aif.ru counter
55

История ссыльного

"Вел разговоры на антисоветские темы", - с этого предложения начинаются практически все дела школьников и студентов, попавших в лагеря в далекие 40-е годы. Не исключение и дело челябинца Георгия Филипповича Ченчика.

"Вел разговоры на антисоветские темы", - с этого предложения начинаются практически все дела школьников и студентов, попавших в лагеря в далекие 40-е годы. Не исключение и дело челябинца Георгия Филипповича Ченчика.

Для студента-первокурсника Уральского госуниверситета Георгия Ченчика черным днем стало 20 декабря 1945 года. Его забрали прямо с занятий. Забрали на долгие 9 лет... Обвинение для тех лет обычное - "антисоветская деятельность". Как считает он сам, вполне обоснованное.

Заговорщики

- Мы действительно критиковали существующий строй, но не тайно, а открыто! Наш кружок образовался, когда мы учились в 10 классе челябинской школы N10, - рассказывает 79-летний Георгий Филиппович. - Говорили, что настоящий социализм выродился... Мы не считали себя преступниками, мы просто хотели принести пользу своему народу!

Желание это не было понято. Все трое участников кружка - Георгий Ченчик, Евгений Бондарев, Исаак Динамбург, а также две девушки, репутация которых была "запятнана" переписыванием "Манифеста идейной коммунистической молодежи", попали в поле зрения Министерства госбезопасности (МГБ).

Арестованного в Свердловске Ченчика через сутки перевезли в Челябинск во внутреннюю тюрьму управления МГБ. Находилась она недалеко от Алого поля. Там он познакомился с арестованными школьниками из 48-й школы и студентами - членами литературного кружка "Снежное вино".

- Теперь их уже никого нет в живых. Талантливые были люди. Вот книги "снежневинца" Освальда Плебейского... Это последняя - бесцензурная, - Георгий Филиппович бережно перелистывает страницы. - Вот, послушайте!

"И всё, что нами было пройдено, Всю нашу гордость, боль и гнев. Однажды громко вспомнит родина, От ужаса окаменев".

Нет, их не били. Были другие методы, пострашнее физической боли - ночные допросы и одиночка.

- Я много времени провел именно в одиночке. Узенькая камера, метра полтора и две койки. У окна стол. Ходить по камере можно было только вдоль койки до стола. Ровно три шага...

Сосланные навечно

Суд состоялся в сентябре 46-го. Пять лет лагерного режима получили Евгений Бондарев и Георгий Ченчик, десять лет - Исаак Динамбург, по три года - Роза Гольвидис и Валентина Бондарева.

- За пять лет я сменил три лагеря Челяблага, - вспоминает Георгий Филиппович. - ЧМЗ строили, на карьере работали.

После "отец народов" решил отправить репрессированных на вечное поселение. Так в декабре 1950 года Георгий Ченчик очутился в глухой деревушке Покровке Новосибирской области.

- Психологически самой страшной была именно ссылка. Это было поселение вечное, - тихо продолжает Георгий Филиппович. - И если раньше, в тюрьме, я надеялся, что через пять лет выйду, то тут надо жить всю жизнь!

Выжить ссыльным помог простой люд, быстро разобрав бедолаг по своим домам. А куда деваться? Не оставлять же на верную гибель! Кто-то нашел приют у вдов, кто-то - у стариков...

Во время пересылки из тюрьмы в Новосибирск случилось, пожалуй, самое важное событие в жизни сосланного Ченчика.

- Нас везли вместе, мужчин и женщин. Выходя из здания новосибирской пересылки на железнодорожный вокзал, я увидел девушку. Хрупкая, она несла четыре узелка с вещами. Нам объявили, что первыми проходят женщины. А народу много, место хорошее не занять, если всех пропустить. Вот я и взял у этой девушки два узла и вместе с ней прошел. Она не возражала. Только благодарно улыбнулась... Вот до сих пор вместе!

Оказалось, что девушка по имени Вайко - эстонка. Ее также обвинили в антисоветской деятельности. Арестовали 30 декабря 1945 года, прямо накануне Нового года. Пять лет она отсидела в Вятлаге, в Кировской области. Оттуда ее отправили в ссылку в Новосибирскую область. Ее, портниху, оставили в Усть-Тарке (районный центр в Новосибирской области) - обшивать жен местных сотрудников МГБ.

- Конечно, сначала было страшно, - на правильном русском, но с выраженным эстонским акцентом подхватывает Вайко Рихардовна. - Но когда мне на какую-то мою незначительную просьбу сказали "пожалуйста", я поняла: здесь есть добрые люди.

С тех пор прошла уже целая жизнь. Былые годы остается лишь вспоминать, перелистывая страницы фотоальбома: свадьба с Вайко, рождение дочки Мариночки, сына Тараса, первые олимпийские медали Таисии Ченчик, сестры Георгия, именитой легкоатлетки, учеба в ЧПИ на энергофаке. В прошлом остались и годы работы на электромонтаже ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ЧГРЭС, в управлении "Челябэнерго", технические разработки и изобретения. Настоящее - уже взрослые сын и дочь, четверо внуков, правнук, появление на свет которого вся семья ждет в январе.

- Моя история - это судьба целого поколения, - говорит Георгий Филиппович. - Это судьба молодежи, которая не побоялась выразить свое мнение вслух.

Из дела

Из дела об антисоветской группе Динамбурга, именовавшейся "Фракция":

"...Платформа группы является троцкистской. Наше государство рассматривалось как развивающееся в сторону реставрации капитализма. ВКП (б) - как партия, изменившая марксизму и перерождающаяся в мелкобуржуазную. Комсомол - как организация безыдейная, разлагающаяся и не выполняющая своей роли по коммунистическому воспитанию молодежи. Группа считала необходимым чистку партии и комсомола и проведение переворота в стране".

Смотрите также: