aif.ru counter
52

Дворец проклятых

Двести лет назад, после пожара 1812 года, спалившего чуть ли не всю Москвы, частные постройки из дефицитного кирпича были временно запрещены. Запрет могли обойти считаные люди. Среди них - Николай Борисович Юсупов, «главноначальствующий над Экс­педицией кремлёвских строений и над Оружейной палатой». Он ухитрился достать 50 тысяч кирпичей для ремонта фамильного дома в Большом Харитоньевском переулке.

Скелеты в... ходу

Юсуповский дворец - одно из старейших зданий Москвы. По семейной легенде, в XVI в. в этих местах чернел лес, в котором любил охотиться Иван Грозный. Однажды, переезжая речку Черногрязку, он зацепился за ветку - и с головы упала шапка. Суеверный царь счёл это знаком и решил на этом месте построить себе охотничий домик, названный Сокольничим дворцом.

Как писал в мемуарах последний из рода Феликс Юсупов (ставший знаменитым как участник убийства Распутина), возвели дворец Постник и Барма - те же зодчие, что создали храм Василия Блаженного на Красной площади. Сокольничий дворец царь якобы повелел соединить подземным ходом с Кремлём, что позволяло Грозному «из-под земли» появляться перед подданными. При его подозрительности это не было лишним. Родители Феликса, князь Феликс-старший и Зинаида Николаевна, во время ремонта дворца в 1891 г. будто бы обследовали подземный ход и нашли в нём несколько скелетов, прикованных цепями к кольцам, заделанным в стену, - почерк Грозного.

В короткое правление императора-подростка Петра II дом, отнятый у любимца Петра I барона Шафирова (Меншиков отправил его в ссылку), перешёл к Юсуповым. С тех пор до самой революции 1917 г. дворец принадлежал им.

Сегодня это один из самых молодых (ему меньше двух лет) музеев Москвы. В отреставрированном Тронном зале висят портреты обоих Петров, благодаря которым дворец и стал Юсуповским. Особенно его любил екатерининский вельможа Николай Борисович - тот, что подарил сгоревшему в пожаре 1812 г. дому вторую жизнь. Если верить легенде, этот неуёмный донжуан устроил здесь сераль для двух десятков крепостных девок - самых пригожих лицом. В Харитоньевском он держал избранных. Главный же его гарем в подмосковной усадьбе Архангельское насчитывал около трёхсот любовниц: таково число портретов девиц Юсупова - а он непременно запечатлевал на холсте каждую удостоившуюся его благоволения.

Знаток искусств (это он закупал в Европе картины для своей любовницы Екатерины II, благодаря чему и стал директором Эрмитажа), Николай Борисович дружил с французскими живописцами Грёзом и Робером. В его личном собрании насчитывалось 483 полотна лучших европейских мастеров. Построив «русский Версаль», как называли Архангельское современники, вельможа позволял себе такие, к примеру, причуды: золотым рыбкам в фонтане прокалывали жабры и подвешивали золотые серёжки, а дрессированный орёл, развлекая бессчётных гостей, через равные промежутки времени взлетал на шпиль усадебного дома.

Подолгу живя за границей, Юсупов сдавал свои владения. Так, в 1801-1803 гг. «у Харитонья в переулке» жила семья Сергея Львовича Пушкина. Его гениальный сын запомнил прогулки с няней в юсуповском саду. А во дворец «поселил» Татьяну Ларину. Бывший «квартиросъёмщик» пригласил хозяина в качестве посажёного отца на свою свадьбу с Натали Гончаровой.

Когда 80-летний Николай Борисович, не проявлявший до того признаков старения, внезапно умер от холеры, его безутешная 18-летняя любовница рвала на себе волосы.

Фото Эдуарда Кудрявицкого

Наказали за гуся

Но счастье богатейшей в России семьи Юсуповых омрачало проклятие, преследовавшее род больше двух столетий. В каждом поколении семьи умирали дети. Юсуповы заметили: умирают все, кроме единственного наследника. Причём никто из умерших не преодолевает возраста 26 лет. Эту зловещую закономерность Юсуповы осознали как наказание за грех одного из предков.

Абдул-Мурза, правнук хана Ногайской орды Юсуфа (от него и фамилия), сменил ислам на православие. Говорят, сделал он это не вполне добровольно. Принимая в своём доме царя Фёдора Иоанновича и патриарха Иоакима во время Великого поста, он угостил их под видом рыбы гусем. Патриарх нахваливал «рыбу», а Абдул-Мурза - своего повара, искусно замаскировавшего гуся под рыбу. Из-за этого кощунства гнев царя и патриарха был беспредельным. Шутник долго думал, как загладить вину. И надумал: перешёл в православие, получив при крещении имя Дмитрий. С тех пор все Юсуповы - православные и русские. Да только ногайская колдунья будто бы прокляла вероотступника (по другой версии, род Юсуповых проклял сам пророк Мухаммед, явившийся Абдулу-Дмитрию во сне).

И проклятие стало сбываться. Дошло до того, что Зинаида Ивановна Нарышкина, невестка того самого Николая Борисовича, похоронив первенца и узнав о родовом проклятии, отказалась «рожать мертвецов» - пусть, мол, Борис Николаевич «брюхатит крепостных девок». Единственный выживший сын Николай оказался последним настоящим Юсуповым: у него выжила лишь дочь Зинаида, а внук Феликс-младший получил фамилию матери только по высочайшему соизволению, дабы не пресёкся славный род.

Феликс был последним из семьи, кто побывал в московском дворце. В 1919 г., когда Юсуповы скрывались от большевиков в Крыму, он со слугой тайно приехал в столицу, посетил Харитоньевский и запрятал клад с фамильными драгоценностями. А отыскали его случайно - в нише первого этажа, где сейчас расположен музейный гардероб. Среди множества золотых вещей были скрипка работы Страдивари и украшения из собрания семьи Романовых, подаренные к свадьбе Феликса-младшего с Ириной, племянницей Николая II. После этой находки дворцовые стены буквально искрошили, но в двадцати других тайниках ничего не нашли.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах