aif.ru counter
199

В пресс-центре «АиФ» обсудили, кто пользуется интернетом на Южном Урале

На фото: Л.Вахрамеев, А.Лукашевский, А.Плаксин, В.Нецветаев
На фото: Л.Вахрамеев, А.Лукашевский, А.Плаксин, В.Нецветаев © / АиФ

Как сегодня развивается интернет-рынок, насколько интернетизирован Южный Урал?

Заместитель руководителя Управления Роскомнадзора по Челябинской области Александр Плаксин:

Сегодня на территории Российской Федерации услуги доступа к сети интернет предоставляют 116 операторов связи. Ещё 103 оператора связи планируют приступить к оказанию услуг в 2014-2015 годах. В крупных городах Челябинской области, в многоэтажках, как правило, присутствуют более одного, в среднем три оператора. В течение 2013-го года расширилось присутствие операторов связи в районных центрах и небольших городах области (например, Коркино, Еманжелинск). В настоящее время всеми операторами на территории Челябинской области смонтировано 750 тысяч портов, то есть можно подключить 750 тысяч независимых абонентов, домохозяйств. В среднем один порт рассчитан на 3-5 человек. Проверка того, есть ли на них спрос, пользуются ли ими, проводится раз в три года.

Председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев:

Таким образом, учитывая численность населения Челябинской области в 3 млн 600 тысяч человек, можно подытожить: порядка 2 млн южноуральцев имеют доступ к высокоскоростному интернету, а более 1 млн – нет. Последние вынуждены при необходимости пользоваться мобильными устройствами.

А кто он, современный южноуральский интернет-пользователь?

Леонид Вахрамеев:

Кто угодно. Сегодня интернетом пользуются все, включая бабушек и детей. Интернет стал для нас таким же незаменимым, как телевизор, как кусок хлеба, как каша или борщ. Потребность в нём день ото дня только растёт. Если раньше продвинутыми пользователями интернета были в основном молодые люди с современным образованием, то сегодня категория интернет-пользователей значительно расширилась.

В каких территориях нашей области спрос на интернет велик, а возможности пока ограничены?

Леонид Вахрамеев:

Конечно, высок спрос в областных городах, в посёлках. Хорошо ещё где-то есть ADSL, где нет – там население вынуждено пользоваться «свистками» – 3G-модемами сотовых операторов. Задача на уровне страны поставлена Дмитрием Медведевым: ещё в 2010 году он заявил, что рассчитывает на увеличение количества пользователей интернета в нашей стране до 90%. Мы к этому идём.

Выполним ли план этот Медведева в отношении доступного интернета?

Заместитель руководителя Управления Роскомнадзора по Челябинской области Антон Лукашевский:

На Южном Урале план реально выполним. Конечно, с экономической точки зрения дойти до каждого абонента, особенно в низкоэтажной застройке или в частном секторе, с помощью оптики сложно, здесь пригодится метод радио-технологии. И у нас есть операторы, которые до сих пор специализируются на радиомодемах. Кроме того, повторюсь, услуги доступа в интернет предоставляют и сотовые операторы. Из шести операторов-сотовиков, присутствующих на Южном Урале, пять предоставляют услуги мобильной связи 3 поколения. 3G – это набор услуг, который объединяет как высокоскоростной мобильный доступ с услугами сети интернет, так и технологию радиосвязи, которая создаёт канал передачи данных. Скорость интернета в таком случае не менее 2 мБит в секунду, жноа значит, мо смотреть видео со стандартным качеством без прерывания и квадратиков. В 2014-ом году перед большинством сотовиков стоят планы по построению сетей четвертого поколения. Таким образом, интернет дойдет до самых мелких деревень.

Коммерческий директор Челябинского филиала ОАО «Ростелеком» Олег Извеков:

«Ростелеком» представил на рассмотрение госорганов программу, в соответствии с которой компания готова обеспечить ШПД в населенных пунктах с 250-500 жителей. Компания готова проложить до них оптические линии связи, а на последней миле использовать различные технологии, в том числе беспроводные (например, Wi-Fi). Есть поручение Президента Правительству с поддержкой этой инициативы «Ростелекома» (проект был представлен на совещании у Президента в сентябре 2013 года). В настоящее время в различных инстанциях идет обсуждение деталей и механизмов реализации. Однако «Ростелеком», не дожидаясь утверждения данного проекта, уже построил оптическую сеть во всех города Челябинской области и в ряде поселков – в общей сложности скоростной оптический Интернет доступен сейчас в 32 населенных пунктах региона. Очередной город, жители которого буквально в Новый год получат возможность  подключить Интернет по оптике, – город Бакал.

Давайте поговорим о проблеме цифрового неравенства районных центров и отдалённых деревень: с какими трудностями приходится сталкиваться провайдерам, проникая в область?

Олег Извеков:

Решение проблемы «цифрового неравенства», обеспечение широкополосного доступа в малых и удаленных населенных пунктах – это планово-убыточные проекты. Во всем мире используется механизм универсального обслуживания, когда государство компенсирует убытки операторам, реализующим такие проекты. Что касается «Ростелекома», то до 2018 года мы планируем построить оптические сети доступа в 33 миллиона квартир и домов. Это не только крупные, но и средние, и малые города. Будем продолжать модернизацию региональных сетей передачи данных – именно на этом уровне в основном «забиваются» каналы при увеличении трафика от абонентов. Чтобы справиться с тяжёлым контентом, нужно не только расширять и умощнять сети доступа, а также реализовывать проекты по локализации трафика (сокращать расстояние для прохождения контента к абоненту). Например, «Ростелеком» в 2013 году построил самую большую в России сеть CDN, которая позволяет на региональных серверах (близко к абоненту) хранить (кэшировать) самый востребованный контент.

Леонид Вахрамеев:

Основная трудность проникновения в область – это, конечно, административный ресурс. «Интерсвязь» везде и всегда строит свои магистрали, а это длинные линии связи. Приходится либо копать земляные траншеи до городов области, либо идти по столбам. Земля чья-то и столбы чьи-то, значит, и разрешение нужно чьё-то. Вот и приходится сталкиваться с административными ресурсами. Вообще знаете ли, забавная штука: с одной стороны, областные администрации понимают, что для развития территорий интернет нужен, но с другой стороны отказываются пускать... Нормальный чиновничий подход…

Александр Плаксин:

К слову о технологиях. Раньше у нас были только ADSL-линии - интернет-каналы по телефонным проводам. Соответственно, скорость работы интернета была небольшой и находилась в прямой зависимости от количества подключенных абонентов в каждом доме в конкретный момент времени. Сегодня провайдеры работают с оптоволокном. В связи с вводом в эксплуатацию высокоскоростных магистралей, значительно возросла скорость доступа к сети интернет: теперь она составляет порядка 10 мБит в секунду. Стоимость же безлимитного интернета для каждого отдельного пользователя оценивается в среднем в 600 рублей в месяц. У оптоволокна есть ещё одно неоспоримое преимущество: его нет смысла воровать в отличие от медных проводов…

Леонид Вахрамеев:

… да, меди становится всё меньше и меньше. Поэтому проблема хищения оборудования вандалами проводов сегодня уменьшилась в десятки раз. Люди перестали резать провода и рвать аппаратуру. Имеет значение и тот факт, что мы уже много лет работаем в этом направлении совместно с другими провайдерами. У нас со всеми подписаны соглашения о взаимодействии, в том числе по борьбе с вандалами.

Закон о защите интеллектуальных прав в интернете, известный как «антипиратский» закон, вступил в силу 1 августа. Прошло 4 месяца. Можно ли подвести какие-то итоги? Насколько борьба с пиратством оказалась действенной мерой?

Леонид Вахрамеев:

Действенной. Государство осознало, что интернет – это политический инструмент. Усилив контроль над виртуальным пространством, оно доказало нам, что оно может это делать. Закон, о котором мы сегодня говорим, это первая ласточка. Не удивлюсь, если лет через пять у интернета появятся границы и пограничники на них. Ведь вполне очевидно, что виртуальное пространство всё больше влияет на жизнь людей, на их умы и настроения, на политику государства в целом. С пользователями, размышляющими в Сети на темы, затрагивающие безопасность государства, будут работать.

Как повлияло вступление в силу «антипиратского» закона на работу файлообменников, в которых пользователи скачивают аудио и видео?

Леонид Вахрамеев:

Если вы имеете в виду файлообменник «Осёл», то его у Интерсязи нет: это распределённая система между клиентами, всё это хозяйство хранится на машинах клиентов. Мы его никак не поддерживаем, наоборот, используем сервис для привлечения новых клиентов. Поэтому о сложностях с добыванием новых аудио- и видеоматериалов нам неизвестно. Если некий правообладатель обнаружит, что на компьютере одного из пользователей незаконно хранится его контент, и все могут этот контент просматривать, то правообладатель подаст в суд не на нас, как на провайдера, а на конкретного пользователя-нарушителя чужих авторских прав. Мы не можем ни блокировать, ни удалить информацию, хранящуюся на вашем жёстком диске. Мы можем только предупредить, что нужно ждать проблем: к вам придут люди из отдела «К» и изымут ваш компьютер, а сами вы будете соответствующим образом наказаны.

Легко ли приобрести права на новые фильмы? Через какое время после премьеры в кинотеатре фильм появляется в сети?

Олег Извеков:

Уникальность контента «Ростелеком» в том, что 100 процентов этого контента – лицензионные. Это принципиальная позиция. Если мы выкладываем фильм на одном из своих ресурсов – в  видеотеке Интерактивного ТВ или на сайте zabava.ru, то это всегда легальный контент, за который мы платим правообладателям. В Интерактивном ТВ фильмы появляются через две недели после премьеры. Уже сейчас у Ростелекома есть контракты со следующими крупными правообладателями: Walt Disney, Warner Brothers, Sony, Universal, 20th Century Fox, BBC, Парадиз, ЦПШ, СТВ и т.д. На текущий момент доступ к фильмам с телевизоров наших клиентов предоставляется в рамках аренды фильма на 48 часов. Но мы планируем запустить до конца этого года новый вариант – покупку фильмов, в рамках которого доступ к фильму будет предоставлен минимум на год – до окончания лицензионного соглашения. Зритель сможет хранить его в своей цифровой коллекции «Интерактивного ТВ» и смотреть неограниченное количество раз в любое время.

А кто следит за нелегальным контентом?

Начальник отдела надзора в сфере почтовой связи Управления Роскомнадзора по Челябинской области Валерий Нецветаев:

Как раз мой отдел занимается мониторингом нелегального видеоконтента на территории Челябинской области. Если правообладатель обнаруживает нарушение своих прав в Сети, он подаёт заявление в Московский Городской суд, поскольку именно там разбираются подобные дела. По решению суда или по просьбе правообладателя ещё на этапе предварительной подготовки судебного разбирательства мы останавливаем незаконную раздачу видеоконтента. По требованию Роскомнадзора владелец хостинга или непосредственно владелец ресурса-нарушитель обязаны устранить нарушение и удалить с соответствующего ресурса видеофильм или другой материал. В случае невыполнения требования в трёхдневный срок делается запись в Реестре. После этого в течение суток операторы связи сами ограничивают доступ к данному ресурсу. Наша задача в том, чтобы проверять, поддерживают ли операторы связи наложенное ограничение. На сегодняшний день у нас девять записей о нарушении исключительных прав видеоконтента и мы их контролируем на предмет доступности с различных сетей. Не так давно мы обнаружили, что на одном из местных интернет-ресурсов был незаконно выложен фильм «Сталинград». По нашему требованию видео было удалено и, отчасти благодаря именно этой мере, в Челябинской области были хорошие кассовые сборы у этого фильма. Время от времени обращаются с телеканала «ТНТ»: просят разобраться с пользователями, незаконно выкладывающими записи серий «Интернов» или «Универа». Могу сказать, что сегодня многие ресурсы от свободы размещения незаконного контента перешли к его коммерческому использованию. Теперь они создают свои собственные файлоообменники на договорных основах с правообладателями и получают за это некое вознаграждение от последних.

Правда ли, что при необходимости провайдеры обязаны предоставлять информацию о пользователях и оказанных им услугах правоохранительным органам и спецслужбам и даже могут по их приказу перекрывать пользователю доступ к интернету?

Леонид Вахрамеев:

По их приказу никто ничего не перекрывает, это неправда. Что касается первой части вопроса, то этот момент даже в законодательстве прописан: по решению суда мы действительно предоставляем информацию о пользователях и оказанных им услугах правоохранительным органам и спецслужбам. Такое бывает, что необходимо предоставить одной из сторон доказательства о противоправных действиях либо их отсутствии.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах