Примерное время чтения: 7 минут
195

«Даже могил нет». Челябинец ищет пропавших бойцов Великой Отечественной

У Олега Ведмедя много товарищей по поисковой работе.
У Олега Ведмедя много товарищей по поисковой работе. Из личного архива

Вот уже 12 лет подполковник запаса Олег Ведмедь ведёт поиски без вести пропавших в Великую Отечественную войну солдат. Сегодня на его счету более двух тысяч восстановленных и увековеченных на мемориальных плитах имён воинов.

«Я просто искал дядю»

А всё началось с того, что к 65-летию Победы Олег Андреевич задался целью найти могилу своего родного дяди, лейтенанта Ведмедя Михаила Андреевича.

«Он окончил Тамбовское пехотное училище, ушёл на фронт и погиб в 19 лет, меня тогда ещё и на свете не было! – говорит наш герой. – Бабушка никак не могла смириться и считала, что её сын жив. Решено было начать с запроса в центральный архив Министерства обороны. Ответ был сух и краток: без вести пропал. Но я не сдавался, приехал в центральный архив лично, потом вёл переписку с другими архивами, искал год и девять месяцев. В итоге судьба свела меня с сыном человека, который хоронил моего дядю. Оказалось, что после прибытия на фронт дядя погиб на второй же день. Я узнал, где он служил и с кем похоронен в братской могиле в селе Софиевка Сумской области на Украине».

После этого Олег Ведмедь стал копать дальше: принялся восстанавливать генеалогической древо своей семьи. Выяснил, что сам он потомственный военный: самый дальний родственник, о котором удалось что-то разузнать, в 1734 году служил в ахтырском гусарском полку.

Потомственный военный

«В каждом поколении в нашем роду были военные – гусары, казаки, пехотинцы, десантники и связисты, только авиации не доставало! – рассказывает герой. – Но я этот «минус» компенсировал, поступив после школы в ЧВВАКУШ».

Олег Андреевич родился в Германии в 1959 году, где на ту пору служил его отец. Потом отца перевели в Свердловск, там наш герой пошёл в школу. С детских лет мечтал пойти по стопам отца. А как иначе, ведь детство и юношество он провёл в военных гарнизонах, у мальчишек там даже мыслей не было, чтоб поступить в мединститут или политех, они смотрели на своих отцов и повально мечтали о военном училище. Кстати, так и вышло: все друзья детства нашего героя стали офицерами.

Олег Ведмедь.
Олег Ведмедь. Фото: Из личного архива

Олег Ведмедь служил в гвардейских полках, налетал сотни часов на СУ-24 и СУ-24М. Затем я поступил в военно-воздушную академию им. Гагарина, успешно её окончил, а после 1992 года стал преподавать в родном ЧВВАКУШ. С 1999 года после увольнения он занимал руководящие должности в службах безопасности разных структур, какое-то время был директором охранного предприятия. А параллельно как раз и начал заниматься поисковой работой.

«Когда искал дядю, познакомился с людьми, которые восстанавливали историю боевого пути той дивизии, в которой он погиб, - делится челябинец. – Дважды она попадала в окружение, гибла практически в полном составе, а документы уничтожались. За 12 лет мы восстановили боевой путь этой дивизии на 95%! А я отвечал за воинские мемориалы в нашей работе - искал информацию о погибших воинах и старался увековечить их имена».

На его счету уже более двух тысяч восстановленных и увековеченных на мемориалах имён воинов не только России, но и Украины, Молдовы, Казахстана. Он признаётся: это дело занимает большую часть жизни, но появилось и много друзей-поисковиков, опыта, навыков.

«Дубровский так и не ответил»

«Когда проверял госпитальные захоронения, обнаружил, что из состава той самой дивизии в Челябинске захоронены два человека, - рассказывает он. - Они умерли в госпиталях, их имена не были увековечены. Я написал по этому поводу письма тогдашним мэру Челябинска Тефтелеву и главе региона Дубровскому, но обратной связи не последовало».

Пока Олег Ведмедь ждал ответа, стал разбираться дальше и выяснил страшный факт: сотни могил утеряны, а имена воинов забыты. Он понял, что так этого оставлять нельзя. Составил общий список солдат Великой Отечественной войны, захороненных в Челябинской области, предоставил эту информацию в областной военкомат, областной совет ветеранов и, заручившись их поддержкой, повторно обратился в администрацию. Получил отрицательный ответ и пошёл дальше - написал письмо в Москву в Управление по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Потом область возглавил Алексей Текслер. Только тогда началось движение - на Митрофановском и Успенском кладбищах у входов установили мемориальные плиты.

Сейчас Олег Андреевич вместе со своими помощниками создает интерактивную карту госпитальных воинских захоронений на территории Челябинска и Челябинской области. На карту занесены имена уже 2874 воинов. По тем адресам, которые представлены, он уже написал более пятисот писем родственникам погибших в разные регионы. Если кто-то отвечает и высылает фотографии воинов, они тут же размещаются в разделе «Фотогалерея» на карте. К слову, получено уже 90 фотографий. Некоторые, с кем удаётся связаться, рассказывают, как приезжали в Челябинскую область в 80-90-х годах в надежде увидеть могилы своих родственников.

Путаница с могилами и мёртвыми

«Самое стыдное для меня, что показать им нечего, могил-то нет! – сокрушается Олег Ведмедь. - Они утеряны, непонятно, где именно они находятся, потому что поверх уже сделаны новые захоронения. Да и с увековечиванием имён воинов, к сожалению, много путаницы. На Успенском кладбище за Цинковым заводом есть братская могила со времен Великой Отечественной. На ней 54 могильных камушка с надписанными фамилиями и инициалами воинов, которые якобы захоронены в ней. Когда я начал разбираться, оказалось, что в могиле захоронено больше воинов, чем 54. А те фамилии, что значатся на камнях, не соответствуют действительности! Один воин захоронен на Успенском кладбище, но не в Челябинской, а вообще в Ленинградской области. Ещё трое лежат в других братских могилах в иных населенных пунктах Челябинской области. На остальных 50 камешках только одна фамилия правильно написана! А за полтора километра от братской могилы мемориальные плиты с фамилиями. Сами огромные, а фамилий с двух шагов не видно. Ни званий, ни имени-отчества, только фамилии и инициалы столбиком. Сделанные непонятно из какого сплава, через полгода они позеленели и побелели. Практически ничего не видно! На Митрофановском кладбище участок вокруг фундамента плит привели в порядок, а на Успенском все просто засыпали щебенкой. Через четыре месяца через щебень пробилась трава, кусты, всё стало зарастать. В прошлом году перед 9 Мая всё засыпали мраморной крошкой, но на весь участок её, увы, не хватило».

Родственники погибших солдат называют работу Олега Андреевича духовным подвигом. Ещё бы: он прослеживает боевой путь каждого, рассказывает не только где он лежит, но и где служил, где был ранен, где лечился и какими медалями и орденами награждён.

«Вы даже не представляете, какие чувства я испытываю, когда удается хоть что-то выяснить, узнать и довести поиск до конца! – говорит Олег Ведмедь. – У меня много соратников и в Челябинске, и в других городах и регионах. В Челябинске здорово помогает областной военкомат и областной совет ветеранов. Есть помощники Людмила Новокрещенова и Дмитрий Фомин, это сотрудники областной библиотеки для молодёжи».

До недавнего времени интерактивная карта размещалась на сайте челябинской областной библиотеки для молодежи, но буквально недавно руководитель учреждения решил, что эта информация никого не интересует и велел её убрать. Карта «переехала» на сайт регионального отделения поискового движения России и сайт челябинского областного совета ветеранов.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах