aif.ru counter
06.05.2016 13:45
1016

Сверх плана. История создания Уральского танкового добровольческого корпуса

АиФ-Челябинск №18 04/05/2016 Сюжет Настоящие супергерои Урала. 71 год Победы
Парад 63-й Челябинской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса после принятия наказа от трудящихся Урала на улице Кирова. 9 мая 1943 года
Парад 63-й Челябинской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса после принятия наказа от трудящихся Урала на улице Кирова. 9 мая 1943 года © / Фото из архива ОГАЧО / АиФ

18 февраля 1943 года с Урала в Москву в Государственный комитет обороны и лично Сталину было направлено письмо. В нём первые секретари Свердловского, Молотовского и Челябинского обкомов В. М. Андрианов, Н. И. Гусаров и Н. С. Патоличев просили разрешения сформировать добровольческий танковый корпус.

Чья инициатива?

«Принято считать, что эта инициатива родилась на одном из уральских заводов, строивших танки, - рассказывает Евгений Евстигнеев, главный архивист Объединённого госархива Челябинской области. - А руководители трёх областей поддержали эту идею».

Но документы говорят о другом: никто из руководителей уральских областей не смог бы добровольно взвалить на себя непосильную ношу. Они слишком хорошо знали ситуацию на местах и видели, что люди трудятся на пределе возможностей.

Поэтому, скорее всего, инициатива родилась в Москве, на самом верху и была продиктована обстановкой на фронтах. Уральцам, как главным производителям танков, предложили озвучить эту инициативу. Так и появилось это письмо Сталину, ведь от таких предложений отказаться было невозможно.

А 24 февраля руководители трёх уральских обкомов получили телеграммы из Москвы: «Ваше предложение о формировании особого Уральского танкового добровольческого корпуса одобряется и приветствуется. Дано распоряжение Главному автобронетанковому управлению оказать Вам помощь в подборе комсостава. Сталин».

В тот же день военный совет Уральского военного округа издал постановление, согласно которому в каждой из трёх областей должно быть сформировано по одной танковой бригаде, а также вспомогательные подразделения (мотострелковый батальон, миномётный полк и т. д.). В течение двух месяцев челябинцы должны изготовить 74 танка (не считая артиллерийского и стрелкового вооружения), набрать и за месяц обучить около 3 тысяч бойцов. Всё это нужно было сделать сверх плана.

Между двух огней

По требованиям отбора бойцами корпуса должны были стать «физически крепкие, беззаветно преданные Родине военнообязанные от 18 до 35 лет». Народный патриотический порыв был настолько велик, что за десять дней, с 1 по 10 марта было подано 49,5 тысячи заявлений о зачислении в корпус.

Но к назначенному сроку нужного количества не набрали, не хватало почти 800 человек. В чём причина? Ответ содержится в справке инструктора военного отдела Косарева: «Некоторые руководители военных заводов прямо саботируют отправку добровольцев. Например, директор Кировского завода Челябинска запретил добровольцам являться в райком ВКП(б)».

Категорически запретил забирать людей директор Магнитогорского меткомбината Григорий Носов. Управление ЮУЖД, областной милиции и НКВД дали строгие указания на местах, чтобы людей не отпускали в танковый корпус.

«Директоров заводов можно понять, - считает Галина Кибиткина, главный археограф ОГАЧО. - Они оказались между двух огней. С одной стороны, люди хотят идти воевать, а с другой - на производстве любой здоровый мужчина на вес золота. Если все уйдут, кто будет выполнять план? Кто будет выпускать продукцию, которая нужна фронту?»

Больше миллиона подписей

Тем не менее к 15 марта личный состав корпуса в основном укомплектовали. На озере Смолино во время войны были дачи обкома и нескольких челябинских заводов, в дачных корпусах в марте 1943-го и разместились подразделения танковой бригады. Добровольцы начали обучение в суровых условиях: деревянные корпуса не отапливались, нельзя было приготовить горячую пищу.

Как свидетельствуют документы, проблемы с бытовыми условиями, продовольствием, топливом были общими для всех частей корпуса. К примеру, недалеко от Троицка в таких же летних домиках разместился сапёрный батальон, которым командовал капитан Лукьянов. В донесении он пишет: «Дров в городе нет, угля тоже, плохо с материальным обеспечением для занятий: нет ни одной винтовки, нечем охранять часть».

В корпус попали люди, приехавшие из нищих деревень. Читаем в донесении Лукьянова: «Плохо с обувью, из-за этого не могут выйти на обучение 63 человека, плохое положение с нательным бельём, смену белья имеют только 33 человека», то есть 270 человек из 300 прибыли в батальон, имея только ту одежду, которая на них была надета.

Добровольцев на фронт собирали всем миром: люди приносили продукты, тёплые вещи, полотенца, носки, портянки. 9 мая 1943 года на площади перед челябинским главпочтамтом состоялся исторический митинг, на котором второй секретарь обкома Леонид Баранов зачитал легендарный наказ бойцам особого Уральского добровольческого танкового корпуса от трудящихся Южного Урала.

Автором текста наказа был троицкий писатель Анатолий Климов. В его доме-музее сохранились черновики наказа, написанные карандашом. После того как текст утвердили в обкоме, было изготовлено большое количество типографских копий. Эти копии отправили в города и районы, и под текстом наказа поставили подписи 1 миллион 257 тысяч человек - практически всё взрослое население области.

Где Наказ?

Удивительна судьба главного экземпляра наказа, который «отправился» на фронт вместе с 63-й танковой бригадой.

«В наших фондах мы его не обнаружили, - говорит Галина Кибиткина. - Обратились с запросами в Москву, в Государ-ственный исторический музей и музей современной истории России. Сотрудники музея современной истории ответили, что наказ находится у них.

Дальше история приобретает почти детективный характер. Когда специалисты ОГАЧО приехали в Москву, выяснилось, что в музее находится пустой футляр! И где наказ - неизвестно.

«Мы уже отчаялись, но нам помог счастливый случай, - рассказывает Кибиткина. - Осенью 2013 года на научной конференции в Нижнем Тагиле я познакомилась с екатеринбургским режиссёром Александром Турчаниновым. И он сообщил, что наказ находится в Екатеринбурге, в совете ветеранов Уральского добровольческого корпуса».

Оказывается, документ хранился в музее 10-й Красногвардейской танковой дивизии (сформирована после войны на основе Уральского танкового корпуса), а после её расформирования в 2009 году наказ передали в управление Уральского военного округа, оттуда он попал в совет ветеранов.

«Мы видели этот документ в экспозиции екатеринбургского музея «Крылатая гвардия», - говорит Галина Кибиткина. - Он выглядит как настоящий ветеран: пропитан гарью, копотью, пахнет машинным маслом… Оригинал наказа - бесценный исторический документ, особенно значимый для нашей области. Его текст написал южноуральский писатель, под ним стоят подписи более миллиона южноуральцев, именно этот экземпляр вручали бойцам 63-й Челябинской бригады на историческом митинге 9 мая 1943 года. Наверное, было бы справедливо, если бы документ вернулся на свою родину, в Челябинск».

Военно-историческая реконструкция боёв ВОВ прошла в Челябинске | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество