Примерное время чтения: 10 минут
444

«293 жертвы». Директор кризисного центра - о жизни, которая страшнее смерти

Ольга Бабанова призывает не бояться и помнить, что поддержка и помощь есть всегда.
Ольга Бабанова призывает не бояться и помнить, что поддержка и помощь есть всегда. / Надежда Уварова / АиФ

Семейное насилие — проблема государственной важности. Оно влияет на окружение, разрушает личность, формирует сознание детей, руша их будущее. По данным специалистов, в каждой четвертой российской процветает насилие. И здесь важно знать: под термином понимается не только избиение и принуждение к сексу, но и моральное давление, лишение денег, унижение, оскорбления. Насилие — это латентная преступность, не обращать внимание на него невозможно.


Всему приходит конец


Представьте себе ситуацию: женщина в декрете, не работает, не получает собственных денег, ни на секунду не расстается с малышом. Ее муж, напротив, зарабатывает, обеспечивает семью и считает: я работаю, а жена сидит дома. То, каким трудом является воспитание ребенка, некоторые мужчины не воспринимают. Начинаются ссоры: муж попрекает женщину, что она приготовила не так, погладила рубашку плохо, жалуется на скуку, располнела. Этот список претензий можно продолжать бесконечно. Некоторые опускаются до того, что начинают бить своих жен, считая их ничтожествами и полностью от себя зависимыми. Именно молодые, но не юные дамы, многие из которых находятся в отпуске по уходу за детьми, составляют большую часть клиенток кризисного центра.

Сотни женщина возвращают к жизни в кризисном центре.
Сотни женщина возвращают к жизни в кризисном центре. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Когда женщина обращается к нам за помощью, - рассказывает Ольга Трофимовна, - мы составляем план безопасности, индивидуальную реабилитационную карту. По их желанию помогаем, чем можно, работаем с родственниками, знакомыми, друзьями, соседями. Каждый случай индивидуален, со всеми мы обдумываем, как лучше, находим выходы из ситуаций. Ведь над девушками давлеют стереотипы: а если узнают родные, а вдруг услышат на работе, а если моя мама так жила, наверно, это и правильно, так и должно быть?».
А случаи действительно бывают разные. Одна из челябинок, что была клиенткой кризисного центра, жила, казалось бы, жизнью, о которой можно только мечтать. Муж — красив, молод, целеустремлен. Она сама из богатой семьи, работает в госструктуре. А дома — ад: унижения, оскорбления, пьяные дебоши супруга. Она нашла в себе силы перестать бояться, обратиться за помощью, найти выход из ситуации. Сейчас женщина с ребенком переехала в Санкт-Петербург, у нее наладилась спокойная жизнь без мужа-тирана.

В кризисный центр попадают женщины разных слоев, возраста и уровня образования.
В кризисный центр обращаются женщины разных слоев, возраста и уровня образования. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

А другая девушка, родившаяся в крохотной деревне в многодетной семье, где процветала нищета и папа всегда бил маму, к другим отношениям в семье и не привыкла. Но и у нее наступил предел терпению: после того, как муж избил ее до полусмерти который раз, она задумалась — а что будет с двухлетним сыном, если ее не станет? Кому он будет нужен? 
«В ситуациях, когда мы видим, что женщине нельзя оставаться под одной крышей с тираном, - объясняет Ольга Трофимовна, - мы ее вместе с малышом предлагаем переезд на нашу кризисную квартиру. Конечно, всё по ее желанию. Изначально мы опять же решаем вопросы с родственниками, ее окружением. В квартире они могут жить до трех месяцев. Конечно, все для мамы и крохи бесплатно, но надо понимать, мы помогаем, учим, как ей жить дальше, а не просто держим их на полном гособеспечении. В квартире есть все для нормальной жизни: женщины готовят, стирают, убирают, общаются между собой, устраиваются на работу, ищут источники дохода. То есть мы даем им не рыбу, а удочку. Некоторые, например, выпускницы детских домов, вообще не приспособлены к самостоятельной жизни: у них нет опыта, навыков, модели семейного воспитания, поэтому с ними нужно работать больше».


Бьет — значит не любит


И тут актуален вопрос: так что же, не стоит прощать и давать второго шанса своему обидчику? Тот, кто поднял руку впервые, сделает это вновь?
Бабанова считает, однозначного ответа на вопрос быть не может. Известны такие случаи, когда мужчина все понял и осознал, навеки бросил употреблять спиртное и боится потерять свою семью больше всего на свете. 
Однако в большинстве своем примирение заканчивается новым скандалом. Ольга приводит такой пример. Муж, избивший жену до полусмерти, над натиском угрызений совести, из боязни изменений в личной жизни и под давлением родственников буквально на коленях ползает за любимой. Женщина сопротивляется долго, но в итоге прощает его. Начинается второй конфетно-букетный период: он дарит подарки, оплачивает совместный круиз по дальним странам, на руках носит. А потом все возвращается на круги своя. Мужчина выпивает (не всегда) и избивает жену, припомнив старые и новые обиды. 

Женщины в кризисной квартире иногда впервые учатся готовить, мыть, стирать.
Женщины в кризисной квартире иногда впервые учатся готовить, мыть, стирать. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Психологи в работе с такими женщинами устанавливают их ресурсность, - объясняет Бабанова. - Сможет ли она обходиться без него? Способна ли зарабатывать самостоятельно и заботиться о себе и своем ребенке без чьей-либо помощи? Эти и многие другие вопросы наши психологи решают с каждой дамой индивидуально».


293 исковерканные судьбы - далеко не предел


Привычно, что правоохранительные органы начинают работать с семьями, когда происходит лишь физическое насилие. Моральное или психологическое в расчет не берется. Кризисный же центр начинает действовать гораздо раньше.
«За минувший 2017 год к нам обратились 293 человека, - рассказывает руководитель. - Львиная доля — женщины. Несколько случаев было по жалобам на избиение детей. И среди обратившихся присутствовал один мужчина. Но это — лишь малая часть тех, кто подвергается домашнему насилию. Большинство терпят, скрывают, прощают, прячутся».
Клиентами кризисного центра становятся по-разному. При учреждении работают телефоны доверия для детей и взрослых и служба экстренного реагирования. А это значит, психологическая и физическая помощь оказываются в случае необходимости круглосуточно.
«Каких только кошмарных историй ни происходило, - вспоминает Ольга Трофимовна. - Позвонить же могут не только сами пострадавшие, но и соседи, родственники. Один такой звонок: помогите, за стенкой неблагополучная семья, женщина плачет, мужчина орет, вдруг он ее убьет. Приезжаем на такие вызовы с сотрудниками полиции. И в этот раз такая вот ужасная картина: пьяный хозяин семейства держит на балконе за шиворот малыша и что-то требует от женщина. Мол, не сделаешь, я его сейчас из окна выброшу. В шоковой ситуации психолог начинает разговаривать с ним, уговаривает не делать непоправимых шагов, полиция выполняет свою работу. Конечно, мы не оставим эту девушку и малыша с тираном в квартире. Опять же прорабатываем родственников, узнаем, где девушка может жить, в случае необходимости и с ее согласия направляем в кризисную квартиру».


Что делать?


К сожалению, однозначно сказать, что домашнее насилие происходит лишь в маргинальных семьях, нельзя. Точнее, это совершенно не так. Сотрудники центра рассказывают массу историй успешных дам, которые дома жили как в аду. Среди них — чиновницы, врачи, учителя. Виной всему — страх и стыд раскрыть правду о себе. Женщины ходят на совещания самого высокого уровня, замазывая синяки под глазами, но не признаются, что их бьют.
Конечно, в кризисной квартире бывают и те девушки, что оказались «выброшены за борт социума». Например, одну из таких Робинзонок привезли из шалаша, где она в нищете, холоде и голоде оказалась вместе с грудным младенцем. Родителей нет, дома нет, денег нет, работы нет. Что делать? Жила в лесу, питалась тем, что подавали сердобольные граждане. Они же и сообщили в кризисный центр о ней. 
Кто-то из женщин, которым помогли в кризисном центре, были за шаг до суицида. Начать жить заново, отказаться от идеи наложить на себя руки, найти внутренние силы помогли психологи сотням женщин.

Свой опыт сотрудники центра излагают в книгах и брошюрах.
Свой опыт сотрудники центра излагают в книгах и брошюрах. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Руководитель кризисного центра дает совет женщинам, что пока еще терпят нападки мужей: нужно быть готовой ко всему. А значит, неплохо собрать «тревожную сумку», сложив туда необходимые вещи и документы. Если придется сбегать среди ночи, всегда успеешь схватить ее, а времени на сбор не будет. Можно унести родственникам одежду на первое время, чтобы потом можно было забрать. Кричите, бейте посуду, зовите соседей на помощь, чтобы обратили внимание, если вам грозит опасность. Не оставайтесь один на один с обидчиком, если чувствуете угрозу жизни. Дебоширы могут и не выпускать из дома, потому нужно заранее придумать хитрый ход, чтобы сбежать в случае острой нужды.


Запомните круглосуточные телефоны доверия челябинского кризисного центра: взрослый +7(351)-735-51-61 и детский 8-800-2000-122, служба экстренного реагирования +7(351)-735-51-53.


Женщины, подвергшиеся насилию, должны снять побои и написать заявление на обидчика в полицию. Только так есть шанс заставить изверга понести наказание. Каждая должна понимать: она не одна! Ее есть, кому защитить и кто поможет: государство на ее стороне. Все услуги центра бесплатны.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах