aif.ru counter
1908

За Полярный круг. Челябинец исследует на байке заброшенные уголки России

Челябинский путешественник Александр Штаньков на своем мотоцикле трижды пересек Полярный круг, а ближайшей осенью мечтает поехать в Индию.

Готовы ли вы проехать сутки на мотоцикле в 50-градусный мороз, чтобы посмотреть на российскую «Припять» и посидеть на нарах в сталинских лагерях? О том, чем вдохновляют опасные мотопутешествия челябинского студента Александра Штанькова, трижды пересекавшего на «железном коне» Полярный круг, в том числе, два раза зимой, читайте в интервью «АиФ-Челябинск».

Аварии неизбежны

Екатерина Степанюк, chel.aif.ru: Александр, к 21 году ты уже объездил ⅔ России. Этой зимой ты совершил рекордный пробег на Крайний Север. Неужели так просто путешествовать на мотоцикле?

Александр Штаньков: Путешествие на Ямал было одним из самых сложных. Первая экспедиция на байках из Челябинска в Надым прошла в 2011 году. Но тогда за каждым мотоциклистом ехала «машина-техничка», и если что-то случалось, то «железного коня» грузили на прицеп и ехали до ближайшего населенного пункта. Я же помчался один. Неожиданно трудно оказалось устоять перед погодой. При ветре 30-градусный мороз там ощущается на все -50ºC. Как назло, сломался подогрев визора для мотошлема, в итоге обморозил лицо.

В целом, в поездках довольно сложно технически предугадать, где и что заклинит. Существуют элементарные правила для зимних мототуров. Нужно ставить ручки с подогревом, закрывать радиатор и ноги для теплоотдачи. Также запрещается стоянка длительностью более 10 минут из-за того, что замерзает масло. Есть, конечно, дорогостоящая экипировка, например, жилетка с подогревом, которая работает от аккумулятора. Но я лучше эти деньги прокатаю, чем у меня будет всё, но я смогу отправится в стоящее путешествие.

— Судя по твоему блогу, мототуры на край света для тебя больше, чем просто поездки ради выполнения байкерских нормативов.

— Вы правы, я отправляюсь только в значимые точки, выискиваю в отдаленных уголках интересные места. Например, дорога до Москвы уже всеми изъезжена. А когда по Якутии ехал, например, видел ледник Булуус, который лежит там посреди травы. Заманил меня и «город-призрак» Кадыкчан на колымской трассе. Когда-то там добывали уголь, но в конце 90-х на предприятии произошла авария, после чего его признали нерентабельным. Шахту закрыли, а людей экстренно переселили. Признаюсь, гулять по заброшенному посёлку было жутковато. Там до сих пор стоят пятиэтажные дома, детский сад и школа, в гаражах разбросаны вещи, лежат кузова от машин, а на указателях висят заржавевшие совдеповские таблички.

Этой зимой также хотел доехать до закрытого заполярного вахтового поселка Ямбург, который находится на берегу Обской губы. Знакомые газовики мне сделали пропуск, но маршрут оказался чересчур сложным. Участок в 350 километров, по которому почти не ездят автомобили, показался безумным даже для меня. Поэтому вместе с местными байкерами съездил только на стелу Северного полярного круга в 60 километрах от Нового Уренгоя, где мне присвоили звание мотополярника. Затем в Нижневартовске прошел своеобразное посвящение на Самотлорском месторождении, во время которого меня обмазали нефтью. А на обратном пути я выполнил сложнейший мотоциклетный норматив: за 22 часа смог проехать 1 тысячу 670 километров из Нефтеюганска до Челябинска. В мире такой рекорд помимо меня смогли поставить только восемь человек. 

Самым же интересным в последнем зимнем мототуре стало посещение бывшего сталинского лагеря недалеко от Надыма, к которому ведёт так и недостроенная железная дорога. В столовой по-прежнему стоят чугунные чаны, в которых подвергшимся репрессиям варили обед, по территории лагеря, обтянутого проволокой, рассыпаны вышки для вертухаев. На некоторых стенах выцарапаны послания заключенных, которым приходилось спать в еле отапливаемых помещениях на нарах размером 40 на 150 сантиметров. Не представляю, как им удавалось выживать. Бежать же оттуда было невозможно, да и просто некуда: вокруг снега, а летом болото и беспощадные комары.

Штаньков не раз был за Полярным кругом зимой. Фото: Из личного архива Александра Штанькова

— Следующий выезд будет таким же экстремальным?

— Мечтаю осенью поехать в Индию на несколько месяцев. Маршрут проляжет через Афганистан и Пакистан. Разумеется, это очень опасно, никто не может гарантировать безопасность. Однако, на этом маршруте я не первопроходец. А вообще ни один байкер ещё не ездил в Анадырь и Норильск. Я не бывал, к примеру, на Кавказе. Но пока летом мы с девушкой собираемся на мотоцикле в Сочи, хотя такое расстояние при комфортной погоде я уже не считаю чем-то необычным.

— Интересно, как студенту удаётся заработать на всё это?

— В Челябинске я снимаю квартиру, учусь на логиста, и мне, в общем-то, без разницы кем и как работать. Как-то даже квасом торговал. А в основном подрабатываю таксистом или в сервисной мастерской. Поэтому в путешествие могу сорваться спонтанно. Кроме того, на жилье в пути я не трачусь, летом живу в палатке, зимой с ночлегом помогают знакомые из ассоциации мототуристов AL-KASHI. Они живут практически во всех уголках России и даже в Европе.

Челябинец считает, что байкером может называться лишь тот, для кого мотоцикл больше, чем просто средство передвижения. Фото: Из личного архива Александра Штанькова

— А почему в мотопутешествия ты всегда отправляешься один?

— Не каждый выдержит такие условия. Мне же нравится ощущать риск и преодолевать препятствия. Например, ехать по бездорожью на Колыме. Там по дороге от Якутска населенные пункты и заправки встречаются только через 600 километров, и даже мобильной связи нет. В этом всём существует своеобразный кайф. Летом 2013 года по пути из Магадана у меня развалился подшипник. Так, пришлось оставить мотоцикл работникам, реконструирующим мост, и отправиться на попутках в ближайший посёлок Хандыга. Только в одну сторону с дальнобойщиками и гружеными камазистами у меня ушло 1,5 дня. Но выхода не было.

— Наступало ли когда-нибудь полное отчаяние в пути?

— Даже на самую безвыходную ситуацию я стараюсь смотреть с оптимизмом. Так, по дороге с Полярного круга прошлой осенью меня подрезал КамАЗ. Чтобы избежать столкновения, начал тормозить по залитой гудроном дороге. В итоге я выпал, а мотоцикл врезался в грузовик. Спицы были выломаны, переднее колесо свёрнуто. К счастью, недалеко от места происшествия проживал знакомый, который пришел на помощь.

— Выходит, поломки и аварии неизбежны?

— В ДТП не попадает тот, кто не ездит. Впервые я перевернулся в 14 лет на отцовском «Урале», и сразу сломал позвоночник. Пришлось долго ходить в корсете, но желание ездить на мотоцикле это ничуть не отбило, тем более что на нём гонял старший брат. Получив в 16 лет права, я взял дедушкин «Иж» 1965 года. Усовершенствовав его, отправился в первое большое путешествие из родного города Бакал к родственникам в Воронежскую область. Родители ничего не знали. С тех пор я, кстати, сменил уже пять мотоциклов, но дедушкин «Иж» так и стоит в гараже для особых случаев.

На дедушкином «Иже» Александру для дальних путешествий пришлось заменить вилку, фару, звезду ведущую, карбюратор, реле-поворотников и сами поворотники, а также приделать багажник. Фото: Из личного архива Александра Штаньков



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество