Примерное время чтения: 6 минут
399

Победа спустя 80 лет. Челябинец через суд добился статуса ветерана войны

Анатолий Литвинов с 12 лет помогал разминировать сёла, оставленные фашистами. Чтобы челябинец смог получить статус ветерана, пришлось 15 лет собирать документы.
Анатолий Литвинов с 12 лет помогал разминировать сёла, оставленные фашистами. Чтобы челябинец смог получить статус ветерана, пришлось 15 лет собирать документы. Из личного архива

В годы Великой Отечественной войны Анатолий Литвинов 12-летним мальчишкой записался в отряд сапёров-добровольцев, получил три ранения. С 2005 года пытался и не мог получить статус ветерана. Добиться восстановления исторической справедливости удалось только по решению суда.

Прибавил себе годков

Первые фашистские бомбы разорвались на глазах маленького Толи в Белгороде, куда он выехал с отцом из родного села Сажное на воскресную прогулку. Осенью 1941 года немцы оккупировали его малую родину. Бабушка Толи, родившая и вырастившая 16 детей, была руководителем подпольного партизанского отряда, снабжавшего информацией военные части Воронежского фронта. На мальчишек оккупанты особого внимания не обращали, а Толик тем временем бегал по деревенским улицам и считал фрицев. Сообщал бабушке, а та через связных – красноармейцам.

Пленных держали в колхозном сарае, мальчишка через лаз туда проникал и передавал еду. От одного из пленных Литвинов получил первые навыки разминирования. После начал снабжать партизанские отряды оружием, оставленным врагом – гранатами, брошенными автоматами, минами.

Когда в 1943 году решением военсовета воронежского фронта набирались команды добровольцев для разминирования территории, Толя Литвинов, не раздумывая, записался туда. Привлекались юноши с 16 лет, при добровольном согласии – с 14. Ему было 12. На войне к тому моменту были убиты его отец, дядя, расстреляна за сотрудничество с партизанскими отрядами тетя. Литвинов сказал, что ему 14 лет. Его взяли, потому что уже знали как смелого, ловкого и сообразительного паренька. Дали красноармейскую книжку. 10 дней обучения – и вперёд. Толя занимался разминированием пахотных земель.

«В колхозах не осталось лошадей вообще, а землю надо пахать. Впрягаться и тащить на себе плуги приходилось женщинам. Одна кобылка случайно осталась на минном поле. Чтобы до неё добраться, надо было разминировать тропинку. Лошадь умница – стоит и не шевелится! Будто понимает, что любое движение – это смерть для неё. Мина за миной, я пробрался к лошади. Принёс ей воды, и, когда она утоляла жажду, это было такое ощущение счастья! Хоть одна единица гужевого транспорта была теперь в колхозе», - вспоминает Анатолий Литвинов.

Самым тяжёлым в работе сапёра было обезвреживание донных мин. Во время этого занятия Анатолий Иванович в 1943 году получил ранение с контузией и попал в полевой госпиталь на территории посёлка Сажный. После того, как Курская область была освобождена от фашистов, раненых, имевших красноармейские книжки, должны были эвакуировать дальше на долечивание. Мама Анатолия Ивановича и он попросились остаться на родной земле. Литвинова комиссовали. Но, когда с осени 1943 года начали формироваться отряды сапёров от Осоавиахима, Толя снова туда записался, скрыв факт контузии.

Сапер – не ветеран?

После войны множественные ранения помешали его планам поступить в Суворовское училище. Он окончил Свердловский горный институт, по распределению попал на Южный Урал, где долгие годы работал геологом. Анатолий Литвинов два года был в служебной командировке в Африке - туда отправляли только профессионалов своего дела. На танцах познакомился с супругой Ниной, с которой живёт в Челябинске и по сей день. Есть внуки, правнуки.

Долгие годы Анатолий Иванович жил и работал, не придавая особого значения отсутствию у себя статуса ветерана Великой Отечественной. Красноармейская книжка и справка из госпиталя хранились у его мамы, которая продолжала жить в Сажном. Приехав в посёлок на похороны мамы, он узнал важную информацию. Оказывается, ещё 1992 году в отношении всех добровольцев, оставшихся жить в Курской, Орловской и Белгородской областях, на региональном уровне был принят закон. Он позволял получить удостоверения сапёров на основании свидетельских показаний.

В 2005 году Литвинов обратился за помощью к депутату Законодательного собрания Челябинской области Вячеславу Серёдкину. Он оплатил поездку Анатолия Ивановича в Курскую область. Там Литвинов нашёл однополчанина и тогдашнего председателя колхоза, взял у них свидетельские показания. В том же году он подал все собранные документы и показания в военкомат Советского района Челябинска.

Однако обращение в военкомат результата не дало. Документы приняли - и всё. А вот журналист Наталья Кузнецова, работавшая в то время помощником депутата, серьёзно погрузилась в проблему. Написала десятки запросов в Минобороны, Минсоцзащиты, правительство Челябинской области, на прямую линию президента. Везде получала примерно один и тот же ответ: чтобы получить статус ветерана, Литвинов должен был фигурировать в задокументированных списках сапёров.

«Свидетельскими показаниями предлагал воспользоваться региональный закон, действовавший на территории Курской, Орловской и Белгородской областей. Он распространялся только на жителей этих регионов. А Анатолий Иванович давным-давно переехал в Челябинск, и только из-за этого не мог использовать этот механизм. Кстати, добровольцы, сумевшие путём свидетельских показаний подтвердить участие в войне, ветеранами тоже не являлись! Они пользовались только региональными льготами», - рассказывает Наталья Кузнецова.

Юридический прецедент

Закон предполагает получение удостоверения ветерана Великой Отечественной войны при наличии архивных подтверждений либо через суд (но далеко не всегда суд принимал сторону истца). Наталья Кузнецова собрала огромную доказательную базу, а также нашла свидетельства, что никаких списков сапёров в большинстве мест просто не вели. Однако процесс получения Литвиновым статуса ветерана серьёзно осложнялся ещё тем, что сам Анатолий Иванович сильно сдал за последние годы. Сам обивать пороги ведомств не мог, а журналисту чиновники давали понять: зачем лезете в это дело, если вы ему не родственник?

В поисках юридической поддержки Наталья вышла на всероссийскую организацию «Боевое братство». Одно из направлений её деятельности – юридическая помощь участникам боевых действий. За дело Литвинова взялся юрист Анатолий Екименко. Он сумел доказать две важнейшие вещи: во-первых, работа сапёров производилась по инициативе Красной Армии, а во-вторых, раз архивных списков добровольцев нет, то и требовать их для подтверждения статуса ветерана чиновники не вправе.

Заседание состоялось 17 мая этого года. Анатолий Иванович очень волновался. Суд вынес решение: признать факт участия Анатолия Литвинова в Великой Отечественной войне. Решение вступило в законную силу 22 июня – спустя ровно 80 лет после начала Великой Отечественной войны. 17 августа в «Боевом братстве» состоялось торжественное вручение Анатолию Литвинову ветеранского удостоверения. В планах организации – дать Анатолию Ивановичу и его супруге путевку в санаторий.

«Зла на государство Анатолия Иванович никогда не держал, всегда был и остается невероятно светлым человеком – это и есть секрет его долголетия», - считает Наталья Кузнецова.

Теперь её мечта – добиться, чтобы Анатолию Ивановичу дали пригодную для проживания квартиру. В ветхой двухэтажке на улице Сулимова, где проживает Литвинов с супругой, течёт кровля. Наталья Кузнецова признаёт: в одиночку ей, журналисту на пенсии, эту проблему не решить. Но если подключатся юристы, общественники и статусные лица, то шансы улучшить жилищные условия ветерана Великой Отечественной многократно повысятся.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах