Примерное время чтения: 8 минут
219

Подводный субботник. Что находят на дне озёр и карьеров

Круги под водой - огромные покрышки от грузовиков. Их общий вес составил 40 тонн.
Круги под водой - огромные покрышки от грузовиков. Их общий вес составил 40 тонн. / Павел Бубенков / Кадр из видео

Купальный сезон на Южном Урале закончился давно, а вот последний в этом сезоне подводный субботник прошел относительно недавно. К сожалению, дно водоемов зачастую замусорено не меньше, чем берега. Основатель и руководитель челябинской школы экодайвинга Павел Бубенков рассказал, что можно найти на дне озер и карьеров.

Вдохновил Голливуд

Эльдар Гизатуллин, «АиФ-Челябинск»: – Для многих знакомство с дайвингом начинается с первого погружения во время отпуска. А как это произошло у вас?

Павел Бубенков: У меня началось всё с голливудских фильмов: глядя на их героев, хотел заниматься сёрфингом и дайвингом. Но в нашей стране вряд ли можно найти условия для сёрфинга. Так что остался дайвинг. Мой отец после горных лыж тоже захотел заняться спортом где-нибудь пониже и поглубже – сначала был водолазом, а затем увлёкся дайвингом. Потом предложил мне.

Первое погружение было в бассейне «Электрометаллург», и я просто влюбился! Понял, что это моё. Но затем, повысив своё мастерство, подумал: а куда ещё можно расти? А тут как раз были экоакции в нашей волонтёрской организации. И я предложил совместить дайвинг с экологической деятельностью, чтобы очищать от мусора дно водоёмов.

– Сколько уже существует экодайвинг?

– Мы работаем третий год. Открываем сезон на озере Увильды, где у нас есть дайв-вагончик, а закрываем на Изумрудном карьере в Челябинске. На Южном Урале не так много водоёмов с достаточно прозрачной водой для занятий дайвингом – Увильды, Тургояк, карьер под Верхним Уфалеем. Кроме того, у нас есть тренировочный объект по поиску и подъёму предметов со дна. Мы, кстати, единственный регион в России, где выдают сертификаты по этой специализации. Благодаря Фонду президентских грантов и поддержке министерства экологии области можем работать стабильно, проводить акции, готовить специалистов. Фонд позволил и нам самим пройти обучение до уровня инструкторов.

Турники и знаки в иле

– Наверное, вас часто спрашивают, какие самые необычные вещи удаётся поднять со дна.

– На дне необычных вещей хватает. Например, на Тургояке под водой нашли автомобиль «Нива». Удалось установить хозяина, но он не вышел на связь.

Но самая запомнившаяся находка – это 28 шин от «БелАЗа» на том же Тургояке. Общий их вес – 40 тонн! Они лежали на дне с 1950-х годов. Думаю, остались от автомобилей, которые использовали на горном комбинате, а затем хотели утилизировать, но так и не собрались. Даже сейчас утилизировать шины такого размера – проблема.

– Почему же они оказались на дне?

– У озёр есть определённый цикл: вода то уходит, то приходит. В 1950-е воду Тургояка использовали для снабжения Миасса, затем перешли на Аргазинское водохранилище. Выход многих ручьёв перекрыли, и площадь озера стала расти. Поэтому под водой мы находим не только отдельные предметы (мусорные урны с прежних пляжей), но даже, к примеру, затопленную спортивную площадку с брусьями и турниками. Люди же быстро привыкают, что берег озера такой-то, ставят сооружения, площадки. А затем всё это затапливается.

– На такие затопленные площадки можно организовать экскурсии?

– Нет, там же многое порушено. Мы решили достать все остатки. Вдруг вода снова уйдёт, люди начнут в этом месте купаться. Мы-то работаем в ботинках, а люди могут завязнуть в иле и наткнуться на железяки.

– Есть ли водоёмы, которые не нуждаются в очистке?

– Увы, везде, где человек подходит к воде, есть мусор. Настоящее бедствие – это пластиковые бутылки. На Изумрудном карьере мы этой осенью за 40 минут собрали пять мешков таких бутылок. Недавно там же нашли целый дорожной знак «Проезд запрещён», причём довольно далеко от берега. Здесь же обнаружили автомобильный двигатель, дверцы, разные запчасти. Удивила находка на дне Увильдов – вертикально стоящий сапог. Наверное, рыбак потерял. Много среди мусора и пакетов. Я сразу вспоминаю свою бабушку, которая пользовалась одним и тем же пакетом годы – мыла его, а затем сушила.

– Случалось ли во время таких подводных субботников наткнуться на археологические находки?

– Пока нам не встречались, но наш товарищ однажды на Тургояке нашёл древнюю вазу. Впрочем, в наших рядах уже есть девушка – подводный археолог, она сейчас проходит подготовку. Есть в планах обследовать места на Тургояке вокруг острова Веры. Уровень озера там за века несколько раз менялся, поэтому есть шанс обнаружить что-то интересное.

Без фонарика никуда!

– Всякий ли человек может заняться экодайвингом?

– Приходите – посмотрим, обучим. Наша школа экодайвинга состоит в ассоциации С.M.A.S, основанной Жаком-Ивом Кусто. Если у человека совсем нет никакого опыта, сначала ему надо получить одну звезду. Это предусматривает погружения на глубину до 18 метров, но только в составе группы и с инструктором. Отрабатываем основные навыки, контраварийные ситуации – человек должен понять, нравится ему это или нет. Потом можно получать вторую звезду, это уже уровень профессионала. Надо освоить спасение на воде, ночные погружения. В наших водах мы погружаемся всегда с фонарём, чтобы и дно освещать, и сигналы подавать (в Изумрудном карьере видимость не превышает полутора метров). Обучаем также и навигации по компасу.

– На фото с подводных субботников видно, что вместе с вами работают и сапбордисты.

– Да, и в отличие от обычных сапбордистов, у наших всегда при себе корзина. Плавают и ждут посылку со дна. Обычно корзина заполняется за 10-15 минут. Хотим также создать ресурсный центр, чтобы делиться опытом с другими регионами. Примечательно, что центр будет находиться именно на Южном Урале – крае тысяч озёр.

– Правда ли, что вы обучаете экодайвингу и детей, и инвалидов?

– У нас уже есть дайв-школа для подростков, а также занятия для людей с ограниченными возможностями. Назвали это парадайвингом. Мы не берём на обучение людей с ментальными нарушениями, но работаем с теми, у кого есть ограничения по двигательным функциям. Не так много инструкторов, которые могут работать с такими людьми. Есть школы в Крыму, Барнауле. В бассейне «Электрометаллург», где мы тренируемся (сейчас бассейн на ремонте) есть необходимые условия – ступенькоходы, приспособления для колясочников. Впрочем, и в этом случае требуется помощь не менее четырёх волонтёров. 

– Как же можно уберечь наши водоёмы от загрязнения бытовыми отходами? Драконовскими штрафами? Воспитанием людей?

– Это самый сложный вопрос. Около озера Большой Кисегач мы находили ямы с мусором – рассортированным, но так никем и не вывезенным. В Чебаркульском районе есть участки, которые принадлежат министерству обороны. Местные власти говорят: мол, мы не имеем права там поставить мусорные баки. 

В другой раз мы собирали мусор у посёлка Рипус под Кыштымом. Сложили его в мешке, оставили на время, чтобы договориться о машинах. Когда приехали, на наши мешки сверху кто-то ещё мусора добавил, причём это были ёмкости из-под спирта! Беда не только в том, что не убирают за собой, – если даже и убирают, то почему-то ленятся вывозить. Увидят где-нибудь кучу и туда сваливают! Поэтому, думаю, нужны строго определённые места для складирования мусора. А то доходит до абсурда: около нашей же таблички «Убери за собой!» отдыхающие навалили кучи отходов! Воспитания, конечно, не хватает. Мы поэтому запланировали зимой провести вебинары на эту тему, причём охватить самые разные регионы.

– На каких водоёмах планируете работать в следующем сезоне?

– На карьере вблизи озера Акакуль. Карьер живописный, а берега просто захламлены! Валяются диваны, бутылки, да и на дне мусора хватает. Есть планы и в других регионах: надо чистить захламлённую Волгу, Чёрное море. На море надо бы отряд вообще в тысячу человек, наверное. Надеюсь, наша работа будет привлекать всё больше внимания. Недавно в области был Водный форум, так там говорили лишь о берегах. А как же дно водоёмов? Поэтому хочу обратиться к собратьям-экологам: хоть мы молчим и на дне, но мы работаем!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах