aif.ru counter
114

Офицеры просят слова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48 26/11/2008

Практически любое дело, касающееся злоупотреблений в предоставлении отсрочек от воинского призыва, неизменно вызывает большой общественный резонанс. И не мудрено - слишком многие могут оказаться в подобной ситуации: либо на месте призывника, либо его родственника, либо того, в адрес кого выдвинуты серьезные обвинения. Но каждый имеет право на то, чтобы его голос был услышан.

В одном из прошлых номеров "АиФ-Челябинск" рассказал о следствии, которое ведет областная прокуратура в отношении ряда работников копейского военкомата. Напомним, что там вскрылись факты незаконной выдачи военных билетов с освобождением от службы в армии по состоянию здоровья. Дело запутанное, в нем задействовано немало должностных лиц.

Верные принципу объективности, мы не могли не предоставить возможность высказать свою точку зрения на происходящее тем, кто в той или иной степени оказался вовлечен в расследование.

Двое знают - тайны нет?

Сергей Зверев, военный комиссар Калининского района города Челябинска:

- Я возглавлял военкомат в Копейске с 1997 по 2006 год. То есть я тоже под подозрением, так как незаконные билеты выдавались с 2003 по 2008 год. Всего их было выявлено 95. Но в том-то и дело, что в запас (фактически - освобождая от службы) ни я, комиссар, ни мои помощники, начальники отделений, никого не отправляют. Все решает призывная комиссия и делает соответствующие пометки в личном деле призывника. За полгода приходится отправлять в запас по 600-700 человек. Секретарь призывной комиссии готовит все эти документы, отправляет начальнику отделения, а тот кладет мне на подпись. Проверить все выписки на соответствие заключениям врачей в каждом конкретном личном деле я просто не в состоянии, да это и не входит в мои обязанности. За это отвечает секретарь. Конечно, периодически я беру несколько дел методом случайной выборки и проверяю.

- Получается, что всегда есть вероятность, что большая часть выписок проскользнет без проверки?

- Да, и этим воспользовалась секретарь. Я не хочу огульно обвинять человека, хочу лишь сказать, что в ее силах было предоставить освобождение и затерять незаконную выписку среди сотен обычных. И как только мы заподозрили в военкомате что-то неладное, то сразу же сами начали расследование.

- Но после вас копейский военкомат возглавлял другой комиссар...

- Верно. Из 95 билетов за время моего руководства было оформлено 33, когда же военкомат в Копейске возглавил Анатолий Некрасов - 31, при различных заместителях - еще 22. То есть всего значатся подписи пяти комиссаров и четырех начальников отделений. Поясняю, почему такое большое количество: комиссар может быть болен, в отпуске, в командировке, поэтому подпись нередко ставит и офицер, исполняющий обязанности военного комиссара.

- Это довольно много - девять офицеров самого высокого ранга...

- В том-то и дело! По версии прокуратуры, мы все состояли в сговоре! Но это невозможно! Представьте, предположим - я действительно преступник и раздаю липовые военные билеты. Ну зачем мне вовлекать в это столько народу, причем нередко людей, лишь недавно прибывших в военкомат? Ведь правильно говорят, что если один человек знает, то это тайна, а если двое - тайны уже нет! Получается, что я, уходя с поста, передал всю эту пресловутую "сеть" своему преемнику? А не логичней ли предположить, что на самом деле лишь один человек проворачивал все эти дела при разных комиссарах? И тень подозрения падает в первую очередь на секретаря призывной комиссии.

Подозревают - значит виновен?

Анатолий Некрасов, военный комиссар города Копейска:

- Досаднее всего, что именно я вскрыл эти нарушения, подал соответствующий рапорт начальству, сразу же уволил секретаря призывной комиссии, и сейчас меня же обвиняют в преступлении! Да, я приезжаю в военную прокуратуру для дачи показаний - приезжаю по первому же вызову, но почему-то это преподносится окружающим как доказательство того, что я преступник, а не офицер, безупречно прослуживший в вооруженых силах 29 лет!

Сергей Корюкин, начальник 2-го отделения военкомата Калининского района:

- Я прохожу по делу как один из подозреваемых в совершении преступления. Давление на меня оказывается неимоверное. К примеру, я дал все свои телефоны, включая мобильный. Так нет, следователь звонил почему-то моей жене домой, интересовался, в курсе ли она, что я прохожу по уголовному делу, приглашал ее на беседу. Она-то здесь при чем? Это явное давление через семью. Да и на работе это уже сказывается.

- Каким же образом?

- Пожалуйста. Сейчас, как вы знаете, план по призыву увеличен почти в два раза. Часто приходят родители с юношами - выпускниками школ, стараются получить еще до поступления в вуз отсрочку, чтобы продолжить учебу. Когда мы объясняем, что сейчас по закону это невозможно, слышим в ответ: "Да у вас тут все куплено! Читали! А раз у нас денег нет, отправляете нашего сына служить - все ясно!" Понимаете? Очень тяжелая складывается обстановка. Я считаю, что, конечно же, со случаями злоупотреблений в военкоматах надо бороться, но не таким образом, когда под одну гребенку попадают и действительно виновные, и честные военные.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых