aif.ru counter
2485

Дожить до утра. Житель Челябинска прошёл три войны и остался жив

Статья из газеты: АиФ-Челябинск №27 06/07/2016

Красногвардейца Буркова могли расстрелять ещё колчаковцы, а он пережил и советскую власть.

Константин Петрович на фото справа, в верхнем ряду.
Константин Петрович на фото справа, в верхнем ряду. © / фото предоставлено семьёй Бурковых / АиФ

В конце 1980-х дед передал внуку написанные от руки странички воспоминаний. Челябинский журналист Константин Бурков бережно сохранил этот небольшой архив своего близкого родственника – ровесника ХХ века, участника трех крупных войн. 

Три войны

«Мой дед, Константин Петрович Бурков, дожил до 95 лет, –рассказывает мой собеседник. – А родился он в 1897 году. Пережил революцию, Первую мировую, Гражданскую и Великую Отечественную войны. Застал и развал страны, которая рождалась в 1917 году на его глазах. Он дожил до глубокой старости в здравом уме, и память не подводила его, – говорит Константин. – Он хотел, чтобы мы, его внуки, сохранили эти записки как частичку исторической атмосферы тех лет. Ведь к тому времени живых участников революции и Гражданской войны в Челябинске практически не осталось».

В этих семейных мемуарах отразились жизнь обычного человека и весь ХХ век. А жизнь нашего героя складывалась по–разному, делая порой крутые, драматические повороты.

В 1922 году в Челябинске разразился страшный голод. «Населению выдавали в кооперации по десять фунтов муки. Пять фунтов мы продавали, брали мешок лебеды и так жили до следующей пайки», – пишет в своих воспоминаниях Константин Петрович.  Всей семьёй, спасаясь от голода, Бурковы уехали на Алтай.

Затем многое было в его жизни: работа машинистом на железной дороге, женитьба, рождение детей, ссылка, возвращение в Челябинск. В годы войны работал на ЧТЗ, просился добровольцем на фронт – не отпустили, оставили на заводе. А общий трудовой стаж нашего героя – около 50 лет, полвека, иначе говоря.

В царской армии

Но вернёмся к архиву. Читаем фрагменты воспоминаний о событиях столетней давности – о службе нашего земляка на австрийском фронте. «В мае 1916 года меня взяли в царскую армию. Нас отправили в Самару, где мы обучались военному делу. Часть, где я служил, называлась 3–я ударная батарея Второй туркестанской стрелковой артиллерийской бригады. После учёбы в конце 1916 года мы были отправлены на австрийский фронт. Линия фронта тогда была сосредоточена в 40 км от города Лутука.

Там мы и приняли первое боевое крещение. Прошло немного времени, и в начале 1917 года пошли волнения на фронтах среди солдат. Организовавшись, мы стали предъявлять свои требования царскому правительству – о снабжении одеждой, обувью, бельём. К тому времени все были разуты, все пообносились. Требования солдат не выполнялись.

Наоборот, нам приказано было вновь идти в наступление. После этого волнения среди солдат стали проходить под лозунгом: «Долой войну! Хватит воевать!». Солдаты стали самовольно сниматься с фронта и разъезжаться по городам – кто куда. Капиталистическому правительству делать было нечего – пришлось проводить демобилизацию. И мы уехали в запас».

Ультиматум

А вот история, которая могла закончиться для молодого красногвардейца Буркова расстрелом. Читаешь эти воспоминания и понимаешь, как в этом историческом водовороте всё рядом, всё близко: жизнь и смерть, трагическая развязка и счастливая случайность.

«Я вернулся домой в Челябинск. В ноябре 1917 года к нам обратились с призывом вступать добровольцами в красную гвардию. Тогда добровольцев–красногвардейцев в Челябинске собралось более 3 тысяч. Нас разбили по частям. Я попал в добровольную конвойную команду Челябинска по борьбе с контрреволюцией и спекулянтами. В этой части прослужил до прихода Колчака. В ноябре 1918 года на рассвете, когда мы ещё спали, в нашу казарму ворвались казаки–колчаковцы и обезоружили нас. Они предложили нам служить Колчаку, дали подумать до утра. Это был ультиматум. Отказавшимся грозил расстрел. Выход у нас был один – «сняли» часового и разбежались кто куда…»

Потом большинство красногвардейцев перешли на нелегальное положение, вели подпольную работу против колчаковцев до тех пор, пока красная армия не освободила Челябинск.

«Дед всегда был активным и жизнерадостным человеком, даже когда ему было за 90, – вспоминает Константин Бурков. – Стойко переносил болезни. И до последних дней любил прохаживаться по старым улицам Челябинска: Кирова, Коммуны, Труда, которые хотя бы частично сохранили облик, знакомый ему с детства».

Комментарий

Галина Кибиткина, главный археограф Объединённого госархива Челябинской области:

«Государственные архивы хранят документы в основном официальные, связанные с предприятиями, органами власти. Они имеют историческую ценность и юридическую силу, используются для исследований, на их основании оформляются справки. Есть одно «но»: в них даётся бесстрастная констатация фактов и событий.

А в воспоминаниях, письмах есть личное отношение человека к событиям. Это имеет большое значение для исследователей. Из таких воспоминаний, личных фотографий, как из пазлов, и складывается настоящая история. Мы постоянно обращаемся к жителям города и области, просим, чтобы к нам приносили в архив и фото, и другие личные документы».

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество