Примерное время чтения: 6 минут
32206

Чёрная полоса не проходит. Как люди теряют жильё из-за долгов по кредитам

Беря кредит, далеко не все заёмщики наперёд просчитывают свои возможности.
Беря кредит, далеко не все заёмщики наперёд просчитывают свои возможности. pixabay.com

Закредитованность – огромная проблема для жителей Челябинской области и других регионов. С каждым годом она становится все острее. По данным национального бюро кредитных историй, из общего числа выданных в Челябинской области потребительских кредитов 17,5% - кредиты, по которым люди не платят, то есть практически каждый шестой. А сумма задолженности по ипотечному кредитованию по данным Банка России составила на Южном Урале 186 миллиардов рублей. Как так получается, что люди сами себе копают долговую яму? Рассказываем на нескольких живых примерах.

Один большой или много маленьких?

Первый кредит челябинка Елена взяла после смерти матери. Все сбережения ушли на похороны, назанимала у друзей. Через два месяца после похорон дочь пошла в первый класс, ей было шесть лет и семь месяцев. Друзья убеждали Елену: «Подержи девочку еще год в садике. Школа в полдень закончится, ты на работе – кто будет с ней сидеть?» Но женщина твердо решила: психологически дочь готова к школе, значит, надо идти. Вечера девочка проводила в продленке, это удовольствие стоило маме 10 тысяч рублей в месяц.

Неожиданно Елену понизили в должности, и зарплата упала с 45 до 25 тысяч. Денег катастрофически не хватало, долг за коммунальные платежи достиг 100 тысяч. И тогда женщина обратилась в один из крупных банков.

«Это не ломбард, не микрофинансовая организация, а государственный банк, на карточку которого нам начисляют зарплату. Поэтому я была спокойна», - объясняет свои действия Елена.

За одним кредитом последовал другой, тоже в государственном банке, а там и третий. Ежемесячный платеж нашей героини вырос с 15 до 35 тысяч рублей в месяц. Все свободное время она подрабатывает: моет полы, разносит еду и даже поет в подземном переходе. На банкротство подавать не хочет: пока просрочек за платежи у нее нет. Между тем, коммунальный долг вновь вырос и составил 80 тысяч, практически приблизившись к первоначальному значению. Получается, что кредит не решил проблему, а лишь добавил массу новых неприятностей.

«Елене показано банкротство, - убежден юрист Тимофей Дрогушев. – Маркер очень простой: их семье буквально не на что купить продукты. Ее подвела финансовая безграмотность: взяла несколько маленьких кредитов в семи банках. В итоге ее ежемесячный платеж вдвое выше, чем если бы был один большой кредит в одном банке. С одним банком можно договориться: уйти на кредитные каникулы, пойти на реструктуризацию (погашение по более лояльному к заемщику графику) и т.д. В случае с несколькими банками сделать это невозможно.  Проблема в том, что подача на банкротство – поступок, на который надо решиться. А Елена пока не может психологически преодолеть себя».

Непосильная ипотека

У челябинки Светланы отправной точкой проблем с ипотекой стал развод. Три года она исправно платила взнос 25 тысяч рублей на пару с мужем, теперь ей нужно было это делать одной. Женщина работает продавцом. Зарплаты в этой отрасли заметно упали во время пандемии. Платить стали меньше, а цены росли все выше.

«После развода я будто в ступор впала, - признается Светлана. - Пару месяцев не платила, а потом, когда увидела график платежей, поняла, что просто не потяну. Но меня никто не выселял, все шло своим чередом. А через полтора года я узнала, что квартира продана за бесценок. Вселились покупатели, двое парней лет 25. Двое суток мы с сыном сидели в комнате, а они – на кухне. На третьи сутки мы сдались, собрали вещи и  переехали к моей маме».

В итоге челябинка выплатила по кредиту 700 тысяч, лишилась квартиры и еще осталась должна 500 тысяч рублей! За эту сумму ей предстоит бороться в рамках процедуры банкротства.

«Случаев, когда после продажи ипотечной квартиры остается долг, немало, - комментирует юрист Тимофей Дрогушев. - Из-за просроченных платежей копится очень большой долг, списать который практически невозможно, в этом не поможет даже закон «О несостоятельности (банкротстве)», смягченный по указанию президента. Выход из ситуации у Светланы был: как только осознала свою неплатежеспособность, надо было идти договариваться с банком. Могла и продать ипотечную квартиру – такие алгоритмы есть. Проблема оказалась не столько в неплатежеспособности, сколько в психологии: женщина ничего не предпринимала, надеясь на какое-то чудо».

Кредит – не способ заработка

Цифры говорят сами за себя. По данным Центробанка, жители Челябинской области в первом квартале 2021 года оформили ипотечные жилищные кредиты (ИЖК) на 22 миллиарда рублей. Это в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. А общий объем задолженности жителей Челябинской области по ИЖК вырос на 20% и составил 186 миллиардов рублей. Для сравнения, ровно столько же составляет доходная часть бюджета Челябинской области. И это только ипотечные кредиты.

«Проблема закредитованности населения лежит не столько в экономической, сколько в психологической плоскости, - комментирует заведующий лабораторией РАНХиГС, кандидат экономических наук Сергей Гордеев. - Люди берут кредит, думая: «Сейчас у меня черная полоса. Но она пройдет, зарплата вырастет, и я постепенно расплачусь». А черная полоса не проходит, дальше становится только хуже. Мы уже и забыли, что кредит – это вообще-то инструмент перераспределения средств. На данный момент мне нужно больше, чем я зарабатываю, но уже в следующем месяце мои потребности будут меньше моей зарплаты, и я постепенно погашу кредит. А у нас потребности всегда выше зарплаты, и кредит из денежного аккумулятора превратился в средство заработка. Поначалу кредитование стимулировало экономику, повышая потребительский спрос. Но сейчас все это вылилось в кризис банковской системы».

По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), индекс кредитного здоровья населения УрФО в апреле 2021 года увеличился по сравнению с апрелем 2020 года на две условных единицы и имеет тенденцию к медленному росту, начиная с октября 2019 года. Но произошло это отнюдь не за счет роста платежеспособности населения.

«Рост Индекса кредитного здоровья был обусловлен, прежде всего, реструктуризацией банками «проблемных» долгов, - объясняет генеральный директор НБКИ Александр Викулин. - Если бы она не была проведена, вряд ли данный показатель смог бы укрепиться так серьезно. При этом в прошедшем году банки продолжали реализовывать достаточно консервативную политику, выдавая кредиты, в основном, тем гражданам, чьи показатели долговой нагрузки и Персонального кредитного рейтинга (ПКР) находятся на приемлемом уровне».

Но в том-то и проблема, что ПКР таких людей, как герои нашей публикации, на момент взятия кредита был высок. Белая зарплата, стабильный доход, хорошая кредитная история. Но любое потрясение (потеря близких, рост цен, неудачи на работе) вмиг делают их неплатежеспособными.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах