aif.ru counter
349

Челябинскую область могут ископать вдоль и поперёк?

Фото А.Фирсова / АиФ

В разговоре приняли участие:

- Черкашев Сергей Александрович, начальник управления природных ресурсов Министерства промышленности и природных ресурсов Челябинской области

- Коробкин Владислав Евгеньевич, заместитель министра радиационной и экологической безопасности Челябинской области

- Дриманова Наталья Николаевна, заместитель природоохранного прокурора Челябинской области

ФАКТЫ

В 2011 году в Южном Казахстане недродобытчики развернули столь бурную деятельность, что в целом ряде районов существенно изменились русла рек.

В 2012 году карабашские недродобытчики «нарыли» себе на статью за то, что месторождения разрабатывали с нарушениями и пытались обмануть министерство природных ресурсов.

В марте 2013 года Свердловская полиция задержала пятерых жителей Саратова, которые пробурили 67 скважин и добывали старый керосин из земли на бывшем военном аэродроме под Нижним Тагилом и перепродавали его под видом нового топлива российским авиакомпаниям. Керосин «черных нефтяников» пользовался большим спросом, но, наладив преступный бизнес, «добытчики» ставили в опасность жизнь десятки пассажиров.

Представляем вашему вниманию сокращённую стенограмму мероприятия.

Ведущий:  Сколько на сегодняшний день в Челябинской области насчитывается законных недропользователей?

Черкашев С.А.: Сегодня выдано 240 лицензий предприятиям, которые ведут недродобычу или ведут геологоразведочные работы, подготавливая месторождения к освоению. 99 предприятий из 240 ведут добычу, остальные занимаются геологоразведочными работами.

Фото: АиФ / Фото А.Фирсова

Как сегодня обстоит ситуация с недродобытчиками-нелегалами в Челябинской области? Часто ли проводятся рейды по их выявлению?

Черкашев С.А.: Поскольку надзор в сфере недропользования осуществляет именно наше ведомство, то и проведение подобных проверок входит в наши обязанности. Объектами проверок становятся разные предприятия, проверки проводятся в плановом порядке. Так, на 2014-й год было запланировано 39 проверок, проведено уже 16 из них. Существуют и внеплановые проверки по обращениям и сигналам о нарушениях законодательства. Ещё есть проверки состояния самих объектов месторождения, они также внеплановые.

Коробкин В.Е.: Поскольку ранее я сам возглавлял управление природных ресурсов в областном Минпроме, могу сказать, что с момента передачи Минпрому полномочий по ведению регионального геологического надзора ежегодно проводилось порядка сорока плановых проверок. Так, в 2011 году было проведено пять выездных проверок, а в 2013-ом – уже сорок. За 2013 год было обследовано 62 участка месторождения, в результате были выявлены лица, которые без права пользования или с нарушением его условий пользовались этими участками. Насчитывается 16 административных правонарушений, по которым заведены дела (6 в Карабаш, по 2 в Озёрске, а также Сосновсокм и Красноармейском районах и по одному в Агаповском, Чебаркульском, Кунашакском и Саткинском муниципальных районах). В 2014 году – один материал. Ранее НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) у нас был выше среднероссийских показателей, несмотря на то, что в целом по стране экономическую ситуацию назвать благоприятной нельзя. Объёмы недродобычи по лицензиям растут. Это означает, что у легальных недропользователей увеличивается спрос на указанный продукт. Увеличивается он благодаря тому, что с рынка выдавливаются предприятия и отдельные лица, которые реализуют нелегально добытый материал. Так идёт рост НДПИ. Именно так, а не за счёт наличия в области крупных федеральных объектов типа Михеевского ГОКа. Влияние ГОКа на рост НДПИ в регионе мизерное.

Какие ископаемые привлекают внимание нелегалов?

Черкашев С.А.: В минерально-сырьевую базу Челябинской области входят различные полезные ископаемые – от топливно-энергетических до строительных материалов. Это и железо, и медь, и золото, и никель, и т.д. Нелегалов, как правило, привлекают те недра, которые доступны и востребованы, и добывать которые не слишком затратно. Например, населением востребован облицовочный камень, который идёт на отделку домов, коттеджей, дорожек. Высок спрос на грунты, но это даже не полезное ископаемое, поскольку не стоит на госбалансе и не имеет запасов. Вот тут мы и сталкиваемся с нелегитимностью.

Какой ущерб южноуральской экологии наносит нелегальная разработка недр?

Коробкин В.Е.: Ущербы в рамках области исчисляются десятками миллионов рублей. Как правило, при нелегальной добыче производится выборочная обработка полезных ископаемых. Нелегал берёт то, что легче всего взять. То, что обладает наибольшей концентрацией полезного компонента. А то, что обладает более низким содержанием полезного компонента, остаётся. В результате нелегальной разработки месторождения вычерпывается всё самое хорошее, но остаются участки, которые экономически отрабатывать далее, уже невыгодно, нерентабельно. При любой недродобыче происходит фактическое уничтожение растительности, почвенного слоя. Если разработка ведётся законно, в соответствии с проектной документацией, то по окончании цикла отработки недропользователь хотя бы проводит рекультивацию месторождения, восстанавливает растительность, минимизируя вред, нанесённый окружающей среде. Нелегалы же зачастую не только добываю недра, но и реализуют сам почвенный слой с месторождения. И тогда на отработанном месте уже ничего не растёт, пейзаж становится абсолютно космическим. Как, например участок плитняка возле Атляна, где в своё время была горная местность. Почвенный слой там снят, осталась лишь гора, непокрытая растительностью, с которой летит пыль. Случается, что в ходе отработки месторождения не соблюдаются требования в части обращения с ГСМ. В результате остатки ГСМ и прочие загрязняющие элементы попадают во вскрытые недра, а затем в подземные воды. Так происходит деградация источников водоснабжения. Бывает, что изменяются и русла рек, нарушается водоснабжение населённых пунктов (как в своё время в пос. Межозёрный).

Фото: АиФ / Фото А.Фирсова

А как в результате действий нелегалов могут пострадать простые граждане, жители области?

Коробкин В.Е.: Этот вопрос уже касается безопасности сырья, добытого путём незаконной недродобычи. Недропользователь-нелегал не проводит обязательную сертификацию выпускаемого продукта, добытое им сырьё, как правило, не отвечает требованиям ГОСТа. Но оно поставляется на рынок, закладывается в дороги, используется при изготовлении железобетонных изделий. Из такого сырья строятся дома, в т.ч. многоэтажные. Какой может быть результат? Дороги будут служить меньше положенного срока: грунт просядет, полотно разрушится. Дома будут рушиться!

Каким образом страдают добросовестные недропользователи из-за безлицензионной добычи природных ресурсов?

Коробкин В.Е.: Нелегальная разработка недр – это вовлечение в экономику дешёвого, практически бесплатного ресурса. Наличие такого ресурса на рынке создаёт сложности легальным недропользователям в части реализации того продукта, который они изготавливают. Потому что у тех, кто занимается этим нелегально, гораздо меньше затрат, связанных с соблюдением требований (например, того же природоохранного законодательства). В результате у нас создаётся фактический отток средств, получаемых от реализации продукта, добытого легальным путём. Выручка не реинвестируется в структуру месторождения, не создаётся долговременная основа самого недропользования.

Кто чаще являются нарушителями? Физические или юридические лица?

Коробкин В.Е.: Бывает и среди лиц встречаются «копатели»…

Какие санкции предусмотрены против недропользователей-нелегалов?

Дриманова Н.Н.: Установлена достаточно жёсткая административная ответственность за нарушение требования действующего законодательства в сфере недропользования. Мы разделяем два вида правонарушения: безлицензионное и нелегитимное пользование недрами или нарушение условий лицензионного соглашения при осуществлении недропользования. За нелитигимное пользование недрами для юрлиц предусмотрен штраф от 800 тысяч до 1 млн рублей. За пользование недрами с нарушением условий, установленных лицензионным соглашением, - от 300 до 500 тысяч рублей. За нарушение требований по охране недр и гидроминеральных ресурсов – от 300 до 500 тысяч рублей. Если в результате действий виновного лица причинён значительный ущерб природным ресурсам, то по статье 255 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность,. При этом учитываются ценность участка недр, вид природного ресурса, значимость и стоимость уничтоженного или повреждённого элемента окружающей природной среды. Но, к сожалению, эта 255-я статья фактически не работает: достаточно сложно и расследовать указанные дела и привлекать людей к ответственности, доказывать их вину. Все нелегалы-недропользователи тут же идут обжаловать вынесенные решения. Проведение любых проверок в сфере недропользования связаны жёсткими требованиями 294 ФЗ о защите прав ИП и юрлиц при осуществлении госнадзора и муниципального контроля. Этот закон предусматривает, что проверка любого хозяйствующего субъекта, будь он каких угодно размеров, может быть проведена лишь в соответствии с утверждённым планом и по согласованию с прокуратурой субъекта РФ. Внеплановые проверки допускаются в исключительных случаях, когда речь идёт о возникновении реальной угрозы вреда здоровью граждан или состоянию окружающей среды.

Фото: АиФ / Фото А.Фирсова

Возможно ли поставить заслон незаконной добыче природных ресурсов на территории Челябинской области?

Коробкин В.Е.: Это практически невозможно. В управлении природных ресурсов областного Минпрома работают пять человек, двое из них занимаются лицензированием. А могут ли поставить заслон незаконной добыче оставшиеся три человека? Людей не хватает. Если ситуация будет оставаться такой же, ископают весь регион.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах