aif.ru counter
4001

Склад бракованных лаптей. Какие повседневные вещи были дефицитом в СССР?

«Производственная программа ни на одном из заводов выполнена не была», – говорится в архивных документах.

Даже скромные железные кровати были дефицитным товаром, заводы не производили их в нужном количестве.
Даже скромные железные кровати были дефицитным товаром, заводы не производили их в нужном количестве. © / ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области»

АиФ-Челябинск продолжает серию публикаций под общим названием «Советский быт: история повседневности» - это совместный проект с Государственным архивом Челябинской области. 

Советской власти за все годы ее существования так и не удалось добиться товарного изобилия на полках магазинов. И если примерно с 1960-х годов дефицит наблюдался среди «отдельных групп товаров», то в 1930-1940-х годах сложно было купить даже самые элементарные повседневные вещи: одежду, посуду, предметы мебели, игрушки и т.д. Об этом не рассказывали на страницах советской печати, но в рассекреченных документах архива достаточно много информации о проблемах с выпуском товаров народного потребления.

Не выполнили план по патефонам

В середине 40-х годов, в условиях наступившей мирной жизни, резко вырос спрос населения на промышленные товары: одежду, обувь, предметы мебели, посуду и т.д. Надо сказать, что до войны, в 1930-е годы ассортимент магазинов был крайне скуден – об этом свидетельствуют, например, сохранившиеся в архиве многочисленные жалобы жителей Магнитки. «Рабочий хочет свою квартиру (не барак) обставить, украсить, но все это недоступно для него, так как не может он купить патефона, зеркала, мебели», – писали читатели в газету «Магнитогорский рабочий».

В 40-е годы ситуация не изменилась к лучшему. Хотя Челябинский обком партии принял решение о том, что крупные промышленные предприятия должны наладить производство товаров повседневного спроса, сами заводы не спешили подчиняться этим указаниям. Во-первых, им надо было выполнять план по выпуску своей основной продукции. Во-вторых, для производства «бытовых мелочей» у них не было времени, сырья, ресурсов.

Читаем Информационную записку главного государственного инспектора по торговле Челябинской области К. Косякина (апрель, 1946 год): «Производственная  программа полностью ни на одном из заводов выполнена не была. По Магнитогорскому меткомбинату за 4 квартал 1945 года литья посудного выполнено 10% плана, кроватей хромированных – 19%, кроватей крашеных – 15%. План по целому ряду других изделий не был выполнен ни в 4 квартале 1945 года, ни в январе-феврале 1946 года. Уфалейский метзавод в 4 квартале 1945 года выполнил программу по некоторым изделиям ширпотреба: ванны - всего лишь на 0,6%, баки для воды – 1,5%, тазы – 16%. На заводе № 618 не освоен выпуск посуды чугунной эмалированной, мясорубок, утюгов паровых и кастрюль для варки пищи».

А вот информация о востребованной бытовой технике: завод № 132 в 4 квартале 1945 года выполнил программу выпуска товаров ширпотреба на 3% (выпустил 37 патефонов вместо 1210 штук), а 1 квартале 1946 года – на 1% (31 патефон вместо 3100).

Кроме того, как зафиксировано в документах, далеко не весь ширпотреб, произведенный на предприятиях, поступает в торговую сеть. «Положение с передачей товаров в торговую сеть является крайне тревожным», – говорится в «Докладе о качестве товаров народного потребления, поступающих в торговую сеть, и ценах на них» (14 июля 1946 года, автор – заведующий Челябинским облорготделом Горев),

И далее: «Многие цеха союзных и республиканских заводов не отправляли свою продукцию в торговые организации, а распределяют ее по собственному усмотрению. Миасский горпромкомбинат выработал на 20,5 тыс. руб. коек, и все реализовал по своему усмотрению. Магнитогорский меткомбинат реализует десятки тысяч кроватей без всяких нарядов и договоров. Проверка показала, что в торгующую сеть области поступило 50% изготовленной на предприятиях продукции, остальная идет за пределы области, на внерыночные цели и т.д».

В справке о выпуске товаров народного потребления за первое полугодие 1946 года замсекретаря обкома по местной промышленности Гольдберг делает вывод, что во всем виноваты директора заводов: «Основной причиной неудовлетворительной работы производства товаров народного потребления является то обстоятельство, что хозяйственные руководители заводов до сих пор по-настоящему не поставили выпуск ширпотреба на один уровень с основной программой завода».

«Кастрюля выходит из строя»

В уже упоминавшемся докладе 1946 года дается весьма негативная оценка большого количества выпускаемых товаров: «Многие предприятия союзной, республиканской и местной промышленности выпускает продукцию крайне низкого качества, и иногда просто негодную для реализации».

Читаем: «Кыштымский механический завод выпустил большую партию велосипедов, но переднее колесо не закреплено и при вращении делает восьмерку, а педали почти не двигаются, и воспользоваться таким велосипедом ребенок не может. Завод № 378 выпускает неплохие алюминиевые кастрюли, но при клеймении марки завода дно пробивается насквозь и при употреблении через некоторое время образуется отверстие и кастрюля выходит из строя».

Предприятия местной кустарной промышленности занимались выпуском такой устаревшей обуви, как лапти. Но к лаптям тоже были претензии по качеству: «В ОРСе Катав-Ивановского леспромхоза скопилось около 10 тысяч пар бракованных лаптей, изготовленных местными предприятиями, которые в реализацию по своему качеству пущены быть не могут».

О том, насколько был велик спрос, например, на одежду, говорит тот факт, что люди раскупали товары откровенно низкого качества: «Артель «Изумруд» в Сатке вырабатывает из шерсти варежки, береты и шапочки, которые представляют из себя по виду тряпку для мытья полов. Между тем, каким-то образом они умудрились реализовать их тысячи штук».

Завышали цены

Читатели, впрочем, могут сказать, что товары повседневного спроса, хоть и редко бывали в продаже, но недорого стоили. Нет, как выясняется из архивных документов, с ценами царила неразбериха:  предприятия откровенно завышали цены на свою продукцию, отступая и от отпускных цен, и от тех, которые были утверждены в нормативных актах.

Причем разница цен была значительной и ощутимой для покупателя: «Электромеханический завод реализует поварешки по 28 руб. за штуку и шумовки за 21 руб. за штуку, в то время как прейскурантная цена – поварешка – 4 руб. 10 коп, и шумовка – 3 руб. 60 коп. Златоустовская мебельная фабрика потребовала, чтобы ей утвердили цену за мягкий диван 880 рублей, а по прейскуранту он стоит 318 рублей, Кыштымский механический завод за кровать с сеткой требует 200 рублей, цена прейскуранта – 82 рубля. Завод № 62 в Челябинске выпускает настольные лампы по 98 руб. за штуку, по прейскуранту цена – 28 рублей, то есть перебирает с каждого покупателя по 70 руб. Примеров, когда продаются товары по завышенным ценам, можно привести большое количество», – говорится в докладе.

На самом деле, такая ситуация говорила о том, что товарный дефицит был настолько велик, что люди готовы были покупать товары неважного качества по завышенным ценам. Какой же выход предлагает автор доклада? По его мнению, порядок в торговле наступит, если нерадивых директоров предприятий, вырабатывающих брак, и руководителей торговых организаций будут привлекать к уголовной ответственности, а материалы на них – передавать в прокуратуру.

Как показывает исторический опыт, наказали с тех пор сотни и тысячи различных руководителей, но проблему дефицита в советской торговле это не решило.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество