aif.ru counter
10.03.2017 16:43
1634

След радиации. Многоножки и мыши-мутанты населяют «южноуральскую Припять»

Сейчас в старом селе от большинства домов остались лишь развалины.
Сейчас в старом селе от большинства домов остались лишь развалины. © / фото Александра Фирсова / АиФ

Река Теча и её окрестности, пострадавшие в результате радиоактивного заражения ещё с 50–х годов прошлого века, до сих пор служат источником множества небылиц. Но правда зачастую оказывается ещё необычнее – так, оказывается, особо много радиации накопили печи в селе Муслюмово, что расположено на берегах Течи, на охраняемой территории Восточно–Уральского радиоактивного следа однажды вдруг резко размножились многоножки, а на рынок в Челябинск как–то попали огромные рыбы, от которых зашкаливало показания дозиметра.

Особо опасные печи

В своё время вопрос о переселении села Муслюмово освещали на федеральном уровне. В 1991 году село посетил даже тогдашний президент Борис Ельцин – ради этого визита отремонтировали дорогу, ведущую с трассы на Екатеринбург. Дорога была столь хорошего качества, что ею стали пользоваться все, кто направлялся из Челябинска в Кунашак и дальше. Сейчас, правда, это дорога находится далеко не в лучшем состоянии.

Эпопея же с переселением села тянулось почти двадцать лет, но не так давно, наконец, завершилась. Переселять пришлось более двух тысяч человек. Теперь жители печально известного села живут в новом посёлке, ближе к железнодорожной станции. Новый населённый пункт, недолго думая, назвали Новомуслюмово.

Переселение не обошлось без скандалов. Кто–то срочно прописывал в доме как можно больше родственников, чтобы получить компенсацию побольше, кто–то жаловался на недоделки в новых домах, а кто–то (чаще всего, это были старики) вовсе отказывался покидать насиженные места.

А старое Муслюмово всегда привлекало внимание исследователей. Так с 2006 года московские учёные проводили здесь радиационно–экологические обследования совместно с РАН и Общественным советом госкорпорации «Росатом».

Специалисты заходили в каждый дом, проверяя строительные конструкции – дело в том, что местные жители высказали желание использовать часть строительного материала при переезде.

«Особое внимание мы уделяли печам, – рассказывает доктор технических наук, профессор, академик Владимир Кузнецов. – Они за 30–40 лет использования набрали немалую активность, так как нередко их топили кустарником с поймы Течи. Каждого мы предупредили, что кирпич, брус на новом месте использовать нельзя».

Сейчас в старом селе от большинства домов остались лишь развалины. Вскоре и они исчезнут – развалины специально разравнивают и засевают травой, кустарником, деревьями. Впрочем, некоторые развалины останутся – например, водяная мельница братьев Злоказовых, построенная в начале XX века.

Своя Припять

Далеко не все знают, что есть и у нас и своя Припять. Это территория заповедника в районе Восточно–Уральского радиоактивного следа. Конечно, целого брошенного города, как на Украине, здесь нет, но отдельные постройки здесь встречаются – например, недостроенная площадка Южноуральской АЭС. Сохранилась и железнодорожная ветка, посреди которой давно уже растут берёзы

Уникальность же места состоит в том, что человек здесь оказывает минимальное действие на природу.

Старший научный сотрудник биологического отдела Ильменского государственного заповедника, кандидат биологических наук Александр Лагунов неоднократно посещал этот заповедник.

«В нашем заповеднике радиация, конечно, сказывается на животных, но это не так бросается в глаза. Самый показательный пример – мыши, так как они быстро воспроизводятся, быстрее идет смена поколений, – рассказывает Александр Лагунов. – Так вот за 50 лет у мышей в заповеднике сменилось более 100 поколений, и воздействие радиации привело к тому, что у нынешнего поколения увеличенная печень, больше вырабатывается крови – так организм мышей пытается бороться с облучением».

По словам учёного, встречаются в заповеднике и более пугающие аномалии. Так летом 2011 года можно было увидеть огромное скопление так называемых кивсюков, а попросту многоножек.

«Они массами покрывали землю. Лезли по стенам, – делится впечатлениями исследователь. – Но не думаю, что это связано с радиацией – вероятно, все тот же всплеск численности. А наверх полезли, спасаясь от подтопления.

Экскурсии в южноуральскую Припять организовать не получится – территория строго охраняется. Хотя говорят, что в «лихие 90–ые» из заражённой зоны тащили всё, что ни попадя – стройматериалы, металлолом. Привозили и рыбу. А дело было так. В одном из зараженных водоемах проводили эксперимент – запускали белугу. Рыбины вымахивали до полутора метров. Выясняли, разумеется, просто степень приспособления организма. Но нашлись браконьеры, которые выловили оставшихся белуг и повезли их продавать в Челябинск. Да и сами эту рыбу попробовали. Но продавали белуг как астраханских. К счастью, нашелся пенсионер, который проверил рыб на дозиметре – тогда был самый пик радиофобии, многие ходили с дозиметрами. Опасность была очень большая, ведь белуга питается, в основном, в придонных зонах, а именно в иле скапливаются радиоактивные осадки».

Впрочем, некоторые исследователи считают, что это городская легенда, и радиоактивную рыбу в Челябинске не продавали.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество