66

Неверие в коммунизм - уже не болезнь. У душевнобольных прав больше, чем у их близких

Между тем из тайны за семью печатями эта область медицины превращается в составную часть зрелого, цивилизованного общества.

Лишнее тому подтверждение - грядущий Всемирный день психического здоровья, который пройдёт на Южном Урале в тесном сотрудничестве медиков с общественными организациями и правозащитниками.

Бывают ли в природе психически здоровые люди? Можно ли в наши дни встретить Наполеонов? Какая разница между гениальностью и сумасшествием? На эти вопросы попытался ответить нашему корреспонденту главный психиатр Челябинской области Анатолий КОСОВ.

- Хотел начать разговор сразу с осенних обострений, но когда поднимался к вам, заметил на стенах картины. Это случайно не ваших пациентов творчество?

- Да, есть там и их работы. Но по большей части это репродукции или подарки родственников больных. Творчество - это такая вещь, в которой хорошо отражается эмоциональное состояние человека. Взять, например, краски. Если они яркие и сочные, это говорит о жизнерадостности, позитивном взгляде на мир, а тёмные могут свидетельствовать о депрессивных состояниях. Хороший пример - литовский художник Микалоюс Чюрлёнис. В его творчестве преобладают именно депрессивные тона.

Есть даже такой тест - методика Люшера, когда человеку предлагается выбрать несколько карточек разных цветов, какие ему больше всего нравятся. Если он выбирает не голубой или зелёный, а тёмно-синий, коричневый, чёрный, то это повод для беспокойства.

Кстати, не только по живописи можно сделать такие выводы. Журналистская статья тоже может рассказать, в каком настроении она написана.

- Среди ваших репродукций я заметил Сальвадора Дали. Как вы думаете, он действительно был сумасшедшим или просто прикидывался?

- Нет, ну зачем сразу сумасшедший… Его картины такие, каким он видел окружающий мир, в соответствии со своим психологическим складом, вот и всё. А в остальном он не сильно отличался от других людей. То есть отличался, конечно, но как можно сказать, что нормально, а что нет? Если кто-то один нормальный, то все остальные сумасшедшие? Есть одна книга, называется «Гениальность и сумасшествие», где написано, что между двумя этими вещами вообще невозможно провести чёткую границу. Здесь многое зависит и от индивидуального восприятия. Один посмотрит - скажет: «Что за бред!» А другой увидит бездны смысла.

- Как же тогда можно поставить психиатрический диагноз, если между нормой и сумасшествием нет чёткой границы?

- Существует такое понятие, как доказательная медицина. По пути к ней сейчас и идёт современная психиатрия. В частности, это означает, что постановка диагноза и необходимость госпитализации должны быть абсолютно чётко обоснованы и доказаны. Говоря языком профессионалов, мы стараемся объективизировать симптоматику. Есть такие понятия, как галлюцинации, бред и т. д. Существуют синдромы, то есть совокупности симптомов, которые позволяют говорить о той или иной душевной болезни.

В разные времена были разные представления о психической норме, связанные с социальным контекстом, например политической ситуацией. Никита Хрущёв когда-то произнёс такую фразу: «Не верить в коммунизм может только сумасшедший», - что дало основания считать неверие в коммунизм признаком психического расстройства. Сейчас мы от подобных взаимосвязей ушли.

- Вы говорили о галлюцинациях, но ведь многие великие люди ими страдали. Магомет, Мартин Лютер, Гоголь... То есть они были сумасшедшими?

- При большом желании диагноз можно поставить практически любому человеку. Но, к счастью, в нашей стране есть закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», который защищает душевнобольных, порой даже ущемляя в правах тех, кому приходится жить рядом с ними. Он достаточно чётко регламентирует те случаи, когда человек подлежит постановке на учёт или госпитализации. Допустим, кого-то посещают видения, но их носитель не представляет опасности для окружающих, достаточно социализирован, пишет картины или сочиняет музыку, считая, что сможет стать великим художником. Зачем ему мешать? Другое дело, когда голоса приказывают ему убить соседа или взорвать дом. В этом случае ему необходимо серьёзное лечение.

Закон, который я упомянул, говорит, что поставить гражданина на психиатрический учёт или положить в стационар можно либо с его собственного согласия, либо по решению суда. В последнем случае мы говорим о так называемых медицинских мерах принудительного характера. Есть только одно исключение из этого правила - недобровольная госпитализация. Допустим, привезли кого-то на «скорой помощи» в явно невменяемом состоянии. Врачи считают, что его нужно положить, но сам он с этим не согласен. В таком случае мы имеем право оставить его в больнице на двое суток, в течение которых суд должен принять решение, нуждается ли человек в госпитализации или нет.

- К вопросу, который я хотел задать с самого начала. Осенние обострения и вправду существуют или это фольклор такой?

- Они есть, и осенние, и весенние. Где-то в марте-апреле и октябре-ноябре число поступающих в стационар действительно заметно вырастает. Не то чтобы валом валят, процентов на 5-10 больше обычного.

- Какие болезни обычно обостряются?

- В основном это шизофрения, органические поражения мозга и различные депрессивные состояния.

- Мне приходилось слышать два взаимоисключающих мнения. Одно - что частота психических заболеваний со временем не меняется. А другое - с каждым годом их становится всё больше, так что скоро они выйдут на первое место, опередив сердечно-сосудистые.

- В целом количество расстройств со временем меняется. Однако шизофрения на протяжении многих лет идёт примерно на одном уровне с незначительными колебаниями, поскольку она социально не обусловлена. А вот расстройства непсихотического уровня, неврозы и депрессии, склонны к изменениям в зависимости от настроений в обществе. Далеко ходить не надо: экономический кризис, с завода уволили 500 человек. Большинство справилось, но два-три человека, имеющие склонность к депрессии, не смогли. В жизни много таких ситуаций. Для ребёнка стрессовая ситуация - поступление в школу. У 90% серьёзных проблем не возникает, а у 10% с нарушением адаптации - ещё какие.

Если ими не заниматься с раннего возраста, в последующем дело может усугубиться.

А по поводу первого места, то ведь до психиатра доходят далеко не все, кто нуждается в его помощи. Если у вас заболит сердце, то вы точно вызовете врача, а с душевными проблемами не принято к нему обращаться. Так что психических расстройств и сейчас достаточно много, намного больше, чем те, с которыми мы работаем. Такое отношение к психиатрии в нас заложено на генетическом уровне. Это произошло, когда эта отрасль медицины использовалась как инструмент борьбы с инакомыслием. Но сейчас мы стараемся изменить отношение к ней, пытаемся быть более открытыми для общества.

- В массовом сознании закрепился образ душевнобольного, который воображает себя Наполеоном. Такие встречаются в действительности?

- За многие годы практики я таких случаев не помню. Это больше из анекдотов. Парафренный синдром, или бред величия, чаще всего проявляется в том, что человек заявляет, будто обладает каким-то знанием по глобальному переустройству мира, выдаёт себя за изобретателя вечного двигателя или источника неисчерпаемой энергии, хотя у такого «физика-ядерщика» может быть всего три класса образования. В далёком прошлом он мог выдать себя за великого чародея. Фабула бреда меняется в зависимости от исторического момента.

- Путиными себя не называют?

- Нет, но некоторые уверены, что должны донести до него очень важную информацию.

Это интересно

Авторитетный псих

Истории известно очень мало случаев, когда творческий человек, попав в психиатрическую лечебницу, продолжал бы плодотворно работать, создавая произведения искусства. Печальная судьба выдающегося русского художника Павла Федотова - яркий тому пример.

А вот жизнь его коллеги и почти современника из Англии Ричарда Дадда - исключение из правила. Первые симптомы шизофрении стали наблюдаться у него еще в 25 лет. Путешествуя по Египту в составе экспедиции, он пережил бред величия - вообразил себя воплощением бога Осириса.

Через год уже официально был признан душевнобольным и оставлен на попечение родителей, но спустя недолгое время в припадке болезни, усмотрев в нём воплощение дьявола, зарезал собственного отца, а потом попытался сбежать в Париж, по дороге едва не прикончив случайного встречного. Схваченный, он сознался в отцеубийстве и был помещен в Бетлемскую королевскую больницу (она же Бедлам) где провёл большую часть своей жизни.

Именно в Бедламе Дадд создал свои наиболее известные работы «Привал художника в пустыне», «Оберон и Титания» и «Мастерский замах сказочного дровосека». Последняя картина - наиболее знаменитая его работа. Она оказала заметное культурное влияние, но уже в последующих, XX и XXI, веках.

По её мотивам композитор Оливер Кнуссен в 1988 году написал фантазию «Расцветай фейерверком», к ней же обратился Терри Пратчетт в романе 2003 года «Крохотные свободные человечки». А много раньше, в 1974 году, полотно вдохновило рок-группу Queen на одну из лучших песен. Она называется так же, как и картина.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах