лишь высоко в горах, куда не смог добраться человек с топором или пилой, сохранились по-настоящему реликтовые деревья (менее 1% древостоя).

Об истощительном пользовании постоянно говорят защитники лесов, но законодательная машина слишком неповоротлива, а об ошибках и ЧС открыто говорить не принято.

Хорошо там, где нас нет

Природа Южного Урала полна редчайшими видами флоры и фауны, уникальными месторождениями минералов и самоцветов. Такие территории становятся особо охраняемыми. Есть и те, что получили статус всемирного наследия. Первым таким объектом в Челябинской области, включённым в число биосферных резерватов ЮНЕСКО, стал биорезерват «Горный Урал», который объединил несколько территорий: нацпарк Таганай, акваторию озера Тургояк, Аршинский заказник, озёра Серебры и Уфимское, реки Киалим и Куштумга и ботанический памятник природы «Луковая поляна».

В Аршинском заказнике находится древнейшая гора Карандаш, она сложена израндитами. Там протекает речка Изранда, по которой и была названа горная порода. При дальнейшем исследовании выяснилось, что она одна из самых древних на планете. Есть споры между геологами о возрасте горы Карандаш: по самым смелым оценкам, ей 4,2 млрд лет. Для сравнения: возраст Земли - 4,5 млрд лет.

Река Куштумга наполнена ультрапресной водой. В такой уникальной среде обитают редкие виды рыб, один из которых - ручьевая форель. Минеральные копи с сотнями месторождений полезных ископаемых, горные тундры Таганая - лишь малая часть тех сокровищ, которые теперь взяты под пристальный контроль.

«В ядро резервата войдут три участка заповедной зоны, в том числе акватория озера Тургояк (водная поверхность), куда попасть смогут только исследовательские группы, - рассказывает директор ОГУ «Особо охраняемые природные территории Челябинской области» (ООПТ) Александр Лагунов. - Далее зона рекреации - заказники, их разрешено посещать без ограничений, за исключением пользования транспортными средствами, нельзя выезжать на машине (квадроцикле, снегоходе) вне дорог общего пользования. Но эти ООПТ функционируют без изъятия из хозяйственной деятельности: там работают лесарендаторы, есть сельхозугодия и т. д.

В зоне взаимодействия (зона между Миассом и Златоустом) никаких ограничений на деятельность налагаться не будет, в том числе на горнодобывающую и перерабатывающую. При одном условии: соблюдение природоохранного законодательства».

По признанию Лагунова, с бизнесом договариваться сложно. Те же лесопилки неохотно следуют букве закона. Вырубки ведутся вне отведённых территорий и в объёмах выше разрешённых. Сажать сеянцы, восстанавливать лес никто не торопится.

На Тургояке за охраняемой прибрежной полосой шириной всего несколько метров от берега идут бесконтрольные рубки. Защитить лес можно лишь повышая статус объекта, что ужесточит природоохранный контроль.

Тушить - деньгами сорить!

Это системное решение от рубки, может, и защитит, но вот от огня не спасёт. Природные пожары в этом году стали настоящей бедой Южного Урала. Жара и сильный ветер в начале лета, пал травы и поджоги привели к тому, что огромные территории, в том числе лесные, оказались объяты огнём.

И всё же главной причиной масштабного распространения огня стала безответственность. В мае 2018 года горел Санарский заказник. Пожар охватил 127  кв. км особо охраняемой территории, из них 60 кв. км реликтового бора.

«Огонь пришёл под утро со стороны степей, - с болью вспоминает защитник Санарского заказника, эксперт Общественной палаты Челябинской области по вопросам охраны лесов Александр Фролов. - Местные видели подбирающийся пожар ещё в поле, но никто никаких мер не принял. Известно, что утром в восьмом часу в районе горы Соколиная находилось два сотрудника управления лесами, известны даже их фамилии. А в десятом часу пожар вошёл в лес. За два часа вообще ничего сделать не смогли, чтобы предотвратить трагедию, или хотя бы уменьшить последствия?!»

В те драгоценные минуты, когда возгорание превращается в масштабное бедствие, управления, судя по всему, делят зоны ответственности. По закону лесничество не принимает участие в тушении степного пожара, даже если он угрожает лесфонду. МЧС выезжают, только когда есть угроза населённым пунктам.

Кругом боятся нецелевых расходов, поэтому не тушат».

Когда провели обследование территории, выяснилось, что стремительному распространению огня, роме сильного ветра, способствовали кучи порубочных остатков, уложенных возле деревьев. А ведь после санитарной рубки они должны вывозиться на площадки не ближе 10 метров от леса.

«Минерализованные полосы по кромке пожара в бору в ряде случаев сделаны некачественно, - продолжает Александр Фролов, - а во многих местах их просто нет. Качество работы лесопожарной техники я оцениваю как низкое. По данным областного управления лесами, пожар в Санарском бору тушили 300 человек, 30 единиц техники. Представляете, какая армия сумасшедшая. Но эффективно ли они были использованы? Большой вопрос».

Старожилы вспоминают, что в 70-е, 80-е годы в Санарском бору не было ни одного крупного пожара. Даже в засушливом 1975 году в заказнике был зарегистрирован 51 пожар, но на площади всего 30 гектаров. Возгорания быстро обнаруживали, оперативно тушили, а спрос и ответственность были много выше.

Как вести себя на особо охраняемой природной территории

Обратите внимание на статус объекта. Как правило, в заказниках и на территории памятников природы можно свободно пройтись лесными тропами, собрать ягоды, грибы и лечебные травы (конечно, для собственного пользования). Проезд на машине, костры, нарушение целостности почвы, рубки (кроме санитарных) запрещены. На территории гидрологических памятников природы основные правила те же. Правда, есть места, где любительская рыбалка разрешена, и те (к примеру, речка Куштумга), где порыбачить не получится.

Национальные парки - объекты федерального значения, и здесь правила пребывания куда строже. Деревья и кустарники, даже мох на скалах повреждать нельзя. Камни и минералы брать в качестве сувениров запрещается. В нацпарк не пустят с собаками. Сходить с указанных на маршруте троп нельзя. За проникновение в заповедную зону или любое другое нарушение правил туриста ждёт штраф или иное административное наказание.

Комментарий

Руководитель группы общественного мониторинга по экологии и защите леса Челябинского регионального отделения ОНФ Виталий Вороной:

«Чтобы бороться с пожарами, нужна чёткая статистика. А её нет, всё скрывается. В том же 2012 году, когда основной причиной лесных пожаров называли сухие грозы, я лично проехал, посмотрел шесть точек, которые обозначило главное управление лесами, и в пяти нашёл остатки ГСМ и канистр, не сгоревших до конца, то есть были поджоги.

То же и с порубочными остатками. В Нязепетровском заказнике мы видели, как ветками буквально обложены стволы деревьев. Их готовили, чтобы потом ту же сосну с чуть обгоревшей корой купить за бесценок. Лесники Красноармейского района уже 2,5 года не хотят признавать, что часть территории переведена в категорию земель сельскохозяйственного фонда. Однако стоило случиться пожару, тушить отказались: мол, ответственность не наша.

Нужны честность и добросовестность. Все подразделения должны отвечать единым задачам и понимать, что нельзя допускать распространения огня».

Особое мнение

Директор Центра развития туризма Челябинской области Дмитрий Столбов:

«Статус биосферного резервата дополнительного финансирования не предусматривает. Развитие территории, экотуризм и экопросвещение будут идти за счёт средств области и муниципалитетов. Те же экологические тропы - дорогое удовольствие. Например, для обустройства 1,5 км экотропы в Слюдоруднике потребовалось более 400 тысяч рублей. А проект экотропы протяжённостью 90 км, которая пройдёт, скорее всего, по северной части биорезервата, оценивается не менее чем в 300 млн рублей.

Таганай уже сейчас довольно известное место среди европейских туристов, но включение его в сеть биорезерватов послужит более широкому распространению информации. Нашими природными объектами интересуются туристы из Китая. Так что развитие маршрутов должно начаться. Сейчас посетить Чёрную скалу готовится делегация из Германии».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество