204

В Озёрске размещён уникальный морской дивизион

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. «АиФ - Челябинск» 28/07/2010

Перед первым выходом в море молодые матросы (салаги, караси - мор. сленг) проходят своеобразный обряд крещения. В плафон, который в повседневной жизни защищает лампочку от внешних воздействий, наливают забортной воды, и «карась» должен её выпить. Объём плафона - примерно литр. Солёная вода противная, отдаёт ещё и машинным маслом, ведь корабль стоит и понемногу загрязняет акваторию. Но выпивают обычно всё.

Из дивизиона мы возвращались на одном из сторожевых катеров, и мне подумалось - нынче молодым морякам легче: и служат всего год, и воду пьют из озера Иртяш, одного из самых чистых на Урале. Поясню, дивизион или отряд, в котором я только что побывал, входит в состав частей, охраняющих периметр закрытого города Озёрска. Дислоцируется он на острове Моськин. Катера и те, кто ими управляет и составляет экипаж, защищают водную акваторию от потенциального посягательства диверсантов и иного вида нарушителей.

Пузырьки не проскочат!

Кстати, пока мы ждали плавсредство, чтобы отправиться на остров Моськин, на берегу одного из городских пляжей накануне Дня Военно-Морского Флота тренировалось отделение водолазов. Вводная гласила, что границу переплыли диверсанты, и группа захвата готовилась ловить злодеев, а ещё искали подрывное устройство, которое нарушители заложили вблизи береговой линии.

Командовал матросами старший лейтенант Евгений Коваленко. Он и рассказал нам о необычном подводном аппарате, который примерял на себя один из водолазов. Оказывается, в таком скафандре, иначе одеяние и не назовёшь, можно находиться под водой около двух часов, при этом выдыхаемый водолазом воздух не поднимается на поверхность пузырьками, а концентрируется внутри камеры, которая крепится на груди - лучшего снаряжения для вражеского диверсанта и не придумаешь. Его роль и исполнял матрос-контрактник.

Кстати, военнослужащие, которые несут службу по контракту, составляют четвёртую часть личного состава отряда. Но капитану третьего ранга Евгению Токареву, заместителю командира по работе с личным составом, хотелось, чтобы все матросы набирались по контракту: и затрат меньше на обучение и содержание, и толку больше - не успевают молодые ребята за год освоить сложную технику, которой оснащён дивизион сторожевых катеров. К примеру, научиться работе на радиолокационных приборах. И если матросу Антону Моторину, челябинцу, выпускнику Южно-Уральского университета, которому и компьютер не в новинку, не составило труда обучиться различать нарушителей на радиолокационном экране, то для Адиля Томазова из Кабардино-Балкарии, где большая вода в диковинку, матросская служба заключается в более простых вещах: подремонтировать смотровую вышку, надраить паёла (металлические пластины поверх палубы - мор. термин) в машинном отделении или отстоять вахту дневальным.

А ещё Адиль и его брат Хабиль любят повозиться с железом: потолкать гири (рекорд Адиля на гражданке - 71 толчок гири весом 24 килограмма), покачать мускулы штангой и другими спортивными снарядами - на родине они профессионально занимались национальной борьбой. Применению силы по назначению в отряде только рады. Командованию нужны выносливые парни. И для этого построены и великолепный спортивный городок, и специальная полоса препятствий, расположенная по соседству.

А посмотрев ещё раз на накачанные мышцы и торс Адиля, подумалось, да о какой дедовщине может идти речь, когда молодой матрос - такой богатырь. Он и себя в обиду не даст, и товарищей защитит.

О друзьях-товарищах

Антон Моторин мне честно признался - ожидал худшего, начитавшись статей про дедовщину. На самом деле оказалось, что в дивизионе к этому виду унижения относятся очень строго - не дай Бог кто-нибудь кого-нибудь хоть пальцем… Правда, работать приходится много, но на то она и служба, поэтому Антон на жизнь не обижается.

Терпимо к суровым матросским будням относятся и матросы разного вероисповедания - Александр Чухарев и Шариф Лашов. Александр следит за порядком во флотской часовне, а Шариф - в мечети.

О последней. Молельню отстроил предыдущий призыв, где в большинстве своём собрались представители южных народностей мусульманской веры. А вдохновителем идеи стал капитан третьего ранга Евгений Токарев, который проходил боевую службу в Чечне, и знает, как там и в соседних республиках относятся к Аллаху. Так и выросла по соседству с православной часовней мусульманская мечеть.

Небольшие помещения, оформленные по церковным канонам, в русской - иконы, лампады, кафедраль и Евангелие. В мусульманской - коврик, Коран и написанная от руки ежедневная молитва. Бескозырку Шариф снял и надел специальную шапочку - в ней он взывает к Аллаху. Каждый день по пять раз. Если не в наряде и не в море, то есть не на озере, старается службу не пропускать. В каждом помещении одновременно могут поместиться 3-4 человека. Ещё деталь: мечеть на прошлой неделе освятил главный муфтий Уральского федерального округа Ринат Хаджи Хазрат Раев. Для всех матросов приезд имама стал настоящим праздником.

О матросской каше

Наверное, в этот день наутро давали сладкую кашу. В моё время каждый «красный день календаря» отмечали подобным образом - кашей любого вида, сваренной на разбавленном сгущённом молоке. Представляю, как старший матрос Рашид Баймурзин - кок группы боевого обеспечения дивизиона - раскладывает горячее варево по тарелкам, и поневоле захотелось в родной кубрик, на верхнюю шконку (кровать - мор. термин). Соскочить по призыву сигнала горна по громкоговорящей связи. Сбегать на верхнюю палубу на зарядку. Умыться, почистить зубы и приступить к трапезе: горячий чай, горячий же, только испечённый хлеб из корабельной пекарни, масло на нём просто тает, пара сваренных вкрутую яиц и приторно-сладкая каша. Хотя в матросском меню, которое я подсмотрел на камбузе дивизиона, выбор намного богаче. Не буду перечислять, чтобы не нагонять аппетит, а подчеркну, что и интерьеру в матросской столовой позавидует иной ресторатор - очень уютно и ухоженно.

Подошло время прощаться с дивизионом сторожевых кораблей, который в народе окрестили немного анекдотично, но с глубокой нотой уважения - базой торпедных катеров. Но озерчане знают, что морская, то есть озёрная граница на замке. И хотя случаются досадные инциденты, когда пришлый люд, особенно отдыхающие свердловчане, нарушают видимый периметр озера, моряки не дают повода усомниться - они на страже.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах