70

О конкурсных процедурах без покрова тайны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. «АиФ - Челябинск» 01/09/2010

Обсуждение показалось актуальным и для десятков собственников предприятий, и для тысяч работников проблемных производств. Поговорить об особенностях конкурсных процедур, о перспективах «лежащих на боку» фабрик, заводов, сельхозпроизводителей, а также о многом другом мы пригласили арбитражного управляющего Южно-Уральским филиалом некоммерческого партнёрства «Уральская саморегулируемая организация арбитражных управляющих» Владимира Юсова.

- Это действительно чрезвычайно важная тема, - начал разговор Владимир Наумович. - Ведь главной задачей арбитражных управляющих на всех этапах их работы является не только удовлетворение требований кредиторов (выплата заработной платы, погашение банковских кредитов, расчёты с бюджетами, с поставщиками и так далее), но и, в не меньшей степени, если это возможно, оздоровление предприятий-банкротов. Проблемное предприятие, пос-

ле завершения определённых законом процедур, обязано действовать, производить материальные ценности. Люди должны иметь работу, получать плату за свой труд, а государство нельзя лишать источника налоговых поступлений.

У разбитого корыта

- Так действительно бывает. Но складывается впечатление, что примеры успешного оздоровления носят исключительный, единичный характер. В основном же приходится слышать о том, что вот, мол, пришёл арбитражный управляющий, распродал всё направо и налево. А в итоге никто почти ничего не получил, и действующее производство «распылилось» по частям, в разных направлениях…

- Не стану отрицать, были такие примеры и есть, к сожалению. Об этом, кстати, недавно говорили губернатор Челябинской области Михаил Юревич и председатель Гильдии арбитражных управляющих Южного Урала Вадим Соловьёв, бывший, кстати, самым первым руководителем региона в истории новой России. Но не всё так просто. Конкурсный управляющий, как правило, приходит, говоря по-русски, «к разбитому корыту», когда основные фонды выведены из управления банкрота, и работать зачастую просто не с чем, а то и не с кем. Но даже в этих условиях могу назвать немало примеров успешной деятельности арбитражных управляющих.

- О конкретных примерах мы ещё поговорим. А что же реально может сделать арбитражный управляющий после всех предусмотренных законом процедур, чтобы предприятие вновь заработало эффективно?

- Это, говоря театральным языком, сверхзадача. А функции и обязанности моих коллег чётко и подробно прописаны в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)». Кстати, первый российский закон о банкротстве был принят ещё в 1992 году. Сегодня действует уже третий по счёту закон, от 2002 года, и с тех пор законодатель внёс в него около 20 поправок и дополнений. Хотя, конечно, какие-то нестыковки и «тёмные пятна» даже сегодня остаются.

Подотчётны суду и кредиторам

- На повестку дня встаёт вопрос об аккредитации арбитражных управляющих в профильных министерствах и контроле над их работой со стороны властных структур…

- Это предложение продиктовано, конечно же, заботой о сохранении экономического потенциала региона и, как следствие, о решении социальных проблем. Но, как мне представляется, эти вопросы вполне могут решаться и в рамках действующего законодательства. Арбитражный управляющий подотчётен только суду и собранию кредиторов. Это главный фундамент, на котором основывается Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». А работать в тесной связке с властями, с профильными министерствами региона - это, если хотите, моральный долг управляющего, дело его чести. В качестве примера эффективного сотрудничества могу назвать работу с Минис-терством сельского хозяйства Челябинской области. 

- Хорошо, если арбитражный управляющий будет человеком местным, которому небезразличны дела и заботы региона. А если он приезжий? Ведь территориальный принцип в процессе судебных процедур не предусмотрен?

- Вот именно тут важна заинтересованная позиция и должника, и кредитора, и той же власти. В статьях 37 и 39 федерального закона чётко говорится о том, что должник и конкурсные кредиторы прямо указывают в заявлении о банкротстве кандидатуру временного управляющего. Вот именно на этом этапе, как мне представляется, должно быть налажено более активное взаимодействие всех участников процесса с привлечением представителей профильных министерств и органов власти.

Жизнь после смерти

- Владимир Наумович, вот теперь, думается, настала пора вернуться к разговору о конкретных арбитражных процедурах, проведённых с вашим участием. Вы можете привести примеры успешной работы, когда и требования кредиторов были удовлетворены, и производство сохранилось?

- Повторюсь, такого результата в силу известных причин удаётся добиться не всегда. Но я стараюсь использовать все методы, предоставленные законом при ликвидации старого, обанкротившегося предприятия, чтобы дать возможность новому инвестору создавать другой хозяйствующий субъект на основе проданного имущества должника.

При проведении процедуры конкурсного производства имущество совхоза «8 Марта» в Мишкинском районе Курганской области было целиком продано инвестору, занимающемуся земледелием. Аналогично завершилась процедура и в отношении сельхозпредприятия им. Кирова в Верхнеуральском районе Челябинской области. У предприятий появился реальный шанс начать новую жизнь, с чистого листа.

Иных подходов потребовало проведение банкротства сельхозкооператива «Притоболье» в Курганской области. На базе имущественного комплекса кооператива было создано пять открытых акционерных обществ. В Федеральной комиссии по ценным бумагам в УрФО был зарегистрирован проспект эмиссии акций, отчёт об итогах выпуска ценных бумаг. И акции новых обществ были выгодно проданы инвес-торам, занимающимся земледелием.

А вот ещё два примера. В 2006 году я был конкурсным управляющим ДООО «Верхнеуральская сельхозтехника». Изучив ситуацию, понял, что восстановить сельхозтехнику в прежнем её качестве не получится. Потому было принято решение изменить профиль предприятия. Сейчас на месте бывшей сельхозтехники работает ООО «Фабрика картонных изделий». Учредители- инвесторы за два года вложили в дело более 46 миллионов рублей. Сегодня это успешное предприятие, давшее селу несколько десятков рабочих мест. Его продукция востребована в Челябинской, Оренбургской, Омской областях и Башкирии.

В 2008 году реализовал имущество обанкротившегося ОАО «Чебаркульская фаб-рика кондитерских изделий» одному из предпринимателей. После капитального ремонта зданий фабрики, её оборудования, здесь запущен цех по производству печенья. Ждут открытия и другие цеха по производству кондитерских изделий. А на свободных площадях открыт магазин по продаже строительных материалов.

Не последним фактором, способствующим такому исходу дел, было моё тесное сотрудничество в процессе непростой работы с местными органами власти и депутатским корпусом. Это, кстати, я говорю и в качестве дополнительного ответа на один из предыдущих вопросов.

- По вашим словам, получается, что банкротство и иные арбитражные процедуры - это не нечто из ряда вон выходящее?

- Это нормальная экономическая, жизненная ситуация, неизбежная при рыночной экономике. Именно с этих позиций и надо ко всему подходить. Банкротство - это далеко не всегда ликвидация предприятия. Новый собственник вполне может сделать его процветающим. И это не просто слова. Такие примеры также можно привести.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах