aif.ru counter
05.05.2016 18:39
250

В музее медицины Челябинска спасли от забвения ещё два имени героев войны

АиФ-Челябинск №18 04/05/2016
Плащ-палатка, офицерская гимнастёрка хирурга - музей медицины Челябинска пополнился новыми экспонатами военных лет.
Плащ-палатка, офицерская гимнастёрка хирурга - музей медицины Челябинска пополнился новыми экспонатами военных лет. © / Фото из архива музея медицины Челябинска / Архив

«Мы думали, что знаем всех врачей, воевавших в больницах и эвакогоспиталях в Челябинске, а оказалось, что нет», - говорит заведующий музеем Николай Алексеев и показывает потемневшее фото. На нём девушка в военной форме.

Примус в сарае

Ирина Карналит - аптекарь. В военных хрониках очень мало информации о людях этой профессии на войне. В записях, ставших музейными экспонатами, рукой 20-летней девушки выведено: «Первый наш бой был за деревню Черенчицы Новгородской области. Было очень много жертв, раненых. После боя расположились в разбитой деревне. Уцелело всего два дома. В одном оборудовали операционную, во втором разместили раненых. Под аптеку достался сарай, в котором с одной стороны стояли лошади, а с другой - мои ящики. Сюда же заносили убитых.

Здесь на одном из ящиков поставила примус и срочно стала готовить растворы новокаина, стрептоцида, глюкозы. Стерилизовала в кастрюле. Приходилось помогать и в операционной, ухаживать за ранеными. Первые годы войны грузы в основном возили на лошадях, а сами шли пешком. Были переходы по 110-113 км. Особенно запомнился переход через озеро Ильмень. Глубокий снег, негде присесть передохнуть. Радовались бугорку, а это оказывался труп, занесённый снегом». Ирина Порфирьевна родилась в маленькой деревне в Запорожской области Украины. В музей медицины Челябинска каким-то чудом попали военные документы, связанные с аптекарем Карналит, и сейчас сотрудники пытаются установить связь её с родственниками. До сих пор неизвестно, где она похоронена.

Сотрудники музея не исключают, что в Челябинске.

9 мая 1945 года Ирина встретила в Германии. Среди экспонатов нашего музея медицины есть уникальный артефакт, который просили отдать в музей военной медицины в Москве. Это грамота на имя лейтенанта медслужбы Карналит за образцовую службу по охране Потсдамской конференции в 1945-м, выписанная по приказу наркома внутренних дел Лаврентия Берии. Позднее, вероятно во времена разоблачения культа личности, его имя в грамоте закрасили.

Грамоту аптекарь Ирина Карналит получила за охрану порядка на Потсдамской конференции в 1945 году. Чернилами закрашено имя Л. Берии.
Грамоту аптекарь Ирина Карналит получила за охрану порядка на Потсдамской конференции в 1945 году. Чернилами закрашено имя Л. Берии. Фото из архива музея медицины Челябинска

В 1946-м в Берлине у Ирины родился сын Владимир, а спустя четыре года на немецкой земле родилась дочь Валентина. В Челябинске Карналит работала в аптеках № 9 и 12 в 1950-х годах.

Гимнастёрка деда

В прошлом году музей медицины пополнился ещё несколькими экспонатами. Эти вещи принадлежали военному хирургу и вместе с ним прошли всю войну, побывали и в Кёнигсберге, и в Маньчжурии.

Челябинские родственники Георгия Семёновича Щербакова принесли в музей его офицерскую гимнастёрку и плащ-палатку.

Внуки Георгия Щербакова с сожалением говорят, что в семье нет письменных воспоминаний деда. Но всё же помнят один чудесный случай. Поздней осенью 1941 года госпиталь переправлялся через реку. По понтонам, на плотах и лодках перевозили раненых, лошадей и госпитальное имущество. Внезапно налетели «юнкерсы», началась бомбёжка. Бомба упала рядом с лодкой, в которой были тяжелораненые бойцы, медсестра и хирург Щербаков. От взрыва лодку перевернуло.

Медсестра запуталась в ремне сумки и начала тонуть. Георгий Семёнович кричал ей: «Брось сумку!», но не слышал своего голоса. Он вырос на Десне и хорошо плавал, так что выбрался на берег и смог вытащить одного раненого. Остальные беспомощные бойцы ушли под воду. В холодной воде скрылась и молоденькая медсестра. Бинтуя других раненых на берегу, Щербаков с тяжёлым сердцем думал о бойцах, которым удалось спасти жизнь на операционном столе, но которым не суждено было уцелеть в этой бомбёжке… И вдруг рядом с собой он увидел свою медсестру. Девушка рассказала, что её уносило течением и надежды выбраться почти не осталось, когда она увидела, что рядом плывёт лошадь. Медсестра вцепилась в её гриву. Она стала уговаривать животное, и так вместе они выбрались на берег.

До старости простоял Георгий Семёнович у хирургического стола. После войны он попал в Троицк, а потом был переведён в железнодорожную больницу Челябинска. И сегодня по всей России ещё найдутся люди, которые узнают на этом чёрно-белом снимке человека, который продлил им жизнь.

Кстати

О ком ещё рассказывает музей медицины?

Георгию Фёдоровичу Синякову обязаны жизнью сотни французов, югославов, поляков, англичан, русских, которых он лечил и спасал от фашистов в лазарете Кюстринского международного лагеря военнопленных. В их числе была и знаменитая лётчица Анна Егорова, сбитая фашистами после 277-го вылета и представленная к званию Героя Советского Союза посмертно. Так прозвучало в сводке Совинформбюро. А раненая Анна попала в Кюстрин.

Осмотрев узницу, Синяков нашёл у неё под бинтами боевые ордена и партийный билет и спрятал их. Егорову пытали на допросах, а врач Синяков лечил её раны рыбьим жиром, который узники лагеря собирали по каплям (они получали посылки через Красный Крест).

После освобождения из лагеря Синяков дошёл до Берлина, расписался на Рейхстаге. Егорова разыскала врача после войны и рассказала о его подвиге. После войны Синяков работал заведующим хирургическим отделением медсанчасти ЧТЗ в Челябинске.

Александр Александрович Руш владел тремя языками. Из-за немецкой фамилии в 1942 году попал в челябинский лагерь трудармейцев, где отморозил ноги, работая каменщиком. Его назначили начальником лагерного лазарета. В 1945 году доктора расконвоировали, ему вернули учёную степень.

Руш работал в медсанчасти ЧМЗ. Одним из первых в Челябинске сделал несколько уникальных операций. Лагерные годы сказались на здоровье врача. После гангрены ему ампутировали ногу, но он продолжал трудиться в отделении. Его ежедневно привозили на лошади с кошёвкой, и он работал, оперировал. Самое сложное делал сам, заканчивали операцию его ученики. Во время перерывов хирург снимал протез, чтобы отдохнуть, а потом вновь включался в работу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество